Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

В поисках нейтралитета Грузия может оказаться перед опасностью потери независимости

05/02/2010
ИА "Пирвели"
Леван Читанава




Тема нейтралитета страны в последнее время вновь стала актуальной в Грузии. Этот вопрос активно обсуждают не только известные пророссийской ориентацией политики, что нисколько не удивляет, но и ряд тех политических фигур, которые досель пророчили безальтернативность членства НАТО. В частности, мало кого удивит позиция лидера партии "Нейтральная Грузия" Валерия Кварацхелия, который в день основания партии заявил, что является сторонником нейтралитета и категорическим противником вступления Грузии в какой- либо военный блок.

"Если заявить, что мы становимся нейтральной страной, разумеется, Россия станет лояльной по отношению к нам, а если начнем учитывать интересы России, то и она начнет учитывать наши интересы. Политика не искусство конфронтации, политика- искусство гармонизации интересов, и если мы не учтем интересов России, и коснемся ее национальной безопасности, то это будет такой безрассудной политикой, какую редко можно встретить, где ни будь, в масштабе планеты"- заявляет Кварацхелия.

Активно стал на путь "гармонизации интересов " бывший премьер-министр Зураб Ногаидели, который встретился с российским премьером Владимиром Путиным, однако свою позицию по теме собственно нейтралитета он пока открыто не зафиксировал. Лидер политического объединения "Грузинская политика" Гоча Пипия давно требует нейтралитета Грузии, и предлагает политическим партиям сотрудничество. "Уже много лет Грузия не участвует в глобальных процессах, как независимая страна. Она, во время принятия решения зависит от других больших стран, соответственно, единственным выходом для Грузии является статус нейтральной страны. Гарантией нейтралитета Грузии должны стать международные организации мира, разные страны, и в том числе Америка и Россия"- поясняет Пипия.

Давно говорит о необходимости нейтралитета и лидер партии "Имеди" ("Надежда") Ирина Саришвили, которая приветствует тот факт, что " вопрос НАТО среди грузинских политиков теряет актуальность, и истерия, будто США вместо нас будет воевать, улеглась". "Очень приятно, что в Грузии все больше политиков начинают думать о нейтралитете. Полагаю, что большая часть политического спектра понемногу сойдутся как раз на позиции нейтралитета. Просто жаль, что у них не было этой позиции с начала, и мы, в этом смысле, оказались совершенно одни"- заявила Саришвили.

Интереснее было услышать аналогичную позицию от председателя "Партии народа" Кобы Давиташвили: выясняется, что человеку, который по сегодняшний день не видел альтернативы пути к НАТО, по крайней мере, он сам так заявлял, так же близко "искусство гармонизации интересов". "Грузия не венчалась с НАТО. Если у России будет рациональная политика, и она сформулирует свои требования, мы выслушаем ее условия. К примеру, можно сказать, что мы не венчались с НАТО, и даже к нейтралитету готовы, если восстановится территориальная целостность Грузии"- заявил Давиташвили.

О том, почему приобретает актуальность тема нейтралитета, кем и с какой целью происходит ее педалирование, и насколько для Грузии эта идея осуществима, "Пирвели" беседовала с грузинскими экспертами.

Эксперт по вопросам безопасности Ираклий Сесиашвили считает тему "нейтралитета" одной из сложнейших вопросов, и заявляет, что " в поиске пути нейтралитета наше государство может оказаться перед опасностью потери независимости". "Тема нейтралитета является одним из сложнейших вопросов, особенно - в отношении кавказского региона, где пересекаются интересы сильнейших игроков мира. Вопрос нейтралитета Грузии можно решить только комплексно, в разрезе региональной безопасности, и в этой ситуации надо учитывать как вопрос взаимоотношения с конфликтными регионами Грузии, в частности, вопрос их статуса, так и взаимоотношения существующих в регионе стран. Полагаю, достичь такого соглашения с учетом интересов существующих в регионе стран, а также сильных игроков - России, США, Евросоюза и иных, фактически невозможно, поскольку это напрямую связано с другими темами, и в том числе- с энергетической безопасностью"- поясняет Сесиашвили. По его мнению, "как бы привлекательно не звучала тема нейтралитета для нашего населения, в практике эта идея утопическая, не говоря об отрицательных ее сторонах". А под последним эксперт первым делом подразумевает геополитический фактор, полный опасностями регион, экономическую зависимость от других стран, социальные, этнические, культурные опасности. " С учетом всего этого, в поисках пути нейтралитета наше государство может оказаться перед опасностью потери независимости"- полагает Сесиашвили.

Утопической называет эту идею и политолог Сосо Цинцадзе, который называет занимающихся обсуждением темы нейтралитета Грузии "правоверными дилетантами". "Исходя из географического месторасположения Грузии, нашей стране никогда, к сожалению, не быть нейтральной. Тема нейтралитета приемлема и привлекательна для любой слабой страны, и в том числе, для Грузии. Однако, Грузия интересна миру геополитически, и, к сожалению, этот фактор исключает нейтралитет страны. Те, кто сегодня говорят о нейтралитете Грузии, ничего во внешней политике не смыслят. Учитывая объективные причины – интересы России и Запада, говорить о нейтралитете просто излишне. История Грузии помнит много персон, которые на самом деле желали стране лучшего, однако результат оказывался губительным,"- заявил Цинцадзе, который уверен, что Россия не откажется от агрессивной политики в отношении Грузии и в случае поворота с пути к НАТО. "Грузии всегда будет нужна международная поддержка, пусть даже на уровне декларации. Сказки, думать о том, что Грузия откажется от НАТО, и Россия вернет территории. Объединение страны без международных усилий просто невозможно",- добавил Сосо Цинцадзе.

Эксперт по вопросам Кавказа, бывший дипломат Георгий Мамулия активизацию темы нейтралитета напрямую связывает с тем курсом, которую в настоящее время проводит в отношении Грузии власть Путина- Медведева. "Цель педалирования этой темы, дезориентация нашего населения. Главное то, что сам Кремль никогда не рассматривал нейтралитет Грузии, в прямом значении этого слова, как приемлемый для него Modus Vivendi в отношениях с Тбилиси. Нейтралитет подразумевает невхождение страны ни в один военный блок, что, вместе с тем, исключает пребывание на ее территории военных формирований и инфраструктуры других государств и военных блоков. А это, со своей стороны, абсолютно неприемлемо для Кремля, главной целью которого является заново разместить свои военные базы именно на территории Грузии. Наилучший пример реальных целей Кремля, сложившееся в Молдове положение. В одном из моих прежних интервью я указал, что в отличие от Грузии, президент Воронин публично отказался от интеграции в НАТО. Несмотря на это, Кремль не только всячески содействовал дестабилизации ситуации в этой стране, но и пользуясь слабостью Кишинева, не вывел свои войска из Приднестровья, хоть и этого напрямую от него требовал подписанный им же международный договор, в частности, подписанное в 1999 году на саммите ОБСЕ в Стамбуле соглашение.

Хорошо, что в отличие от Молдовы, власти Грузии заняли принципиальную позицию в отношении российских баз на территории Грузии. В противном случае мы и сейчас бы имели российские базы в Батуми, Ахалкалаки и Вазиани. И вообще, уже с июля 2007 года, когда Путин наложил официальный мораторий на участие России в договоре об обычных вооруженных силах в Европе, стало ясно, что главной причиной того было желание Кремля, любым способом восстановить свою военно-политическую контроль над странами СНГ. Дело в том, что Путин так же относится к подписанным им же договорам, как в свое время Гитлер, который заявил, что договора надо соблюдать до того, пока это выгодно тебе. Силой документа фланговых ограничений, подписанного в 1996 году в Вене договора об обычных вооруженных силах в Европе, у Кремля было право иметь в Ленинградском и Северокавказском военном округе не более 700 танков, 580 бронемашин и 1280 артиллерийской системы. Сразу по приходу к власти Путин решил задушить в крови независимость Чечни. Вот поэтому в 1999 году во время стамбульского саммита ОБСЕ, Кремль был вынужден, согласиться на вывод российских войск из Грузии и Молдовы, чтобы за их счет иметь право наращивать военные силы на Северном Кавказе для начала широкомасштабной войны против Чечни. Однако, Россия всячески оттягивала вывод войск из Грузии, но из-за настоятельных требований правительства Грузии ей, в конечном итоге, все же пришлось это сделать.

К 2007 году ситуация изменилась, резко подскочили цены на нефть, что в определенной мере сделало Европу зависимой от России. К тому же, Путин пребывал в иллюзии, что к тому времени сопротивление северокавказских партизан было сломлено. По этим причинам Путин посчитал, что по сложившимся обстоятельствам настало подходящее время для восстановления гегемонии Кремля на постсоветском пространстве. Поэтому и наложил Путин мораторий в июле 2007 года на участие России в договоре об обычных вооруженных силах в Европе ( и, соответственно, в соглашении фланговых ограничений того же договора), чем односторонне "высвободил руки" для будущей экспансии на Южный Кавказ. А это, по кремлевскому плану, первым делом, подразумевало восстановление российских военных баз и иной инфраструктуры на территории Грузии. По моим сведениям, Путин это прямо сказал Саакашвили. К этому добавилось признание Косово, происшедшее в то время, и бухарестский саммит НАТО, где из-за беспринципной позиции Германии и Франции Грузии отказали в ПДЧ. Именно в этом международном контексте следует рассматривать августовскую войну 2008 года, в которой главной целью Кремля было свержение правительства Саакашвили, и возвращение российских военных баз на всей территории Грузии. Когда весь этот сценарий Кремля был сорван, Путин успокоил себя тем, что признанием Абхазии и т.н. Южной Осетии произвел "легализацию" военной оккупации этих регионов, и размещения там российских военных баз. Как видите, в подобном международном контексте была крайне ограничена возможность какого ни будь маневрирования со стороны грузинских властей. Перед властью стояли несколько альтернативы: либо согласится на оккупацию страны в виде возвращения российских военных баз на всей территории, либо оказание сопротивления, и таким способом спасение от российской оккупации хотя бы основной территории страны. Исходя из вышесказанного, подкинутая Кремлем грузинским политическим кругам тема нейтралитета ничто иное, как идеологическая подготовка первого этапа возвращения Грузии под военно-политический контроль России. Сначала под покровом нейтралитета должна произойти международная изоляция страны, а затем-непосредственное возвращение российских баз и иной военной инфраструктуры на всей территории Грузии. К тому же, легче произвести прямую интервенцию против страны, которая де-факто уже рассматривается международным сообществом, как находящаяся под влиянием России. Таким образом, для оправдания таких действий России, у существующего в Европе пророссийского лобби появятся "соответственные аргументы". Не стоит забывать, что во время августовской войны дипломатическая поддержка международного сообщества была обусловлена именно нашим стойким прозападным курсом",- пояснил в беседе с "Пирвели" Мамулия.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна