Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Лоскутное одеяло советской империи

21/05/2014
Олег Панфилов


Спустя несколько месяцев с начала украинского кризиса более-менее отчетливо проступают детали, позволяющие реконструировать планы Путина по восстановлению постсоветской империи. Такие шаги предпринимались им и раньше. Достаточно вспомнить первое же заявление тогда еще премьер-министра Путина в ночь на 1 января 2000 года. Ставший несколько минут тому назад и.о.президента РФ Путин сразу заявил, что его приоритет – восстановление отношений со странами СНГ.


  • hyundai accent 3 крыло

К тому времени видимых причин для беспокойства по поводу сохранения СНГ не было. Фраза насторожила – она предполагала какие-то изменения этой мертворожденной организации. Сразу же после распада СССР, СНГ создавалась как структура, позволяющая сохранять какие-то связи, поскольку между новыми независимыми государствами существовали экономические, энергетические и даже родственные отношения. Хотя часто центр империи – Кремль вел себя как прежний хозяин - создавал, участвал и регулировал военные конфликты – в Грузии, Азербайджане, Молдове, Таджикистане, Чечне.

Появилось предчувствие, что Путин хочет большего, и оно не обмануло. В конце 1999 года с началом второй войны в Чечне, публичные оценки Путина происходящего в СНГ становились все жестче. Он вспомнил о нескольких неработающих проектах и стал активно поддерживать создание Таможенного союза, собирая под него остатки былой империи. Откликнулась лишь часть стран – Беларусь, Казахстан, Армения, Таджикистан и Кыргызстан.

Первой попыткой Путина было создание постсоветского НАТО. В 2002 году состоялось подписание Договора о создании ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности). К прежнему составу присоединился Узбекистан, который два года назад приостановил членство в этой структуре. ОДКБ провела несколько учений в Центральной Азии, в которых основной военной силой была техника и личный состав российской армии. Структура ОДКБ хотя и существует, но реально не работает.

Начало военных авантюр

После второй чеченской войны Путин вдохновился. Во-первых, он показал, что российская армия может наносить ковровые бомбардировки и утюжить танками небольшие территории. Во-вторых, в Чечне был сформирован новый «боевой дух» российских военных, способных исполнять приказы – захватывать и уничтожать, выполнять диверсионные задания. У Путина захватывало дух от перспектив восстановления империи, но уже не с помощью договоров, а просто силой. В российском дипломатическом лексиконе появился термин «принуждение».

Теперь Путин не скрывает, что он не допустит, чтобы некоторые страны, несмотря на свою независимость, оказались в стане «врагов» - НАТО и ЕС. Это был явный признак стремления восстановить если не территорию прямого подчинения, то хотя бы косвенного – с послушными президентами и правительствами. К тому времени таких стран было несколько – Грузия, Украина и Азербайджан. Почему-то Молдову никто всерьез не воспринимали, что позволило ей быстрее интегрироваться в Европу.

С некоторыми центральноазиатскими странами у Путина не складывалось отношения. Ташкент всегда хотел быть лидером региона и ни прямого, ни косвенного подчинения Москве не желал. Туркменистан хотел быть самим собой, провозгласив нейтралитет еще в 1995 году. Лоскутное советское одеяло сохранялось ровно наполовину.

Война в Грузии в 2008 году была неожиданностью для многих, хотя причины понятны – Грузия не скрывала стремления интегрироваться в Европу и НАТО. За несколько лет Грузия провела успешные и завидные для других постсоветских стран реформы, стала независима от российского газа и электроэнергии. Она все больше отдалялась от имперского центра, болезненно реагируя на демарши Кремля – эмбарго на грузинскую продукцию и депортацию в 2006 году этнических грузин из России. Для Путина накопилось достаточно причин, чтобы возненавидеть и Саакашвили, и поддерживающее его грузинское общество.

Блицкриг Путина в Грузии должен был напугать постсоветские страны, как вторая война в Чечне - народы Северного Кавказа и других российских регионов. Убивалось сразу несколько зайцев – во-первых, восстанавливался контроль за строптивой страной, во-вторых, под влияние подпадали совместные с Азербайджаном энергетические проекты, в-третьих, НАТО и ЕС должны были получить урок за свои попытки проникнуть, как думает Путин, на территорию геополитических интересов Кремля.

Война не удалась. Сопротивлялось и население Грузии, и западные партнеры, которые наконец поняли игру Путина, не поверив, что на Россию напала страна в 144 раза меньше. Российская пропаганда еще долго объясняла своему населению про «убитых 3 тысячи мирных граждан», придумывали истории о коварстве Запада, но Грузия выстояла. Настала очередь Украины в которой росло недовольство политикой Януковича.

«Украинские капканы»

Как и для Грузии украинский сценарий захвата состоял их двух направлений: военный – удар с двух фронтов и политический – формирование внутри страны сил коллаборационизма. Но если Грузия представляется этнически однородным государством с небольшим числом меньшинств, то украинский сценарий подразумевал использование давней путинской наработки - «русский вопрос». Российские политтехнологи все последние годы писали о недовольстве русскоязычных на востоке и юге Украины, об их стремлении примкнуть к России. А если верить Дугину, Затулину и Проханову, то половина Украины уже давно должна была уйти под длань Путина.

На деле оказалось, что политтехнологи, во-первых, преувеличили масштаб стремления украинских русскоязычных вместе с территориями уйти в Россию. Во-вторых, не учли фактор, во многом спасший Грузию – в таких критических ситуациях население сплачивается и начинает поддерживать действующую власть. Путин ненароком разбудил в украинцах чувство патриотизма.

Российские политтехнологи с имперскими взглядами часто выдают желаемое за действительное, продолжая традиции советских аналитиков, которые редко когда прогнозировали реальный результат планируемых СССР военных операций. Как, например, это случилось в Афганистане. Или в Чечне, где как и предполагалось, ведущую роль в противостоянии к российской армией будут играть не просто чеченцы, мечтавшие о независимости, а радикалы , более жесткие и бескомпромиссные.

Близкие к Кремлю политтехнологи задолго до нынешних событий публиковали карты и свои аналитические статьи, убеждая в неизбежности влияния России на большую часть территории Украины. Более радикальные аналитики писали о «возрождении русского мира» - это вовсе смешные исследования, больше похожие на фантазии определенного медицинского свойства. Они поддакивали Путину, ублажали его амбиции и в итоге блицкриг по захвату Украины был задуман как единственно верный. Янукович, скорее всего, должен был стать исполнителем этого плана, началом которого послужит отказ от подписания документов об Ассоциации с ЕС в Вильнюсе.

Кремль не ожидал реакции украинцев. В Москве потребовали разогнать Майдан, полагая, что украинцы как россияне, разбегутся и попрячутся по домам. Но все произошло с точностью до наоборот - Киев начал долгое противостояние. Кремль вынужден был судорожно искать выход из ситуации. Из безобидной и бескровной затеи с помощью Януковича подчинить Украину ничего не вышло и тогда началась операция по захвату Крыма.

Полагаю, что украинская история планировалась как классическая военная операция с двумя фронтами. Украинская армия должна была вступить в бой, стянув все свои силы в Крым, а в это время, разгоряченные после военных учений российские войска вступают в восточные области. И далее при поддержке населения победным маршем занимают весь восток и юг Украины. Затем - смычка с Приднестровьем, а через Днестр уже Молдова. Западная Украина могла оказаться в кольце которое с севера замыкает Беларусь с послушным Лукашенко.

Трудно сказать, была ли это тактическая уловка, но Крым оставили без ожидаемого Кремлем сопротивления. Украинские войска, вместо того чтобы вступить в бой, заняли оборону на востоке и юге. А полуостров Крым, изолированный от материка, остался без воды,электричества и газа. Последним аккордом стало спешное проведение референдума, непризнанного никем кроме России. И, наконец, Путин, не задумываясь о последствиях, подписывает указ об аннексии Крыма.

С этого момента для Путина начался кошмар. Из-за оккупации Крыма от него отвернулся весь мир. Запад начал давить санкциями. А сзади на Путина напирали соратники – политтехнологи, военные, спецслужбы, они торопили продолжить аннексию Восточной и Южной Украины. Чтобы не быть обвиненными в прямой военной агрессии, в России срочно собирают «спецов», отставников, прошедших войны в Чечне, Сербии, Грузии. К ним присоединяются местные романтики, благо, что в Донбассе много безработных мужчин. Под лозунгами «русского мира» начинается диверсионная операция.

Вначале, для Кремля все было замечательно, а для Киева внезапно и неожиданно. Но затем украинская армия начала блокировать границу и поток «серых гусей» стал иссякать, как и другая помощь, в том числе финансовая. Запад выработал свою тактику и с помощью санкций, больно бьющих по ближайшему окружению Путина и финансовой системе России, снизил опасность расползания конфликта на другие области. Зоной противостояния остаются только Донецкая и Луганская области.

Сейчас понятно, что ближайшая цель Путина – сорвать президентские выборы, хотя бы в этих двух областях. Но и здесь у него вышла промашка – международные организации заявили, что признают выборы, даже если они пройдут без захваченных сепаратистами областей. Шахматист Гарри Каспаров назвал положение Путина «цугцвангом» - ситуацией, при которой любой ход будет поражением.

Поезд ушел...

Путин опоздал лет на десять. В 2000 году желающих жить в восстановленном СССР, ностальгирущих по советской империи было больше. Но Путин был человеком совершенно несведущим ни в политике, ни в экономики. Судьба случайно забросила его в Кремль. Путинская шутка на юбилее ФСБ-КГБ-ЧК о том, что он успешно внедрился во власть, была приятна сидевшим в зале чекистам, но большего сделать он не мог.

Каждый правитель о чем-то мечтает. Одни – о геополитическом признании, другие - о развитии промышленности и высоких технологиях, о благополучии населения мечтают все. И только диктаторы мечтают об империях, о возможности запечатлеться в истории значимой фигурой. Еще пару веков назад таких правителей изображали всадниками с саблей, обращенной вперед – в сторону врага. Представить Путина полководцем невозможно, но ему очень хочется им быть.

Он очень удачно вписался в коллективный портрет постсоветского деятеля, который другой страны не знает, кроме СССР. На бывшей работе в КГБ его научили не любить Запад. Восток, из-за бывшей работы и ментальных трудностей, он презирает. Единственной возможностью стать неповторимым и, как ему кажется, любимым всеми, это - национализм, помешанный на исключительности русских, их незаменимости и миссионерстве. Сам ли он до этого дошел или ему подсказали, не важно, сейчас он – главный русский.

Вокруг него, если не напрямую, то через различные военные, военно-патриотические, философско-националистические и прочие структуры, сплотились откровенные фашисты из РНЕ, леваки из «Другой России» и национал-большевистской партии Лимонова, правые радикалы, скинхеды, православные активисты и публицисты, проповедующие исключительность русских. Трудно представить весь этот фееричный сброд в одном месте, но этим местом оказался восток Украины. Большая часть из этих людей позиционировала себя как оппозиционеров Путину и его власти: лимоновцы каждый месяц проводят акции «31», правые радикалы ежегодно устраивают «Русские марши», дискредитируя Россию. Но вдруг они всем вместе оказались объединенные одной и той же с Путиным идеей.

К этой разношерстной компании присоединились блогеры, публицисты. Журналисты по большей части выполняют роль наводчиков и откровенно сочувствуют сепаратистам, а часто и помогают. И, наконец, боевой частью сепаратистов стал криминал местный и засланный. По взглядам и идеологическим предпочтениям вся эта свора напоминает пиратский корабль, где капитан Сильвер – Путин, на плече которого пристроился говорящий попугай по кличке Дмитрий Киселев. Странно, но Путин почему-то не просчитал, насколько вся эта история подорвет его репутацию и так не безупречную.

Туманное будущее

Вряд ли найдется человек, который сможет сделать прогноз о будущем Путина. Возможны разные варианты, как поведет себя президент России после провала украинского блицкрига. Он может еще какое-то время поддерживать сепаратистов, только для того, чтобы задержать процесс сближения Украины с Европой. Но это бесперспективный вариант. Другой путь – полный отказ от амбиций покорить Украину, но в этом случае Путин потеряет доверие своего ближайшего окружения, а поддерживающие его сейчас политические организации могут начать борьбу, но уже против него самого. К ним могут присоединиться военные, жаждущие реванша за гибель СССР.

Даже если Путину повезет удержаться и он продолжить уже без Украины воссоздавать какое-то пространство, то без вопросов немногочисленных коллег уже не обойтись. Что может Путин предложить в рамках вновь создаваемого Евразийского экономического союза после того, как российская экономика сильно потрепана после западных санкций? И насколько высок уровень доверия к Кремлю оставшихся двух партнеров – Беларуси Казахстана?

Практически все межгосударственные структуры, созданные после распада СССР – СНГ, ШОС, ОДКБ и ТС – полуживые организации. Сможет ли создание еще одной оживить постсоветскую интеграцию, навязываемую Кремлем? Уже сейчас существует большое количество противоречий: Казахстан не желает политизации союза, надеясь только на экономические отношения; Беларусь не хочет унифицировать единую валюту и вообще против попытки создания нового СССР. Россия напротив предлагает создание евразийского парламента. В изложении Путина эта идея вообще выглядит зловеще: «Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира».

Наднациональное объединение подразумевает центр. А кто хочет стать центром? Правильно – Путин. Конечно, можно много иронизировать по поводу «полюса современного мира». Но именно к этому стремился Путин еще в конце прошлого года, когда уговорил Януковича не подписывать документы об ассоциации с ЕС в Вильнюсе. Заполучив Украину, Путин без сомнений и без особых усилий, смог бы преодолеть сопротивление большей, если не всей, части постсоветских стран. В том числе и таких строптивых как Грузия, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан.

Неудача в Украине – это не только личное поражение Путина, это крах создаваемой им имперской территории. Если у партнеров, Назарбаева и Лукашенко, еще осталось чувство самосохранения, они найдут способ отказаться или отложить на неопределенное время подписание договора об учреждении ЕАЭС. В другом случае, последствия от санкций Запада против России будут автоматически сказываться и на ее партнерах.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна