Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Леван Тархнишвили: "Попытка оппозиции бойкотировать работу парламента провалилась"

13/06/2008

Роман Темников, специально для Грузия Online



  • http://linzi-tam.ru/ fusion okvision контактные линзы цветные купить.

Интервью с председателем Центральной избирательной комиссии Грузии (ЦИК) Леваном Тархнишвили:

- Еще в предвыборный период ЦИК и власти целиком подвергались нападкам со стороны оппозиции и части НПО за недостатки в избирательном законодательстве и использование в предвыборной кампании правящей партии административного ресурса. Как Вы относитесь к этим нападкам?

- Отвечая на этот вопрос, я вынужден начать издалека. Как Вы знаете, в силу известных обстоятельств мы вынуждены были провести досрочные президентские выборы в январе этого года. Это были самые конкурентные выборы в истории Грузии. Что, естественным образом привело к накалу страстей. Часть этих страстей сохранилась до парламентских выборов. Так совпало по срокам, что парламентский предвыборный период стал президентским поствыборным периодом. В этот период оппозиция голодала, устраивала акции протеста, предъявила властям ряд требований включающих в себя снятие с должностей нескольких чиновников, в том числе и меня.

В это время часть оппозиции выдвигала лозунг о том, что раз президентские выборы были сфальсифицированы, то будут сфальсифицированы и парламентские выборы. Хотя оппозиция так и не смогла представить убедительных доказательств фальсификаций президентских выборов.

Что касается НПО, со многими из них мы плодотворно сотрудничали. Более того, впервые в истории Грузии был подписан Меморандум о взаимопонимании между ЦИК и 4 НПО: "Молодые юристы", "Новое поколение", "Справедливые выборы" и "Transparency International". Эти НПО – очень известные в Грузии и уже много лет занимаются мониторингом выборов.

В этом Меморандуме говорилось и об административном ресурсе. Мы договорились с этими НПО, что можно считать использованием административного ресурса, а что нет. Меморандум был подписан 17 апреля, и после этого жалобы на использование административного ресурса практически перестали к нам поступать.

Этот успех я могу объяснить тем, что нам удалось обговорить правила игры с НПО, а в выпущенных бюллетенях для чиновников мы четко расписали их поведение в ходе предвыборной кампании. К примеру, если какой-то чиновник хочет принять участие в митинге во время рабочего дня, то он заранее должен написать заявление о временном прекращении служебных обязанностей. Если он часто отлучается, то необходимо либо уйти в отставку, либо в отпуск. Далее, по нашему законодательству запрещено использовать под встречи с избирателями такие административные здания, как мэрия. С другой стороны, разрешено проводить такие встречи в Дворцах культуры. Но если какая-то партия провела в подобном Дворце встречу, а после нее никто другой не проводил, то это не является нарушением. Нарушением будет разрешение одним партиям и запрещение другим. Те же нормы распространяются на передвижные средства агитации и агитацию по телевидению. То есть, наш закон, являющийся очень либеральным, идет не от запрещения, а от создания равных для всех условий. А кто и как пользуется этими условиями, это уже зависит от них самих.

То же касается и рекламы на телевидение: если одна партия воспользовалась услугами бесплатной рекламы, а другая, по каким-то причинам не воспользовалась, то этот факт не является нарушением предвыборной кампании.

- Почему же все-таки оппозиция добивалась Вашей смены на посту председателя ЦИК?

- Я думаю, что это было частью их тактики. За все время предвыборной кампании со стороны оппозиции не было ни одного позитивного мессиджа. Всю свою кампанию они строили исключительно на негативе, критике властей. Одним из негативов этой кампании было Общественное телевидение и ЦИК. То есть, то, что было на слуху у всех, на то они и давили. Тут, они в случае моего смещения с должности, по видимому, хотели продемонстрировать всем и собственную силу.

- Касаясь опять же предвыборной ситуации, насколько правомерны были замечания омбудсмена Грузии, касающиеся избирательного законодательства в отношении получения информации с видеокамер?

- Никаких нарушений избирательного законодательства со стороны властей я не вижу. Если кто-то потребует записи с определенного избирательного участка, то ему их беспрепятственно предоставят, но в отрезке не более 15 минут, а не все 24 часа. Этого временного отрезка вполне достаточно, чтобы рассмотреть и выявить любое конкретное нарушение процесса выборов на избирательном участке.

Мы специально внесли это изменение, касающееся предоставления только 15 минутного отрезка съемки с видеокамеры, чтобы предотвратить возможные попытки застопорить процесс подведения итогов голосования. Иначе любой человек за день до объявления итогов выборов может потребовать открытия и проверки записей всех видеокамер по всей стране. Принимая во внимание, что видеокамерами были оборудованы 1100 избирательных участков, и на каждом было установлено по 2 видеокамеры, что в сумме составляет 2200 видеокамер, а на каждой камере содержится в среднем 17 часов записи, то понадобилось бы 3-4 месяца, чтобы их все просмотреть. Это привело бы хаос в политическую жизнь страны. Кстати, оппозиция пыталась так поступить, но мы им отказали.

- В день парламентских выборов оппозиция выступила с многочисленными обвинениями власти в фальсификации выборов и оказании давления на представителей оппозиции, а также использование фальшивых удостоверений личности. Как Вы прокомментируете эти обвинения?

- Начнем с последнего обвинения. За время с президентских до парламентских выборов всего было напечатано не более 200 тысяч удостоверений личности. Из них около 40% людей впервые получили эти удостоверения. Остальные же взяли новые удостоверения личности, так как поменяли фамилии или место жительства. Говорить о 120 тысячах фальшивых удостоверениях, это значит обвинять МВД в том, что они за это время перестали выдавать настоящие удостоверения, а только и занимались тем, что распространяли фальшивые удостоверения личности. Что само по себе звучит абсурдно!

Тем более, когда мы попросили оппозиции предоставить конкретные факты выдачи фальшивых удостоверений личности, то одна из партий в порядке доказательства привела пример того, что многие удостоверения личности были выданы в конце мая. Но это никак не может служить доказательством.

Но даже, если бы власти Грузии реально выпустили 120 тысяч фальшивых удостоверений личности, то полученные таким образом 120 тысяч голосов также не являются большой цифрой в общегосударственном масштабе.

Потом оппозиция обвиняла нас в неточных списках избирателей, и мы дали им возможность исправить списки. За остающееся до выборов время они смогли нам предоставить не более 40 тысяч имен, что представляет собой менее 1% от общего числа избирателей, что никак не может повлиять на итоги голосования.

Были нарекания у оппозиции и в отношении людей, проживающих за границей. Оппозиция на этом основании требовала от нас изъять их из списков. Но это незаконно, так как, оставаясь гражданином Грузии, человек остается избирателем, несмотря на место его проживания.

Что касается всех прочих нарушений, то мы открыли "горячую линию" в ЦИК, куда мог бы позвонить любой человек и сообщить о правонарушениях.
Кроме этого, люди могли звонить на мобильные телефоны, как мои и моих замов, так и всех сотрудников ЦИК.

Большинство имевшихся в день голосования нарушений были мелкими и связаны были либо с недопониманием избирательного законодательства со стороны членов избиркомов, либо с превышением полномочий властей на местах. В общей сложности набралось не более 50 избирательных участков по всей стране из 3455. На 43 из них мы аннулировали итоги голосования.

Так же я должен отметить, что далеко не всегда проблемы на этих участках возникали по вине избиркомов, они возникали и по вине оппозиции.

- Но оппозиция продолжает утверждать, что у нее имеются многочисленные аудио и видео-доказательства, согласно которым итоги голосования должны быть аннулированы на гораздо большем количестве избиркомов по всей стране.

- Мне очень нравится то, что у оппозиции всегда доказательства появляются уже после того, как процесс завершен. После дня выборов и до объявления окончательных итогов голосования у оппозиции было 18 дней чтобы предъявить эти доказательства и обжаловать итоги голосования. Но оппозиция в основном молчала. И только сейчас начала протестовать.
Кроме этого, оппозиция пыталась использовать всем известные формы голосования как новые нарушения и спекулировала этим. К примеру, оппозиция стала вдруг критиковать выборы на специальных участках, обычно открываемых для голосования военных. Но эта практика существует давно.

Потом еще оппозиция предоставила видео-кадры с одного из избирательных участков в Сагареджском районе, где был избит наблюдатель. Но, просмотря эти кадры, я увидел только то, что этот наблюдатель разгуливал с видеокамерой по избирательному участку и мешал процессу голосования. Будь я на избирательном участке, то немедленно бы заставил его покинуть этот участок.

Других никаких доказательств я не видел, а сейчас уже поздно их предъявлять.

- Как известно, сразу после закрытия избирательных участков, оппозиция собрала на улицах Тбилиси своих сторонников и заявила о своей победе. В частности только Объединенная оппозиция заявила, что набрала 33% голосов избирателей. Как Вы относитесь к подобным заявлениям?

- Никак, так как я не знаю, на чем основываются эти данные оппозиции. Любые данные по голосованию должны основываться на методологии подсчета этих голосов. Я знаю, как организация "Справедливые выборы" и "Новое поколение" проводили параллельные подсчеты. И их данные практически не расходятся с нашими.

Оппозиция же никогда не заявляла о своем желании проводить параллельные подсчеты, ни о том, кто будет проводить и по какой методологии.

Следовательно – это незаконные подсчеты. Их показания основаны на устных объяснениях и более похожи на устные народные сказания. Тогда возникает вопрос: почему вдруг взяли цифру 33%, а не 35 или 37%?

Тем более, любой человек, которые хоть раз в жизни участвовал в параллельном подсчете голосов или в работе избиркома прекрасно знает, что только экзитполл может предоставить свои данные сразу после закрытия участков для голосования. Итоги параллельных подсчетов невозможно получить ранее 2 часов ночи, так как необходимо дождаться итогов подсчета голосов со всех избиркомов по всей стране, обработать их и т.д.

А оппозиция заявили о своей победе спустя лишь несколько часов после закрытия избиркомов. Тут любой человек может сказать, что, либо оппозиция располагает какой-то новой технологией подсчета голосов, не известной никому в мире, либо они просто врут.

- Чем объяснить тот факт, что оппозиция взяла всего 4 мандата из 75 в мажоритарных округах, и проиграла даже в Тбилиси, где выиграла на президентских выборах и где выставила весь свой цвет?

- Что касается итогов парламентских выборов, то по пропорциональным спискам власти получили приблизительно столько же голосов, что и на президентских выборах. Общий процент голосов, поданных за власть на парламентских голосах, увеличился за счет уменьшения общего числа принявших участие в голосовании. То есть, если на президентских выборах чуть более 1 млн. голосов из 2 млн. составило 53%, то на этих выборах те же 1 млн. из 1 млн. 800 тысяч – 59%.

В отношении голосования по мажоритарным округам, хочу отметить, что по нашему законодательству в мажоритарном округе побеждает кандидат, набравший более 31% голосов избирателей при простом большинстве. К примеру, в Сабурталинском районе Тбилиси кандидат от правящей партии победил, набрав 32% голосов. Ему там противостояло 4 оппозиционных кандидата. Что же помешало оппозиции выставить одного кандидата. Та же картина наблюдалась и на других мажоритарных округах по всей Грузии.

К тому же правящая партия в мажоритарных округах была представлена известными в своих сферах деятельности людьми: политиками, бизнесменами, деятелями культуры и искусства.
Тут я еще хочу отметить тот факт, что согласно социологическим опросам жители Грузии предпочитают голосовать не за политиков, а за бизнесменов и деятелей культуры.

Ко всем этим фактам, негативно повлиявшим на успех оппозиции в мажоритарных округах, повлияло странное распределение кандидатов по этим округам. К примеру, всем известно, что в мажоритарном округе в Зугдиди не может выиграть кандидат, не знающий мегрельского языка. Оппозиция выставила там Кобу Давиташвили, который имеет такое же отношение к Зугдиди, как и я, то есть, никакого. Точно также, оппозиция выставила в Марнеульском районе Бежана Гунаву, не имеющего к азербайджанцам никакого отношения.

- Получится ли у оппозиции тотальный бойкот выборов?

- Он уже не получается. Сейчас уже ясно стало, что парламент не останется однопартийным, как того хочется сторонникам бойкота. В первом заседании парламента участвовало 3 оппозиционера (2 республиканца и 1 лейборист), еще 7 (6 Христиан-демократов и 1 лейборист) заявили о том, что примут участие во втором заседании парламента. Кроме этого, еще как минимум 4 представителя Объединенной оппозиции могут принять участие в заседаниях парламента. В общей сложности получается 14 человек, а это почти половина (из 31) от общего количества представителей оппозиции, прошедших в парламент по итогам выборов.

- Как же будет обстоять дело с теми депутатскими местами, которые останутся вакантными в случае отказа от своих мандатов части оппозиционеров?

- Принимая во внимание 119 мандатов от правящей партии вместе с 10 оппозиционными мандатами, о которых мы говорили выше, уже получается 129 мандатов, что составляет более 2/3 состава парламента и юридически парламент становится легитимным. Если же оппозиция по пропорциональным спискам откажется занять положенные ей места, то они действительно останутся вакантными до следующих выборов.
Единственное что возможно – это проведение довыборов в октябре по тем двум мажоритарным округам Тбилиси (Ваке и Дидубе), в которых победили представители Объединенной оппозиции, если они откажутся занять эти места.

- Насколько серьезна затея оппозиции с организацией альтернативного парламента?

- Ну, в свое время у нас существовал детский парламент, потом был молодежный. Туда избирались дети и молодежь и учились парламентаризму. Но это все были проекты неправительственных организаций, финансируемых за счет получаемых грантов. Если оппозиция хочет поиграть в подобную игру, то пусть играют. Мы им препятствовать не будем, но и финансировать тоже не будем.

Государственному финансированию будут подлежать все партии, преодолевшие 5% барьер на выборах в парламент. Но для этого, эти партии должны написать заявление о желании быть профинансированными в ЦИК. Я не знаю, как они будут это делать, если считают меня не легитимным.

- Как бы Вы, как председатель ЦИК, охарактеризовали работу Центризбиркома, окружных и участковых избиркомов?

- Еще сразу после президентских выборов мы заявили, что будем стараться провести следующие – парламентские выборы лучше, чем президентские. Я считаю, что эта цель была достигнута. Несмотря на все еще остающиеся погрешности, работу ЦИК и всей избирательной администрации, я оценил бы положительно.

А после не большой передышки мы собираемся заниматься тем же, чем занимались после президентских выборов – анализировать ошибки и исправлять их. Надеюсь, что на следующих выборах подобных ошибок уже не будет.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна