Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Застрахованное грузинское здравоохранение

04/03/2013
Зураб Чиаберашвили
губернатор региона Кахети (Восточная Грузия), экс-постпред Грузии в Совете Европы, экс-посол в Швейцарии, экс-мэр Тбилиси, экс-глава ЦИК Грузии


С конца 2013 года все граждане Грузии будут застрахованы,- таково заявление правительства, укомплектованного коалицией "Грузинская мечта", победившей в парламентских выборах 1 октября 2012 года.

Страхование всех граждан обещало избирателям и Единое национальное движение.

Несмотря на сходство цели, отличие в методах их достижения разительное. В этом письме я пока не затрону то, что осуществляет нынешнее правительство, поскольку пока четко не видны контуры новой страховой системы. Цель письма - обзор созданной Единым национальным движением, и пока еще действующей системы для того, чтобы сегодняшняя власть разделила опыт предыдущей, осмыслила, и сохранила положительные стороны, а для искоренения пробелов предприняла адекватные шаги.


  • Как сделать букет из конфет shokostyle.com/bukety-iz-konfet/.

С 1 сентября 2012 года по 30 сентября включительно к системе грузинского здравоохранения из 900 000 вновь застрахованных граждан (лица с резко выраженными ограниченными возможностями, пенсионеры по возрасту, дети до 6 лет, студенты) 1 сентября обратились 250 000.

Такой высокий показатель пользования медицинским обслуживанием в первый же месяц с начала периода страхования первым делом явствует о том, что у застрахованных государством граждан этой новой категории в течение ряда лет не было возможности получить медицинское обслуживание. (Между прочим, многие годы на граждан этой категории распространялись государственные целевые программы здравоохранения, однако всегда под вопросом стояла эффективность осуществления этих программ).

Вместе с тем, собственно тот факт, что система здравоохранения выдержала сразу такую нагрузку, и не имело место какая-либо серьезная задержка, давала внушительную надежду для того, чтобы после решения отдельных вопросов (смотрите ниже), государственная программа страхования стала бы все более налаженной.

В течение последних лет программы государственного страхования значительно упорядочили отношения между страховщиками и поставляющими медицинское обслуживание, и поэтому и было, что осуществление новой программы такого масштаба (подразумевается "Страхование 1 сентября 2012 года") шла без значительных изъянов.

Следует учитывать, что вместе с этими 250 000 гражданами обычно продолжили пользование медицинским обслуживанием еще 900 000 застрахованных государством граждан (социально незащищенные, педагоги, служащие Министерства внутренних дел и Министерства обороны), 400 000 пользующихся частной страховкой людей и те, кому из-за неимения страховки приходилось платить стоимость лечения из собственного кармана.

Цель этой статьи, не красоваться только лишь статистикой. Важнее увидеть то, какие были изъяны в системе, и как можно, вернее, можно было их преодолеть. Принципы и схемы подачи обслуживания, как со стороны страховых компаний, так и медицинских учреждений, требуют усовершенствования, в особенности в свете защиты прав пациента.

Исходя из того, что у победившей в парламентских выборах 1 октября 2012 года коалиции "Грузинская мечта" отличающееся видение развития системы здравоохранения, многие вопросы, рассмотренные в этой статье, могут остаться в будущем бесполезными. Однако определенные вопросы все равно останутся актуальными, невзирая на то, будет охрана здоровья на частных началах (в условиях большого объема государственного заказа), функцию страховщика полностью возьмет на себя и осуществит без участия частных страховых компаний государство, или сформируется смешанная модель, когда на рынке здравоохранения государство, наряду с тем, что выступает регулирующим и финансистом, еще и является одним из игроков.

Для чего нам частные страховые компании?


Это легитимный вопрос, который звучит чаще всех. Вопрос легитимный, поскольку ежемесячную сумму страховой премии 70% граждан, имеющих страховку здравоохранения, платит государство. Если на государство приходится 70% привлеченных в страховом секторе средств, то действительно, почему не распоряжаться этими суммами собственно государству, и для чего ему частные, ориентированные на прибыль страховые компании для осуществления государственных страховых программ?

Ответ, разумеется, идеологический: если читатель верит, что государство, и его бюрократия делают дело более бережливо, качественно, своевременно, и с учетом интересов потребителя, чем частный сектор, и занятые в нем люди, то он может не продолжать чтение этой статьи. А для тех, кого на самом деле интересует, почему правительство "Единого национального движения" перевело на частные рельсы столь важную для общественности сферу, приведу следующие аргументы:

Эффективное использование средств и сокращение теневой доли в системе здравоохранения. Именно потому, что ориентирована на прибыль, частная страховая компания является наилучшим способом, экономно тратить оказанные на медицинское обслуживание конкретного пациента расходы, то есть, т.н. "убытки". Насколько было целесообразно проведение пациенту той или иной процедуры, важно не только для правильного направления лечения, но и с финансовой точки зрения. Как явствует практика, частной страховой компании лучше государственной бюрократии удается контроль медицинского учреждения, или персонала, чтобы не происходило проведение процедур больше чем необходимо, и неоправданное увеличение расходов медицинского обслуживания. Не должно быть спорным, что ориентированный на прибыль конкурентный рынок рождает высокое качество обслуживания, и доступные цены.

Справедливость требует здесь же отметить те опасности, которые могут повлечь бесконтрольные попытки "контроля убыточности" частных страховых компаний. Уверен, что и вам приходилось слышать о тех неоднократных случаях, когда расход какого-либо компонента лечения, необходимого с точки зрения врача, страховая компания не возмещала. Не говоря о такой серьезной проблеме, как своевременная уплата страховыми компаниями расходов медицинских учреждений, оказанных на медицинское обслуживание застрахованных этой компании.

(Между прочим, руководители медицинских учреждений часто обвиняют страховщиков в низкой оплате медицинского персонала, или возникновении задолженности зарплаты. Здесь тоже положение неоднозначное: иногда страховые компании на самом деле грешат, а иногда проблема в слабости менеджмента медицинского учреждения, а не в попытке страховых компаний "угнетать" медицинские учреждения).

Об обязательной роли государства в урегулировании этих проблем я отдельно буду говорить в конце статьи, однако здесь же скажу, что решающее здесь-формализация практики лечения - внедрение в медицинских учреждениях стандартов лечения, гайдлайнов и протоколов. Когда расписана последовательность лечения того или иного заболевания, ни у пациента, ни у страховой компании не появляется сомнение, что медицинское заведение, или какой-нибудь его врач сознательно проводит дополнительные манипуляции и тем самым сознательно увеличивает расход медицинского обслуживания, или не проводит пациенту необходимые лечебные мероприятия.

Внедрение в медицинском учреждении стандартов лечения статистически значительных заболеваний, гайдлайнов и протоколов, важно не только с точки зрения защиты медицинского персонала (чтобы позже не стало спорным правильность проведенного врачом лечения), но и с финансовой точки зрения. Это шаг к тому, чтобы медицинское учреждение лучше упорядочило как часть медицинской практики, так и свою бухгалтерию.

Я повторю вопрос: почему нельзя, чтобы контроль как лечебной, так и финансовой стороны медицинского учреждения осуществило государство, и для чего здесь соучастие дополнительного игрока, частной страховой компании?

Агентство государственного регулирования медицинской деятельности проверяет медицинские учреждения с определенной периодичностью, но контроль такого типа (даже в условиях полного исключения коррупции) менее эффективней по сравнению с тем, когда страховая компания проверяет медицинскую документацию каждого отдельного застрахованного с тем, чтобы удостоверится в правомерности затрат, оказанных на медицинское обслуживание этого застрахованного.

В течение последних трех лет расходы здравоохранения, оказанные с помощью государственной страховой программы 900 000 застрахованным государством людям (социально необеспеченные, педагоги, служащие МВД и Минобороны) убавились на 15-25% как раз таки благодаря оптимизации затрат частными страховыми компаниями и медицинскими учреждениями

Помимо мотивации ориентированных на прибыль страховых компаний, снижение цен на медицинское обслуживание вызвал также и рост эффективности медицинских учреждений. В существующей на сегодня конкурентной среде они начали упорядочивать менеджмент, оптимизацию своих (в особенности немедицинских) расходов, и через некоторое время они бы вышли на ту отметину, когда не так уж и легко бы дали себя "в обиду" страховым компаниям. Тем более что служба медицинской медиации все больше набиралась сил.

Улучшение качества медицинского обслуживания. Из вышесказанного проистекает еще одно заключение: внедрение в медицинском учреждении стандартов лечения статистически важных заболеваний, гайдлайнов и протоколов, понемногу, шаг за шагом ведет к улучшению и эффективности качества медицинского обслуживания.

У медицинского учреждения есть мотивация внедрения гайдлайнов и протоколов не только потому, чтобы скажем, раз в год с чистой совестью встретить проверку агентства государственного регулирования медицинской деятельности, но и потому, что стандартизованное медицинское обслуживание является одним из важных компонентов для перехода на нормальную практику расчета со страховой компанией.

Опасность есть и здесь: медицинские учреждения не раз жаловались, что страховые компании стараются контролировать "убытки", и сокращать свои расходы направлением застрахованных в такие медицинские учреждения, где низкая цена медицинского обслуживания сохраняется за счет ухудшения качества обслуживания.

У этой претензии тоже есть основание, и ключ к ее урегулированию опять-таки в руках государства: оно не должно допускать существование такого медицинского учреждения, которое предлагает страховой компании более низкие цены за счет ухудшения качества собственно медицинского обслуживания. То есть, конкуренция между поставщиками медицинского обслуживания должна быть с точки зрения качества, базируясь на гайдлайны и протоколы, а не только "борьбой" цен, когда медучреждение предлагает страховой компании низкую цену опять-таки "за счет" пациента.

(Между прочим, с сентября 2012 года заработала внутренняя система оценки улучшения качества медицинского обслуживания и обеспечения безопасности пациентов в стационарных медицинских учреждениях, за которой логически должно последовать усиление существующих механизмов внешнего контроля качества. С тем, чтобы провести градацию качества оказанного медицинским учреждением обслуживания, необходимо провести учет индикаторов некачественного обслуживания, случаев ре-госпитализации, вызванных внутренними инфекциями осложнения и т.д.).

В той модели, которая пока еще действует в Грузии, государство, внедряя в медицинских учреждениях гайдлайны и протоколы, должно обеспечить и то, чтобы медицинские учреждения бесконтрольно не повышали "убытки" страховым компаниям, а также и то, чтобы страховые компании не ставили в худшее положение добросовестных, поставляющих высокое качество медицинских учреждений.

Мобилизация в секторе здравоохранения дополнительных средств. Есть еще один дополнительный аргумент, который доказывает преимущество системы, действующей с участием частных страховых компаний, по сравнению с системой администрирования здравоохранения полностью государством.

Обеспечение возможности получения пациентом качественного и эффективного лечения, уход от небережливого использования ресурсов, сокращение инфляции цен в секторе здравоохранения, или превенция этого в будущем, уменьшение самолечения-все это бесспорно является ответственностью государства, но не означает, что все должно делать собственно государство. Бесконтрольная, неэкономная мобилизация бюджетных средств в медицинской сфере, и их выпуск на медицинский рынок может стать одним из важных оснований инфляции.

В действующей на сегодня в Грузии модели финансы государственной программы страхования выполняют (или выполняли) для медицинского сектора роль того фундамента, на котором страховые компании на свои средства построили дополнительные мощности.

Ниже я шире затрону два метода осуществления государственной программы страхования здоровья, ваучеризации, и перераспределения страховых районов на страховые компании в тендерном порядке. Несмотря на то, что ваучеризация является гораздо более справедливым и ориентированным на свободу гражданина методом, государство перераспределением страховых районов по тендеру в результате в кратчайшие сроки (18-24 месяцев) получило практически полное переоборудование медицинской инфраструктуры, прецедент чего невозможно найти ни в одной стране мира.

Именно ориентированность на прибыль, и заинтересованность в получении эффективного по затрате (однако непременно качественного!) медицинского обслуживания для застрахованных, вынуждает частных страховых компаний либо самим вкладывать деньги в медицинский сектор, либо содействовать привлечению инвестиций в этом секторе.

Правда, 70% мобилизованного в сфере страхования здоровья капитала было обеспечено государством, но именно экономика масштаба обеспечила финансовую устойчивость страхового сектора, и ее доступность на собственные средства для большего количества людей. А это в сфере медицины является наилучшим путем привлечения дополнительных средств.

Наряду с увеличением бенефициаров государственной программы страхования здравоохранения, практически, с той же скоростью возрастало количество застрахованных на свои средства, что также явствует о том, что существующая система здоровая.

Вертикальная "проблема" интеграции

Одним из серьезных аргументов против действующей на сегодня в Грузии модели был, и остается следующий: гражданин застрахован в страховой компании; Страховая компания направляет его в собственные медицинские учреждения; Врач больницы, принадлежащей страховой компании, выписывает лекарство, произведенное /импортированное фармацевтической компанией, принадлежащей этой страховой компании; Гражданин покупает это лекарство в аптечной сети, принадлежащей фармацевтической компании этой страховой компании. По той причине, говорят авторы этого аргумента, что есть такая вертикальная интеграция, нет конкуренции и, следовательно, страдает пациент, который из-за этого дорого платит за медицинское обслуживание.

Изначально же должен заявить: этот аргумент часто повторяют несведущие люди. В период, когда я был на дипломатической службе, я тоже разделял это ошибочное мнение. До того, как рассказать, какова реальность, и как мы пришли до сегодняшней модели, должен сказать следующее:

(В условиях, когда государство страхует гражданина) для меня идеальна модель, если государство дает застрахованному человеку не полис страхования здоровья конкретной страховой компании (как пока работает в Грузии), а ваучер страховки, и гражданин сам выбирает частную страховую компанию. Более того, гражданин сам выбирает то медицинское учреждение, в котором желает лечиться, и страховая компания возмещает ему расходы лечения в том медицинском учреждении.

Существующая ныне в Грузии модель для меня, и для многих граждан, является хорошей предпосылкой идеальной модели. И если сегодняшняя модель с изъяном (смотрите ниже), это обусловлено тем, что не удалось успеть завершить реформу здравоохранения.

А теперь реальная картина, связанная с аргументом "вертикальной интеграции" (поскольку в конечном итоге больнее всего, и чаще всего по карману бьет цена лекарства, начну вертикаль снизу): из основных игроков, действующих на грузинском фармацевтическом рынке (Aversi, PSP, GPC и Farmadepot) в страховом бизнесе участвуют учредители/партнеры только двух компаний, Aversi и PSP.

Из них PSP вообще не участвует в государственных страховых программах, администрируемых Министерством труда, здравоохранения и социальных вопросов, и обслуживает лишь части Министерства внутренних дел и Министерства обороны.

Что касается ассоциированной с фармацевтической компанией Aversi страховой компании "Alfa", она участвует в государственных страховых программах, и страхует социально незащищенных, педагогов, пенсионеров по возрасту, детей до 6 лет, и лиц с резко выраженными ограниченными возможностями во всех трех районах Гурии, Гори и Каспи, а в Тбилиси только социально незащищенных. Из них у сети медицинских учреждений "Medalfa", ассоциированной со страховой компанией "Alfa", есть больница только в Каспи и Озургети. В Тбилиси клиника "Aversi" не обслуживает (точнее, в большинстве случаев не обслуживает) застрахованных страховой компанией "Alfa".

Относительно участвующих в государственных программах страхования других компаний, "Aldagi", "Archimedes", GPI, IC-group, "IRAO" и "Kartu", у них есть собственные медицинские учреждения, или сеть учреждений, но об этом ниже. Что главное, ни у одной из них нет собственной фармацевтической компании и аптечной сети.

Исходя из сказанного выше ясно, что если где-то можно говорить об этой "жуткой" вертикальной интеграции, то всего лишь в двух районах, в Каспи и Озургети.

А теперь прошу покорно: возьмите цены медицинского обслуживания в современных клиниках двух этих районов, и сравните с ценами в независимых клиниках Тбилиси, Кутаиси или Батуми. Или возьмите розничные цены на одни и те же медикаменты в аптечной сети "Aversi" в этих двух районах, и сравните с розничными ценами в аптечной сети "Aversi" в другом районе. По тому, какую вы найдете разницу, продолжим дискуссию на данную тему.

Те, кто, несмотря на приведенные мной факты, все равно продолжают говорить о "монополиях", скажут: разве тот факт, что житель конкретного района, скажем, застрахован в GPI Сагареджо, и лечится в больнице "Geohospitals", находящейся во владении той же GPI, не содержит опасность, чтобы права этого пациента были нарушены?

С идеальной позиции, которую я описал выше, это правомерное замечание. Почему должен быть "увязан" житель Сагареджо именно с GPI? Или почему он должен лечиться именно в сагареджойской больнице "Geohospitals"?

Здесь важно вспомнить, в каком виде начало государство программу страхования здоровья в 2006 году, в виде пилотного проекта, в Тбилиси и Имерети. Сначала социально незащищенным были розданы ваучеры страховки, и они сами могли выбрать желаемую для них страховую компанию. Из-за того, что знание граждан о принципах действия страхования было низким, и в старых районных больницах была низкая обращаемость, для страховых компаний сбор ваучеров, и увеличение количества застрахованных практически был безрисковым бизнесом: страховые компании получали от государства страховую премию, но в условиях низкой обращаемости низкой была и их "убыточность".

Поэтому усилия, и финансы страховых компаний были направлены ни на то, чтобы была увеличена географическая доступность на качественное медицинское обслуживание, а на то, чтобы привлечь как можно больше застрахованных, и получить больше ваучеров (то есть больше финансирования от государства). Это на определенном этапе приняло такой порочный вид, что государство было вынуждено отказаться от идеальной модели частной страховки - выбери свою страховую компанию - и "увязать" конкретные районы с конкретными страховыми компаниями с помощью системы аукциона.

Из того факта, что "охота" за ваучерами среди несведущей в страховой системе общественности почти во всех селах вызвала появление коррупционных схем, не следует делать заключение, что 1. Частные схемы страхования здоровья изначально же порочные, или 2. Действующие в Грузии частные, ориентированные на прибыль страховые компании действуют по логике жадности, и ничего другого их не интересует.

(Между прочим, проведенные государством антикоррупционные мероприятия, и изменение ваучерной системы страхования, которую не сопровождала позитивная информационная кампания о принципах страховки, вызвали такую компрометацию системы страхования здравоохранения, и имиджа отдельных страховых компаний, в результате которого в общественности сформировалось много ложных стереотипов. Миф "вертикальной интеграции" является всего лишь одним четким примером этих стереотипов- З.Ч.).

Соответственно, с 2009 года государство отказалось давать застрахованным государством право выбора страховой компании, и "увязало" конкретные районы за конкретными страховыми компаниями, только с одной важной обязанностью: страховые компании должны были построить в своих страховых районах современные, высокого стандарта клиники, или улучшить существующие.

Результатом именно такой политики является то, что на сегодня в Грузии построено более 100 современных медицинских учреждений, улучшение географической доступности на качественное здравоохранение, и поразительный рост обращаемости застрахованных государством к врачам. Тот факт, что 1 сентября 2012 к государственной программе страхования добавились 900 000 человек, и из них 250 000 в сентябре же обратились к медицинскому учреждению, наряду с тем, что я отметил в начале статьи, явствует о следующем: грузинская общественность поняла, что значит страхование здоровья, и осознала ее пользу.

Страховой полис стал для граждан реальным инструментом для того, чтобы получить медицинское обслуживание, а не виртуальные льготы, какими в свое время были целевые государственные программы здравоохранения. Сегодня застрахованный гражданин, у которого сформировалась определенная история отношений со страховой компанией, уже достаточно информирован для того, чтобы в случае возвращения к ваучерной системе оценить желаемого для него страховщика по условиям качества обслуживания.

(Однако в случае сохранения существующей на сегодня системы, мы не могли так скоро вернуться к модели осуществления ваучерного принципа государственной программы страхования здоровья, так как здесь следовало принять во внимание финансовое положение страхового рынка).

Основные проблемы, существующие в страховом обслуживании, и пути их решения

Несмотря на то, что реформа здравоохранения, и ее страховая часть встала на правильный путь, несколько проблем требовали немедленного решения. До 1 сентября 2012 года больше всего претензий застрахованные государством граждане выражали в связи с тем, что медицинский полис не покрывает то или иное медицинское обслуживание. Как явствует анализ данных сентября 2012 года, по той причине, что полис не покрывал расходы, из 250 000 пациентов, обратившихся к врачу, медицинское обслуживание не смогли получить только 0,44%.

Страховые пакеты 1 сентября 2012 года, то есть лиц с резко выраженной ограниченной возможностью, пенсионеров по возрасту, детей до 6 лет и студентов, были составлены с учетом тех пробелов, которые сопутствовали страховым пакетам, существующим до того, пакетам социально незащищенных и педагогов. Частичное улучшение последних произошло параллельно страхового пакета 1 сентября, а последующее улучшение планировалось с 1 мая 2013 года, когда государство обновило бы страховым компаниям договора об обслуживании социально незащищенных и педагогов.

Существуют заболевания, которые страховые компании, как правило, не страхуют (если страхуют, отдельно, и по высокой цене), и лечение которых прямо берет на себя государство специальными программами здравоохранения. На этот раз не это предмет нашего обсуждения. Нас интересует то, получает, или нет гражданин то медицинское обслуживание, которое государство включило в приобретенный для него страховой пакет. Задействованием службы медицинской медиации государство создало механизм урегулирования отношений между страховой компанией и застрахованным. ( Служба медицинской медиации также упорядочивает отношения между медицинским учреждением и пациентом, а также, страховой компанией и медицинским учреждением).

Однако есть несколько вопросов, которые требуют (вернее требовали) более масштабного решения со стороны государства, нежели это индивидуальные тяжбы, рассмотренные службой медицинской медиации. Первым делом, это география получения медицинского обслуживания. В связи с этим претензия граждан, застрахованных государством, двоякая:

1.У меня есть выбранный мной врач в Тбилиси, у которого лечусь уже 5 лет. Почему GPI вынуждает меня лечиться в клинике Сагараджо?

2. Для лечения заболевания, обнаружившегося у меня, GPI направляет меня в Тбилиси. А я хочу лечиться в клинике Сагареджо "Geohospitals ", так как у меня нет денег, чтобы поехать в Тбилиси.

Что касается претензии первого ряда, путь ее урегулирования следующий:

В клинике Сагареджо "Geohospitals" данное заболевание лечат, и внедрен соответствующий этого заболевания стандарт-протокол лечения. По протоколу подсчитывается расход на лечение, и на основании экономического стандарта выводится цена, которую GPI, как страховая компания, должна выплатить "Geohospitals", как компании управления медицинских учреждений.

Скажем, эта цена 500 лари, а в Тбилиси цена лечения у избранного пациентом врача 700 лари. Для урегулирования проблемы просто необходимо обязать GPI "сопроводить" своего застрахованного в любое медицинское учреждение той суммой, которое обходится лечение в клинике Сагареджо "Geohospitals", то есть 500 лари, а дополнительные 200 лари пациент покроет из собственного кармана, если для него принципиально, чтобы лечение проводил конкретный врач.

Бесспорно, что у этого пути решения проблемы есть одна обязательная предпосылка: в клинике Сагареджо также квалифицированно лечат данное заболевание, как лечит его избранный пациентом врач в Тбилиси. Именно поэтому я упомянул, что " внедрен соответствующий стандарт лечения – т.н. протокол ".

Касательно претензии второго ряда, путь ее урегулирования, устройство-формирование в стране реферальной системы. Географическая доступность медицинского обслуживания не подразумевает, чтобы во всех районных больницах можно было проводить кардиохирургическую операцию. Она подразумевает, что из всех населенных пунктов можно в адекватном отрезке времени транспортировать пациента в районную больницу, стабилизировать его там, и осуществить реферальную транспортировку в клинику более высокого уровня, или в региональный центр (Батуми, Зугдиди, Кутаиси, Гори, Телави), или в Тбилиси.

В условиях действующей сегодня в Грузии модели мы уже стояли у той черты, когда становилось существенным хорошее устройство реферальной системы в каждой сети медицинских учреждений ("Archimedes", "Medalfa", "Medical Park Georgia", "Clinic of my family," "Geohospitals"), и налаженное сотрудничество собственно между сетями. Хорошее формирование реферальной системы является задачей самой сети медицинских учреждений, но на службу регулирования медицинской деятельности возлагается большая роль, она является хорошей и эффективной альтернативой анонсированных нынешней властью "больших, региональных, находящихся в муниципальном подчинении больниц".
(Между прочим, коалиция "Грузинская мечта" по сегодняшний день не говорила, какая ждет судьба существующих районных больниц тогда, когда "модель Сачхере" полностью заработает в Грузии).

Если вернутся к действующей на сегодня модели, недовольство застрахованных граждан вызывала также страховая бюрократия, когда на то, чтобы пройти каждую последующую процедуру необходимо подтверждение "стража" страховой компании, семейного врача, что расходы этой процедуры тоже покроет компания.

Я лично пользовался частной страховкой во Франции и, если не считать какую-нибудь серьезную медицинскую манипуляцию, никогда не согласовывал со страховой компанией мой очередной визит к врачу, или проведение лабораторного анализа. Причина в принципе соуплаты: мне страховая компания покрывала только 70-80% потраченной на медицинское обслуживание суммы. Следовательно, компания знала, что я бы не стал даром платить со своего кармана 20-30%.

(Однако если бы мне понадобилась плановая операция, то непременно пришлось бы пройти страховую бюрократическую процедуру, хотя бы потому, что запись на плановую операцию, которое является существенным принципом сферы страхования здоровья, требует согласования со страховой компанией).

Как пакет социально незащищенных, так и т.н. страховой пакет "1 сентября 2012 года" не предусматривает подобной соуплаты на большую часть медицинского обслуживания, и на 100% возмещает расходы. Когда государство дает страховой полис социально незащищенной личности, или пенсионеру, естественно, старается обеспечить и то, чтобы ему не пришлось при получении медицинского обслуживания доплачивать пусть даже 10-20%.

Зато для контроля того, чтобы не произошло излишнего, ненужного использования медицинского обслуживания, и медицинское учреждение не выставило ей искусственно завышенную сумму возмещения, страховой компании остается лишь контролировать обращаемость и, следовательно, "убытки", излишним бюрократическим механизмом семейных врачей.

Увеличение государством количества застрахованных до 1,8 миллионов значительно поощрило частное страхование, и довела систему до того этапа, когда государство должно было произвести стандартизацию вынесенных на страховой рынок пакетов, чтобы продажей ничего не дающих дешевых страховых пакетов страховые компании не девальвировали принципы страхования, и собственно страховой рынок.

Отношения между страховым и медицинским секторами: от антагонизма к сотрудничеству

Выше я уже упомянул, что на определенном этапе проведенные государством антикоррупционные мероприятия, и изменение ваучерной системы страхования, которые не сопровождались позитивной информационной кампанией о принципах страхования, вызвали компрометацию имиджа системы страхования здравоохранения, и отдельных страховых компаний. Здесь на государство возлагается своя ответственность, так же как и на самих страховых компаниях.

Свою лепту в формировании нежелательного общественного мнения вокруг системы страхования здравоохранения, и отдельных страховых компаний внес также и медицинский сектор, что имело как объективные, так и субъективные причины.

Во услышание авторов ошибочных взглядов о существовании "вертикальной интеграции", отсутствия конкуренции на страховом рынке здравоохранения, и других подобных взглядов, следует сказать, что между страховыми компаниями и медицинскими учреждениями существует естественный антагонизм, и это бросается в глаза не только в тех районах, где страховщики и поставщики медицинского обслуживания разные (например, в Зугдиди, где страховщиком является IC-группа, а поставщиком медицинского обслуживания "Клиника моей семьи", дочерняя компания "Aldagi"), но и там, где одни и те же (например, Ткибули, где страховщик "Aldagi", а поставщик медицинского обслуживания дочерняя компания "Aldagi", " "Клиника моей семьи").

Причина простая: "Aldagi" заинтересована иметь меньше "убытков", и поэтому постоянно старается заставить снизить цены медицинского обслуживания не только независимых от нее медицинских учреждений, но и медицинских учреждений ее дочерней компании, "Клиники моей семьи". Медицинские учреждения, напротив, заинтересованы получать как можно больше прибыли, и поэтому постоянно стараются повысить цены медицинского обслуживания даже собственно для учредителей страховых компаний. (Идет ли большая прибыль, скажем, на увеличение заработной платы медицинского персонала, весьма важная тема, и это нуждается в отдельном обсуждении).

В данной ситуации ролью государства должно быть не регулирование цен, а:

1. С помощью службы медицинской медиации осуществить контроль страховых компаний, чтобы они развили режим сотрудничества с медицинскими учреждениями и, что главное, своевременно производить финансовый расчет с ними.
2. С помощью агентства государственного регулирования медицинской деятельности осуществить контроль медицинских учреждений, чтобы снижение цен на медицинском рынке не произошло за счет ухудшения медицинского обслуживания.
3. Обеспечить соблюдение "правил игры" между страховыми компаниями и медицинскими учреждениями.

Темы для продолжения дискуссии

Лишь в одной статье не удастся ни обсудить все темы, ни исчерпать уже обсужденные темы. Я не касался в статье таких тем, как защита прав пациентов, и механизмы компенсации в случае причинения вреда, внедрение единой электронной базы медицинских записей, и вообще, электронное здравоохранение, первичное здравоохранение и роль семейного/сельского врача, скорая медицинская помощь, медикаменты, квалификация и возмещение медицинского персонала, отраслевые ассоциации врачей и их роль, аккредитация медицинских учреждений и т.д. В той мозаике, которую представляет нынешняя модель грузинского здравоохранения, эти элементы занимают весьма важное место.

Скажу лишь то, что для лучшего функционирования действующей сегодня в Грузии модели здравоохранения и ее перевод на приведенную мной идеальную модель в краткосрочный период были необходимы следующие шаги:

1. Максимальное поощрение внедрения стандартов лечения в медицинских учреждениях;
2. Осуществление широкомасштабных программ курсов повышения квалификации медицинского персонала;
3. Стандартизация страховых пакетов;
4. Внедрение с все большей активностью все больших элементов электронного здравоохранения и тем самым усовершенствование механизма государственного регулирования.

Полагаю, что через 2-3 года система бы была готова, чтобы программы государственного страхования вернулись к ваучерному принципу, в условиях осведомленности граждан в принципах страховки, и неуклонного роста обращаемости в медицинские учреждения, страховые компании вели конкуренцию для привлечения застрахованных в открытой и прозрачной среде.

И, наконец, поскольку после ухода с должности министра здравоохранения мне впервые приходится публично говорить о тематике здравоохранения, хочу еще раз поблагодарить всех медсестер и врачей, менеджеров медицинских учреждений, представителей страховых компаний, и превосходный персонал министерства, беседа, дискуссии, споры, и плодотворное сотрудничество с которыми дали мне возможность, поделиться с вами этой статьей.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна