Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Грузия – 2020. Пять сценариев

20/05/2015
Зураб Бежанишвили


Особенности грузинской социетальной системы дают основание рассматривать несколько сценариев развития Грузии к 2020 году.

I. Советизация Грузии.

Советизация Грузии является одним из наиболее вероятных сценариев развития событий.



В Грузии существует достаточно мощный просоветский социальный кластер. Пожалуй, он самый организованный, мобильный и постоянный из всех социальных кластеров, существующих в Грузии.

Этот кластер обладает устойчивыми коммуникациями с первых дней независимости Грузии. Если вспомнить события 24-летней давности, то его разрушительная сила для демократической Грузии является фатальной.

Просоветский социальный кластер вбирает в себя: большую часть духовенства; криминальные группы; политических лидеров и зависимые от них социальные группы, вместе образующие клиентелы; большую часть этнических меньшинств; грузинскую бизнес элиту, действующую на постсоветском пространстве; и диаспоры постсоветских государств, действующие на территории Грузии как экономические или социокультурные агенты.

Мнение о том, что сценарий советизации Грузии является наиболее вероятным, основано на том, что просоветский кластер всегда на протяжении новейшей истории был эффективен в своём пути к власти:

- он нанёс поражение демократическим процессам в начале 90-ых, полностью контролировал все процессы в Грузии до 2004 г. (более 10 лет правления), и вновь вернул себе власть демократическим путём в 2012 году.

- оставался постоянно включённым в систему принятия государственных решений с принятием Конституции Грузии до сегодняшних дней,

- благополучно и с выгодой для себя пользовался либеральными реформами, проведёнными в Грузии и внешней торговлей,

- подавил процессы национального возрождения и формирования свободного гражданского общества по всей Грузии (гражданские войны Тбилиси, в Западной Грузии, Абхазского и Цхинвальского регионов),

- успешно вовлекает в сферу своего контроля новые социальные группы и личности\специалистов, в том числе, используя эффективную информационную политику, практику социальных коммуникаций и административный ресурс.

Советизация означает:
- концентрация властных полномочий в единой вертикали власти, стержнем которой становится разветвлённая система партийных комитетов.

- сосредоточение законодательной и исполнительной функции в руках одной партии, которая также имеет ресурсы контролировать судебные процессы.

- расширенные полномочия центральных органов власти. То есть правительство, центральные ведомства, подчинённые им комитеты руководствуются не законами, а так называемой «рациональностью» и «целесообразностью».

- власть принадлежит одной партии, любая оппозиция рассматривается угрозой власти.

- органы местного управления находятся в подчинении органов государственной власти, отсутствуют муниципальная собственность и местные бюджеты.

Характерной особенностью процесса советизации является патернализм, предполагающий, что за всем происходящим отвечает государство, то есть партия или национальный лидер, который стоит во главе. Этот принцип в своё время оказал такое огромное влияние на психологию людей, что он по сей день пронизывает политическую, экономическую и духовную жизнь обществ постсоветского пространства.

Предводители социального кластера советизации Грузии предлагают обществу старую формулу «власть обо всём и обо всех позаботиться». Они убеждают, что в советский период функционировало сильное гражданское общество, а вмешательством государства во все сферы может быть обеспечена стабильность.

С научной точки зрения, наличие гражданского общества в советский период вызывает скепсис, так как в период тотального контроля рассуждать о свободном обществе нелогично.

Относительно гражданского общества между современностью и советским грузинским прошлым можно проследить одинаковую тенденцию.

В советский период социально активные граждане, обладающие тем или иным ресурсом для контроля над деятельностью администрации, легко попадали на руководящие должности в разные государственные институты.

Абсолютно идентичные процессы наблюдаются в современной Грузии, когда успешные представители гражданского общества переходят на госслужбу. Более того, некоторые неправительственные организации в Грузии создаются, с целью сблизится с властью, для дальнейшего проникновения во власть.

Властью при советизации обладает тот человек или социальная группа, у которого\ой есть больше рычагов и возможностей для навязывания своей воли массам.

В условиях свободного общества само понятие власти начинает отождествляться с верховенством закона; государственные органы – слугами народа; а социальные институты соревнуются друг с другом за первенство в эффективности и креативности защиты прав граждан (потребителей, налогоплательщиков и т.д.)

Иными словами, «вымывание» из среды гражданского общества квалифицированных кадров, их «заключение» в рамки внутренней политики государственных институтов, и в «тиски» институционной коллегиальности, обусловливают тотальное доминирование государства над обществом в Грузии к 2020 году.

Ещё одним обстоятельством, подкрепляющим мнение о наибольшей вероятности сценария советизации Грузии, это могущество главного источника выстраивающего эту модель глобальной вертикали власти.

Наивно полагать, что у какой либо политической власти в Грузии будут сосредоточены достаточные ресурсы для построения советской модели самостоятельно. Большая зависимость грузинского государства (грузинского ЦК, грузинской аристократии) от грузинского общества является главным обстоятельством постоянных процессов демократизации Грузии.

Могущественный источник, в виде милитаризированного политэкономического субъекта захватившего власть над российским народом, стремящийся восстановить советское государство, старается подчинить своей вертикали власти национальные правительства бывших советских республик.

Формула верхушки идеологов глобальной советизации «власть всё оплатит, всех защитит и разрешит все проблемы», является привлекательной для национальных правительств постсоветских государств.

Привлекательна она потому, что правительства национальных государств бывших советских республик: нуждаются в спонсорах своей власти; находятся в опасности по причинам внешних и внутренних угроз; и главные идеологи советизации обладают многочисленными ресурсами для создания проблем для них. Более того, национальные правительства бывших советских республик панически боятся усиления гражданского контроля над своей деятельностью, а значит, они препятствуют развитию свободного общества.

В Грузии не является секретом, что легитимность действующей власти обеспечивается уверенностью общества, в её близости к субъектам, занимающим верхушку советской глобальной пирамиды власти. Общество пока недостаточно организованно, чтобы изыскать ресурсы для развития и обеспечения безопасности, а также, для нивелирования проблем создаваемых извне. Поэтому кластер советизации готов поверить, что стратегией уступок и мягкой риторикой Грузия сможет избежать худшей участи.

Современные политические партии Грузии, как в других бывших советских республиках, постоянно препятствуют развитию свободного общества, вовлекая его в политический процесс и перенаправляя его активность только в то русло, которое выгодно партиям.

Они не позволяют гражданскому обществу контролировать как политические процессы, так и действия государственных институтов и отдельных политических деятелей и чиновников. Они блокируют развитие местного самоуправления и обществ гражданской самообороны.

Пристально анализируя действия прошлой власти, можно увидеть, что в процессах евроинтеграции и сближения с западными государствами грузинские власти, также надеялись на универсальную формулу глобальной советизации - «международное сообщество всё оплатит, НАТО защитит, а ЕС\Госдеп разрешит все проблемы». В этом и надо искать сторонникам этой партии главное препятствие для Грузии в процессе евроинтеграции и членства в НАТО.

Таким образом, в Грузии признаки советизации присутствуют всегда. Они выявляются даже в информационной политике.

К примеру, Советскую Республику Грузия представляют как неразвитый дотационный субъект СССР, с отсталым населением. На самом деле, в самые неудачные времена республика обеспечивала себя на 60%. Полное самообеспечение республик СССР было невозможно по причине стратегии экономической интеграции и взаимозависимости советских республик. Советская Социалистическая Республика Грузия отличалась самым большим процентом граждан с высшим образованием и специалистов во всех областях (физики, математики, медицинские работники, моряки, лётчики, инженеры, архитекторы, конструкторы и т.д.), а также высокой культурой (деятели театра и балета, кинематографии, спорта и т.д.).

Применительно к современной Грузии также средства массовой информации и аналитики (как отечественные, так и СМИ глобальной советизации) проецируют депрессивную информацию об отсталости общества, о неразрешимости проблем и так далее; продвигают низкопробные передачи и прессу; высмеивают свободу и навязывают стандарты. Это также один из эскизов картины советизации.

В традициях назначения председателей ЦК в советских республиках было организация пиршеств и масштабных увеселительных мероприятий. Тот, кто более грандиозно выслуживался перед сюзереном и его приближёнными лицами, обычно и занимал руководящие должности. Иными словами назначали самого слабого, чтобы он не только безропотно подчинялся, но и убеждал в слабости перед верховным правителем всё общество.

Именно подобная практика наблюдается в действиях современной верхушки глобальной советизации в продвижении выгодных им кадров повсеместно на постсоветском пространстве.

Препятствием развитию этого сценария будет падение режима глобальной советизации, либо стремительное развитие свободного грузинского общества.


II. Непобедимая Грузия.

Сценарий «Непобедимая Грузия», означает формирование высокоорганизованной структуры общества, противодействующего определённой угрозе или совокупности угроз.

Такими угрозами могут стать:
- военная интервенция извне,

- возобновление внутригосударственных конфликтов, спровоцированных экспансионистскими действиями оккупационных режимов; либо возникновением нового очага военно-политической нестабильности в каком-либо регионе Грузии,

- перерастание внутриполитической борьбы в вооружённое противостояние.

В реальности все эти обстоятельства идентичны и будут проявляться синхронно, с той разницей, - которое из них станет главным и первичным катализатором для проявления остальных.

В Грузии возможность возникновения самоорганизующейся системы национального сопротивления вооруженной агрессии более чем реальна.

Если социальный кластер советизации наиболее организованный, то социальный кластер национальной самообороны наиболее квалифицированный.

Естественно в мирное время или во время перемирия социальные единицы кластера национальной самообороны заняты в деятельности в рамках сферы своих компетенций и квалификаций. Так что они не проявляют себя и поэтому «невидимы». Но, связанные экономическими, политическими, профессиональными, семейными, культурно-ценностными связями, устойчивые коммуникации между ними развиваются и крепнут.

Примером этого, является состояние грузинского общества на период распада СССР. Кластер национальной самообороны обеспечил себе независимость, несмотря на огромную военную угрозу, исходящую от агрессора.

В период критических и чрезвычайных ситуаций социальная структура кластера советизации мгновенно разрушается, потому что её адепты изначально делегируют ответственность за все процессы определённым группам политической власти и отстраняются от каких либо самостоятельных акций или реакций.

Оказавшись перед реальной угрозой, при отсутствии ресурсов для сопротивления, любая политическая группа, находящаяся у власти, либо в срочном порядке эвакуируется, либо опирается на уже созданную систему обороны или старается создать новую.

С точки зрения военной стратегии географический ландшафт Грузии позволяет кластеру национального сопротивления успешно держать оборону или вести партизанскую борьбу против агрессора даже несмотря на тотальное превосходство противника в воздухе.

Дело в том, что узость проходов не даёт возможности полноценного развёртывания значительных вооружённых сил пехоты и техники по периметру, поэтому атакующие войска всегда рискуют оказаться незащищёнными с флангов. «Удар в бок» по развёрнутой военной группировке соразмерно атаке по колоне на марше. Более того, при продвижении вглубь линии коммуникации и снабжения агрессора всегда будут незащищёнными.

Исходя из этого, вероятный противник будет вынужден атаковать с тем количеством вооружённых сил, с которыми он сможет маневрировать на конкретной местности. Определить коэффициент проходимости местности и реальное количество атакующих войск, а также необходимый масштаб сопротивления не составляет особого труда.

К примеру, несмотря на превосходство в воздухе: война США с Северным Вьетнамом продолжалась 8 лет; война СССР с Афганистаном – 10 лет; вторая война России в Чечне – длилась 10 лет.

Все они оказались невыгодными, так как уничтожение, к примеру, одного «вьетконговца» обходилось армии США около 10 тысяч долларов, тогда как затраты стратегии «мягкой силы» по отношению к одному вьетнамцу составляли 20 долларов.

Безусловно, сценарий «Непобедимая Грузия» зависит и от развития конфликта между Западом и Россией. К примеру, если начнётся полномасштабный конфликт в Украине или обозначатся какие-либо новые предпосылки более жёсткого противостояния, то принятие Грузии в НАТО и размещение военного контингента на её территории будет делом нескольких дней.

Таким образом, весь кластер советизации окажется подчинённым кластеру национальной самообороны.

В рамках данного сценария включена и стратегия нейтралитета Грузии. Стратегия нейтралитета Грузии в понимании кластера советизации означает нейтрализацию Грузии путём нейтрализации всякой системы обороны, как национальной, так и гражданской самообороны.

Стратегию нейтралитета, в истинном её понимании, может позволить себе страна, которая обладает достаточным военным потенциалом для того, чтобы обеспечить себе безопасность в любом её проявлении. Даже в тех условиях, когда на неё будет осуществляться полномасштабная агрессия и экономическая блокада с территорий всех сопредельных государств одновременно. Безусловно, это та цель, к которой нужно стремиться для построения современного государства и современного общества.

Иными словами по древней военной максиме существует лишь две стратегии обеспечения безопасности – «либо быть сильным, либо дружить с сильным».

Способствовать сценарию «Непобедимая Грузия» будут и военно-политические стратегические союзники в лице США, рассматривающие Грузию как «знатного и важного партнёра».

Уже в момент написания этой статьи происходят процессы попыток союзников (в частности американской дипломатии) примирить две ведущие политические силы, чтобы избежать начала гражданского противостояния в Грузии. Аналитики предрекают возникновение в ближайшее время новой коалиции прозападных партий Грузии, которая сформирует конституционное большинство в парламенте.

Очевидно, что тактика примирения действующей власти с российским руководством провалилась. Передача экономических объектов и рычагов российской бизнес элите повлекло за собой снижение темпов экономического развития Грузии. «Открытие» российского рынка для грузинских производителей обернулись потерями для них и судебными разбирательствами. Стратегия «мягкой силы» применительно к Грузии «пробуксовывает» в атмосфере глобального остракизма её основателей со стороны мирового сообщества.

Перспективы идеологов и стратегов действующей власти с каждым днём становятся всё призрачнее, а ухудшение экономического состояния населения приведёт их к утрате власти, а также к судебным разбирательствам по поводу злоупотреблений служебными полномочиями и нецелевом расходовании бюджета.

Также с каждым днём ими теряются выгодные позиции для ведения политического торга, поэтому велика опасность реакции со стороны верхушки глобальной советизации, для недопущения смены власти в Грузии.

II. Грузия – Offshore (офшор).

В Грузии уже длительное время наблюдается практика привлечения иностранного капитала при помощи предоставления особых налоговых и других льгот иностранным компаниям.

Таким образом, для сценария «Грузия-Offshore» необходимо лишь освободить иностранные компании от налогов, не требовать ведения бухгалтерии и предоставлять услуги конфиденциальности за фиксированную или нефиксированную плату.

Исходя из логики экономических отношений и сложившейся реальности, этот сценарий был бы наиболее вероятным, если идеологи глобальной советизации умели вести бизнес и конкурировать в деловых отношениях. Отсутствие этих навыков и предопределяют третье место вероятности этого сценария для Грузии.

Проект Офшорной Транзитной Республики Грузия выгоден всем заинтересованным в Грузии транснациональным корпорациям, отечественным и иностранным олигархам, а также некоторым государствам, таким как Иран и Китай.

Проекты Нового Шёлкового Пути, Транзита нефти и газа, выгодны всем государствам Азии и Европы, кроме России, которая и старается воспрепятствовать им.

Главным «спонсором» этого сценария становится Китай. Он единственный глобальный игрок, который принял экономический вызов и своей тактикой теснит транснациональные корпорации ведущих экономических стран во всех регионах.

По отношению к постсоветскому пространству у Китая имеется давно выработанная стратегия «мягкой силы», которую российское руководство в последнее время старается перенимать.

Ещё в советское время Китайская Народная Республика была готова войти в состав СССР и признавала верховенство Москвы, чтобы в будущем перенести центр советского государства в Пекин.

Китай способен связать в единую экономическую сеть всю территорию постсоветского пространства.

Исходя из этого, Китаю необходимы офшорные или свободные экономические зоны, с огромными возможностями теневого бизнеса для того, чтоб спрятать и обезопасить свою активность от главных конкурентов – США и ЕС.

Китай, безусловно, воспользуется экономическим кризисом на постсоветском пространстве, санкциями западных стран, и, в самый последний момент, масштабными инвестициями ворвётся и привяжет к своей экономике эти зоны.

В пользу этого сценария говорят следующие факты:

- Китай проявляет небывалую активность ко всему постсоветскому пространству и странам Великого Шёлкового Пути. Его политэкономические лидеры совершают турне по странам бывшего СССР. Китай ведёт серьёзные переговоры с западными странами и наращивает военную мощь для укрепления переговорных позиций, использует тактику «мягкой силы» по отношению к России. Он обозначивает своё военное присутствие в Средиземном и Чёрном морях.

- Грузинские действующие власти стараются избежать экономического кризиса и потерю власти, лихорадочно налаживая испорченные отношения с главными азиатскими инвесторами, в частности Ираном и Китаем.

- российская сторона вынуждена уступать Китаю на постсоветском пространстве, и пытается скоординировать с ним свои действия в максимально выгодном для себя ключе. Так что следует ожидать значительного усиления позиций Китая в Грузии.

- на этом фоне, в условиях реальности выхода Грузии из сферы западного влияния, резко возросла заинтересованность западных стран к экономике Грузии.

- вместе с этим Азербайджано-турецкое экономическое партнёрство также повышает ставки для эксклюзивности реализации своих экономических амбиций при помощи Грузии.

На первый взгляд этот сценарий выглядит приемлемым и предполагает стабильность, как в экономике, так и в политике.

Однако в реальности Грузии становление этого сценария к 2020 году несёт в себе больше угроз, чем выгод, так как есть ряд особенностей:

Говоря о бизнес среде в Грузии, необходимо признать, что она политизирована. То есть, основные экономические рычаги, наиболее прибыльные экономические объекты и выгодный бизнес в руках приближённых к власти лиц, их родственников или подставных субъектов. Именно концентрация всего бизнеса в руках одной группы лиц\субъекта власти или партии приводят к политическим кризисам и переворотам (что предшествовало оранжевым революциям). Сама по себе ситуация, когда весь бизнес под контролем лидирующей партии не критичен. Критична тенденция, по которой сокращается круг политических лиц, опосредованно владеющих бизнесом. И внутри партии, внутри государства, в обществе возрастает недовольство и происходит раскол. (это наблюдалось в Грузии и Украине после оранжевых революций).

Бизнес в Грузии мало масштабен. То есть его легко контролировать при помощи экономических регуляций. С другой стороны, небольшой объём бизнес среды не создаёт ситуацию избыточного давления на законодательные органы в виде лобби. Конкурентная среда мягкая в виду того, что экономические агенты просто не в состоянии, в силу своей неразвитости, охватить все возможности, предлагаемые экономическим потенциалом Грузии. Поэтому экономические агенты, действующие в одной сфере делят национальный рынок и экономическая ситуация в этом смысле стабильна.

В бизнес среде, несмотря на его малые размеры, не хватает специалистов. И эта проблема угрожает любым экономическим реформам и процессам глобализации грузинской экономики.

Таким образом, резкое повышение интереса к транзитно-офшорным возможностям Грузии, огромные финансовые потоки, обрушившиеся на Грузию со всех сторон, сразу приведут к возникновению мощной теневой экономики.

Международные организации более не смогут контролировать и стабилизировать экономическую ситуацию в Грузии. Государственная власть в Грузии не справится с законодательным, исполнительным и судебным обслуживанием таких объёмов глобальной, региональной активности.

В результате власть в Грузии начнёт носить характер обслуживающей иностранные интересы олигархией.

Иностранные компании будут привозить своих специалистов, таким образом, финансовые потоки будут проходить мимо грузинского общества, и будут питать грузинскую олигархию, которая со временем установит тотальный контроль над, ещё более, разобщённым грузинским обществом.

Иными словами сценарий Грузия - Offshore предполагает «абхазизацию» Грузии в особо крупном масштабе.


IV. Грузия часть Европы

Политический курс Грузии направлен на политическую, экономическую и социальную интеграцию с Европой. Исходя из того, что страны Евросоюза поощряют, поддерживают и спонсируют этот политический курс грузинского руководства, и ведётся плодотворная работа, консультации и коммуникации, этот сценарий возможен.

Четвёртое место в рейтинге сценариев для Грузии к 2020 году европеизация занимает по следующим причинам:

Во-первых, формирование Евросоюза ещё далеко от своей заключительной стадии. Следует напомнить, что Европейский Союз был создан вскоре после распада СССР в 1993 году 1 ноября, на основе Маастрихтского договора от 1992 года. Он предполагает экономическое и политическое объединение 28 европейских стран, последняя из которых, Хорватия, присоединилась в 2013 году в рамках шестого расширения.

Иными словами возникновение Евросоюза и возникновение новых независимых государств происходило в один и тот же период времени.

В практике Евросоюза есть три действующих соглашения, предполагающие разную степень интеграции внутри Евросоюза: членство в ЕС, членство в зоне евро и участие в Шенгенском соглашении.

В тот период, главные глобальные державы СССР и США, понесли огромные экономические и территориальные потери в результате противостояния. Европейские державы решили выйти из под их влияния и объединились для защиты своих политических и экономических интересов.

Объединение Европы позволило проводить независимую политику и спровоцировало резкое развитие экономик европейских государств. При помощи России (российской нефти и газа), европейские государства обрели достаточно ресурсов для создания единой европейской валюты евро. Она сначала заменила ЭКЮ в безналичных расчётах с 1 января 1999 года, а затем с 1 января 2002 года стала действовать как полноценная валюта в наличном обращении.

Совместные границы, совместные интересы, общность проблем, единое стратегическое видение, общая история, общая экономика, всё это объединяет страны Евросоюза.

Грузия не имеет со странами Евросоюза общих границ, не имеет интегрирующей общей истории, не имеет общей экономики.

В самом Европейском Союзе на последних выборах повсеместно побеждали сторонники, так называемого, евроскептицизма.

Таким образом, интеграция в неокончательно интегрированный и сформированный союз ставит вопрос о роли и месте нового участника, который на сегодняшний день не в состоянии что-либо предложить ЕС.

Во-вторых, в рамках Евросоюза развиваются и множатся много неразрешённых проблем, связанных с сепаратизмом, нелегальной миграцией, бюрократией, экономической конкуренцией, безработицей, социальной незащищённостью, разного рода дискриминацией и прочее.

По некоторым параметрам, в частности: уровню коррупции, бюрократии, преступности, ведению бизнеса, качеству предоставления услуг государством, обеспечению безопасности и некоторым другим, Грузия впереди многих государств Европейского Союза.

Исследования западных аналитических центров утверждают, что страны до вступления в Евросоюз имели параметры по уровню демократии, соблюдения прав человека, экономических показатели и т.д. значительно выше, чем после вступления.

Практика перманентных экономических кризисов, которые «накрывают» государства ЕС (Италию, Испанию, Ирландию, Португалию, Грецию), показывают экономическую нестабильность ЕС. ЕС вынужден был несколько раз обращаться за экономической помощью к США и Китаю (2010-2012 гг.).

Таким образом, на момент, когда Грузия выполнит своё «домашнее задание», для вступления в ЕС, ЕС может провалить собственный экзамен.

В третьих, разные интересы и видения интеграции со стороны ЕС и Грузии.

Ряд грузинских исследователей и аналитических центров проводили исследования, чтобы выяснить причины, побуждающие грузинское общество интегрироваться в ЕС.

Результаты были предсказуемы: грузинское общество стремится к интеграции с ЕС по причине повышения уровня безопасности, из соображения экономических выгод и облегчённого получения виз.

Интересы ЕС поощрять Грузию к усилиям по интеграции основывались на её транзитной функции.

После того, как российское руководство перестало быть для ЕС предсказуемым партнёром, западные стратеги стали искать обходные пути снабжения своей экономики энергоресурсами. Тогда и возник интерес к Грузии как связующего звена между Востоком и Западом.

Более того, интерес в высококвалифицированных грузинских специалистах и эффективная интеграционная стратегия политической элиты Грузии, предшествующей действующей власти, развивали заинтересованность западных политэкономических элит.

Грузия имеет немногочисленное население, близкое по вере и менталитету европейским обществам. Поэтому привлечение грузинских специалистов, по причине объёмов «побочной миграции»; по причине меньших финансовых затрат, по сравнению с затратами на вошедших во вкус специалистов из других стран, намного выгоднее.

Успешные экономические реформы сигнализировали о том, что в лице Грузии ЕС может обрести свободную экономическую зону, внутренний евро-офшор. То есть, европейские экономические субъекты могли вкладываться в проекты Восток-Запад в рамках полного контроля ЕС; пользоваться налоговыми преференциями в рамках ЕС; и не терять свои финансы по причине необходимости вывозить их за границы ЕС, чтобы сохранить большую их часть. Иными словами, Грузия рассматривалась как многосторонний «гипперхаб» - симбиоз Сингапура и Швейцарии.

Также расположенная вдали от границ ЕС Грузия могла выполнять функцию острова Лампедузы. В Грузию могли отправлять нелегальных мигрантов, ожидающих депортации на родину или легализации в ЕС.

Расхождение в интересах и понимании целей процессов интеграции не позволили сформировать пакет услуг, предлагаемых Грузией каждому члену ЕС в отдельности, в случае интеграции.

Исходя из равнозначности и равной ответственности стран ЕС перед друг другом, европейские специалисты справедливо отмечают, что в случае принятия Грузии в ЕС на данном этапе, для Грузии возникнут разрушающие её сложности. Грузинское общество не достигло того уровня организованности, которое позволит ему защищать свои права и реализовывать свои интересы в среде жёсткой конкуренции, изощрённой бюрократии и повышенной скорости коммуникаций, в политэкономической среде ЕС.

Низкая возможность для сценария «Грузия часть Европы» заключается ещё и в том, что к 2020 году могут быть внедрены новые технологии добычи энергии. Уже сейчас Германия обеспечивает себя энергией из альтернативных источников (солнечные батареи, ветряные электростанции, прочие установки) более чем на 50%.

Существование возможности подобного сценария основывается на ценности Европы – всеобщее развитие и безопасность. Функционировать в благоприятном окружении и поддерживать соседние страны в их развитии это логичная потребность современных, свободных и цивилизованных обществ.

К сожалению, постсоветские страны не могут «похвастаться» таким соседством как страны Европы. А существующие тенденции дают основание полагать, что напряжение в международной политике будет продолжать возрастать. И если глобальная война не произойдёт до 2020 года, то она возникнет после.

Сценарий естественной европеизации Грузии может осуществиться только тогда, когда на просторах Европы перестанут существовать политические режимы, направленные на разрушение, дестабилизацию и ослабление соседних стран.

Сценарий искусственной европеизации Грузии будет осуществлён в ответ, на разрушающие стабильность европейских стран, действия глобального дестабилизатора.

V. Грузия – Современное Государство.

Быстрые реформы в Грузии, и их успех показывают возможность стремительного развития нашей страны.

Современные и доступные технологии позволяют обществу и государству развиваться от делегированной или представительной демократии в направлении партиципаторной или электронной демократии.

Сценарий «Грузия – Современное Государство» будет возможным, если общество и государство смогут создать особую современную организационную цифровую коммуникационную систему, которая будет автономна и изолирована от других информационных систем существующих в мире, доступ к которой будет осуществляться по авторизированным биометрическим параметрам.

Современная национальная коммуникационная система включает в себя как минимум три инновационных элемента:

- Защищённая государством национальная электронная (интерактивная) база данных о гражданах,
- Электронное правительство,
- Электронные деньги.

Национальная Электронная База Данных представляет собой интерактивную систему, способную группировать поступающие данные по заданным заранее параметрам.

Целями интерактивной базы данных является:

- борьба с безработицей и содействие трудоустройства,
- задачи поиска квалифицированных кадров,
- задачи эффективного обучения, повышения квалификации и поддержка трудоспособных кадров;
- эффективная защита прав работников и работодателей, повышение эффективности регулирования отношений между ними;

- уменьшение затрат финансовых, организационных и другого рода ресурсов для предоставления государственных услуг обществу, а также повышение доходов государства, посредством предложения новых услуг.

Интерактивная база данных будет заключать в себе такую информацию о гражданине, как:

- обычные статистические данные о личности,
- стандартизированное под интерактивную базу CV,
- документы об уровне образования и общая оценка,
- табель балловых оценок касающихся: опыта трудовой деятельности, навыков альтернативной деятельности (хобби, вторая профессия), реального уровня образования на момент проведения тестирования\собеседования.
- декларация гражданина о готовности и способности к определённой трудовой деятельности. То есть список видов деятельности, которыми гражданин может и согласен заниматься. А также список видов деятельности, которыми он хочет заниматься, имеет к ним способности, но в виду отсутствия опыта, практики или знаний заниматься ими не может.

Государство: предоставляет информацию ВУЗам, работодателям, другим, заинтересованным и проверенным государством, субъектам по итогам обработки интерактивной базой предоставленных ими параметров; выдаёт стандартизированный контракт (договор о сотрудничестве) в трёх экземплярах (работнику, работодателю, государству); оповещает о возможностях участия в программах повышения квалификации, уровня знаний и т.д.; информирует ВУЗы о наличии заинтересованных лиц в обретении конкретных знаний.

Граждане могут, пользуясь удалённым доступом, включаться или выключаться из базы данных и интерактивная система не будет учитывать их во время поиска.

Электронное правительство посредством современной национальной коммуникационной системы может обеспечить прямое участие граждан в управлении социальными процессами, принятии законов, распределении налогов.

Законы могут быть разделены: на особые, принятие которых будет зависеть от специальной комиссии профессионалов – коллегии в рамках государственных институтов; и общие, которые будут приниматься путём прямого голосования граждан. Сложится особая практика законодательной инициативы; информирования населения о ней; дебатов и прений; периоде голосования и т.д.

Электронные деньги будут способствовать возникновению современной экономики, которая будет зависеть не от объёмов золотовалютных запасов или финансовых спекуляций ценными бумагами, а от реальной трудовой-социальной активности граждан. Чем больше активность граждан, тем больше экономика. Созданные активностью граждан электронные деньги будут оставаться в системе, они долговечны настолько, насколько долговечна сама электронная система. Их сильная сторона в том, что электронные деньги гарантированные активностью не подлежат инфляции.

Независимая от банков и не связанная с другими системами национальная интерактивная цифровая система будет начислять электронные бонусы (деньги) гражданам за совершённую социальную-трудовую деятельность. Этими бонусами граждане могут расплачиваться за услуги государства, платить налоги и т.д. Наличие электронных денег позволяет гражданам самим определять важные для них сферы, куда, по их мнению, следует направлять выплачиваемые ими налоги.

Эти современные инновации не являются новыми. Они уже действуют в том или ином виде в разных государствах и обществах мира.

Развитие такого сценария для Грузии является возможным, потому что объёмы экономики и социальной активности низкие, а государство не перегружено необходимостью регулировать и контролировать многочисленные, многоуровневые коммуникации.

Иными словами в Грузии внедрение новых современных технологий в управлении государством произойдёт максимально быстро и безболезненно. К тому же, в развитии этого направления Грузия получит значительную поддержку со стороны международного сообщества.

Более того, развитие современного государства и общества, приведёт к возникновению современной экономики. Появятся квалифицированные кадры, занятые в сферах индустрии высоких технологий. Потребность в новых технологиях повлечёт за собой создание современной промышленности (компьютерной, установок альтернативной энергии) и лабораторий (программного обеспечения, научной сферы и т.д.).

В Грузии не так много людей, которые верят что при помощи:

- переписи населения, в которой просили указать объёмы жилплощади, занимаемой семьёй и наличия высшего образования, можно решить проблему безработицы;

- выборов и смены одной политической партии на другую можно решить проблему защиты прав человека и национальной безопасности;

- сельского хозяйства выйти на первые места экономического развития.

Также как и одна неправительственная организация не сможет сформировать гражданское общество, так и отдельный социальный кластер национального государства или институт не сможет построить развивающееся общество и современное государство.


* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"

Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна