Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Карсский мир - ошибка, допущенная 90 лет назад

30/11/2011
"Квирис палитра"
Симон Киладзе



  • На странице http://www.ekodar.ru/filter/dlya-tonkoy-ochistki-vody/ фильтр для очистки воды.

26 сентября 1921 года. На железнодорожной станции Карс собрались турецкие высокопоставленные военные и гражданские служащие. У одного из них строгий и горделивый вид, он отдает приказы. Это депутат великого национального собрания Турции и командующий восточным фронтом Киязим Карабекир-паша. Тут же стоят депутат Мухтар-бей и начальник железной дороги восточной Анатолии Вели-бей, полномочный представитель Турции в Азербайджане Мендух Шевкет-бей, полномочный представитель России в Турции Сергей Нацаренус и другие официальные лица.

Турки в ожидании специального поезда, следовавшего из Александрополя. И вот паровоз из трех вагонов достиг станции Карс. Из вагона-салона сходят член президиума ревкома Грузинской ССР, народный комиссар военно-морских дел Шалва Элиава, народный комиссар иностранных дел Грузинской ССР Александр Сванидзе, советник делегации в погранично-территориальных вопросах Павел Ингороква; нарком внутренних дел Армянской ССР Погос Макинцян, нарком народного контроля Азербайджанской ССР Бебут Шахтахтинский, член коллегии наркома иностранных дел России Яков Ганецкий, и в конце технический персонал.

Турки отвели гостей в специально подготовленную для переговоров резиденцию управляющего Карса.

На следующий день начнут работу переговоры представители Грузии-Армении-Азербайджана и Турции: следовало согласовать и закрепить подписями важный документ, регулирующий политико-экономические отношения и что важнее, окончательно решающий сложнейшую проблему, погранично-территориальный вопрос. Это касалось Аджарии (южного сектора Батумской области), а также Артвинской области (полностью) и северной части Артаанской области. В Армении Карской области вместе с Кагизманом и южной части Артаанской области, а в Азербайджане Нахичевани.

Переговоры, начинающиеся в Карсе, и документ, который должны были подписать стороны, будут известны в истории грузинской дипломатии под названием Карской конференции и Карского договора. А до того впереди у делегации двухнедельные встречи, долгие обсуждения, острые дискуссии и в конце подписание под национальный позор. Это произойдет в полдень 13 октября 1921 года, в резиденции вали (правителя) Карса.

Немалые драматические явления предшествовали Карской конференции. С этим договором связаны некоторые окутанные тайной факты из отношений Грузии и Турции, и Советского союза и Турции, которые в свое время не были разглашены, и стали известны исследователям только лишь в 90-х годах, тем временем архивы хранят многие пока еще неизвестные документы.

От мира Сан-Стефано до московского договора

Отношения Грузии и Турции (Османской империи) тесно связаны с российско-турецкими отношениями, более того, весьма часто военное противостояние двух крупных империй определяло судьбу Грузии. Так было в XVIII веке (заключение яссийского мира 1792 года); В XIX веке (договор адрианопольского мира в 1829 году, заключение мира Сан-Стефано в 1878 году). Для Грузии чрезвычайно важным являлся мир Сан-Стефано, согласно которого российская империя получила от потерпевшей поражение Османской империи исторически грузинские территории (Тао-Кларджети, Ерушети и др). По результатам войны 1878-79 годов Российская империя получила от османов в виде контрибуции Батуми и Артвини-Артаани. Установленная по договору Сан-Стефано и позднее, по решению берлинского конгресса российско-османская граница юридически была неизменной в течение 37 лет. Кавказский военный театр первой мировой войны вносил коррективы в погранично-территориальные вопросы: Батуми и Артвином сначала владели османы (в результате брестского мира 1918 года), а позднее, после поражения османов (мудросский мир 1918 года) британцы, а Артаани прибрала к рукам созданная из протурецких элементов самозваная т.н. Карская республика.

Во славу дипломатии грузинского правительства и вооруженных сил Грузии следует сказать, что государственная граница с Турцией довольно скоро была восстановлена почти в том же виде, как до первой мировой войны. В июле 1920 года, когда мы вернули себе Аджарию (Батумскую область вместе с Артвини) площадь контролируемой властью государственной территории достигла почти абсолютного максимума. Это было величайшим достижением после 30-х годов XIV века, когда Георгий Блестящий вновь объединил Грузию.

Таким было положение Грузии осенью 1920 года, когда правительства коммунистической России и кемалистской Турции протянули друг другу руку помощи. Любопытно, что в этот период интересы Владимира Ленина и Мустафы Кемаля совпали: оба воевали с европейской интервенцией, Антанту Москва и Ангора (Анкара) считали врагом. Естественно, что общие проблемы вызвали совпадение внешнеполитических интересов: Москва помогла кемалистам боевым вооружением и финансами. У большевиков были далеко идущие планы: Советская Россия рассматривала кемалистское правительство, как средство проведения большевистских идей (революции мирового пролетариата) на Ближнем Востоке. Совершенно иной была внешнеполитическая ориентация Грузии с четко выраженным западным вектором. Разумеется, как кемалисты, так и коммунисты с подозрением смотрели на грузинских социал-демократов, и дипломатия Тбилиси им явно не нравилась.

Еще один фактор, объединяющий турков кемалистов и русских коммунистов: оба стремились контролировать как можно больше территорий бывших империй. Более того, правительство Ангоры действовало положениями кабальных договоров, оформленных с Грузией и Арменией 4 июня 1918 года в Батуми, и считало своими территориями как исторически грузинские Аджарию-Тао Кларджети, так и армянский Карс и Кагизман (то есть находящиеся с востока и северо-востока вилайеты). Кемалисты юридически зафиксировали свои амбиции на сивасском конгрессе и заставили парламент (меджлис) османов, превратившийся к тому времени в марионетку англичан, принять в январе 1920 года т.н. "Национальный завет", чрезвычайно важный документ, которым были определены будущие границы и государственное устройство Турции. В этом постановлении Батумская область представлена, как турецкая территория, которая вернулась "родине" еще в июне 1918 года. Вместе с тем, парламент внес в "Национальный завет" принцип волеизъявления населения путем плебисцита.

На основании "Завета" первый протест Турция объявила Грузии еще в июле 1920 года, когда Великобритания вывела войска из Аджарии и вернула Батуми, однако в то время на протест кемалистов Тбилиси не обратил должного внимания. Между тем, и в январе 1921 года повторилось почти то же самое, когда дипломатическая миссия Грузии под руководством Симона Мдивани приехала в Анкару: во время разговора о границах Мустафа Кемаль напомнил нам о "Национальном завете" и передал нам его текст, сообщал грузинский посол Министерству иностранных дел в Тбилиси.

"Национальный завет" и на сегодня является для Турции действующим юридическим документом, поскольку именно в нем зафиксирована территория современной Турции.

"Батуми и Артвини-Артаани наши!"

Турецко-российские отношения все больше крепли. В конце 1920 года было решено заключить договор о дружбе. Любопытно, что следующая через Баку в Москву делегация правительства Ангоры под руководством Юсуфа Кемаля приехала из Батуми в Тбилиси 4 февраля, несколькими днями раньше до вторжения России. Правительство Грузии радушно приняло турков, состоялись короткие переговоры, в ходе которых кемалисты подтвердили желание оформить в ближайшем времени договор с Грузией.

По причине плохой работы советского железнодорожного транспорта турецкая делегация опоздала в Москву. Оказывается, в Баку их вагон прицепили к какому-то второстепенному эшелону. Юсуф Кемаль почти со всех станций по телефону связывался с наркомом иностранных дел Георгием Чичериным и просил помощи, убеждая, что им необходим специальный паровоз. Наконец, 19 февраля турки прибыли в Москву, а 26-го началась российско-турецкая конференция. В ходе разработки проекта договора одним из его важнейших положений должно было быть признание Россией территории Турции, и ее восточной границы.

Тем временем, вторгшиеся в Грузию со всех сторон российские войска заняли Тбилиси, правительство эвакуировалось сначала в Кутаиси, затем в Батуми… В начале марта на основании полученных из Ангоры (Анкары) директив Юсуф Кемаль потребовал от российского правительства признать Батуми, Артвини и Артаани, а также Карс в составе Турции. Этим он официально заявил, что эти города принадлежат только лишь Турции…

Как выясняется из турецких, русских и армянских источников, Георгий Чичерин был против передачи Турции Карской области. Называемый в научной литературе лоббистом армян Чичерин действительно "зубами защищал" интересы армян, категорически требовал от турков вернуть Карс и Александрополь (сегодняшний Гюмри, бывший Ленинакан), которые кемалисты захватили во время начатой в конце августа 1920 года войны. Такие действия известного русского дипломата весьма обидели турецкую делегацию и они, оказывается, отказались от продолжения переговоров.

Тем временем за Грузию ни в Анкаре, ни в Москве никто не ратовал. Нашего посла в Москве Герасима Махарадзе арестовал ЧК, а послу Грузии в Анкаре Симону Мдивани Мустафа Кемаль на словах обещал помочь, а на деле делал наоборот: они предъявили нам ультиматум, чтобы наши военные гарнизоны в кратчайшие сроки покинули Артвини и Артаани.

И вот, в столь драматичное для Грузии время на арене появился знаток кавказских проблем, народный комиссар по национальным делам России, Иосиф Сталин, тот же Коба.

"Коба, давай-ка поговори с турками"

Владимир Ленин вовсе не желал обижать своего турецкого коллегу Мустафу Кемаля, так как Кремль, как уже было сказано, рассматривал Турцию как своего важного революционного союзника на востоке. Как утверждают турецкие исследователи, в решении возникших во время переговоров разногласий главную роль выполнил как раз таки Иосиф Сталин. То же самое подтверждают и армянские историки.

Поздней ночью 9 марта Ленин поручил выяснить дела с турками Иосифу Сталину. 10 марта Юсуф Кемаль забрал назад свои требования о признании Батуми-Артвини и Карса в составе Турции, а двумя днями позже датой торжественного подписания проекта договора было назначено 16 марта.

Возникает вопрос: и все же, что в ночь 9 марта произошло такого, что усмирило претензии турков? Точно сказать трудно, однако результат наводит на мысль, что Коба придал приоритет Батуми, как важнейшему порту черноморского побережья, и сохранению последнего отрезка нефтепровода Баку, а остальные грузинские земли, вместе с армянскими, уступил туркам. Однако и сохранение Батуми тоже выглядит сомнительным компромиссом: турки будто сказали, Батуми наш, мы его сюзерены, но так и быть, уступаем, только вы должны дать Аджарии статус автономии.

Коба, разумеется, отлично знал, что исторический Тао-Кларджети был колыбелью грузинской цивилизации, он ведь получил духовное образование и знал и о том, что на переданной Турции территории было множество грузинских христианских памятников. Так почему же остались мусульманам Шатберди, Берта, Анчи, Пархали и Ишхани? Трудно на это дать ответ. Возможно Сталин думал, что это временно, в ту пору была необходимость сохранить дружеские отношения с Турцией, а исправить обстановку мог в будущем. Так или иначе, Грузия потеряла почти третью часть территории. Забегая вперед следует также сказать, что Иосиф Сталин на исходе второй мировой войны на самом деле поднял вопрос территорий Грузии и Армении и официально потребовал от Турции вернуть их… Наверное компромисс с турками в ночь 9 марта 1921 года тяжким грузом лежал на нем.

Братство и дружба… бессрочно

16 марта 1921 года. В Москве, в здании народного комиссариата иностранных дел идет весьма значимое дипломатическое событие: должен быть подписан российско-турецкий договор о дружбе. И вот в зал заседаний входит делегация Турции: министр экономики Юсуф Кемаль Тенгиршенк (руководитель), посол Турции в России, генерал Али Фуад Джебесой, представитель Министерства иностранных дел Риза Нури-бей…

Чичерин приглашает турецких дипломатов к столу, на котором лежит парафированный текст договора. Наступает важный момент: документ сначала подписывают Чичерин и представитель ЦК России Джелал Коркмасов, а затем Юсуф Кемаль, Риза Нури и Али Фуади.

И всё! Вдали от Тбилиси не спросив грузин, по подписанному в Москве " Российско-турецкому договору о дружбе " была решена судьба государственных территорий и границ Грузии, Армении и Азербайджана. Московским договором "рожден" и Карсский договор.

Главное зерно подписанного в Москве документа из шестнадцати пунктов в первой статье, в которой дается северо-западная граница Турции. "В понятии "Турция" подразумеваются те территории, которые были определены по разработанному палатой депутатов Турции "Национальному завету" 28 января 1336 (1920) года". Затем описывается нынешняя граница Турции от Сарпи до Нахичевани. Что касается Батумской области, во второй статье говорится: "Турция согласна уступить свой сюзеренитет Грузии на батумский порт, город и ту территорию, которая находится с севера границы, данной в первой статье этого договора, с условием, что:

1) население этой местности будет пользоваться широкой автономией, что обеспечит религиозно-культурные права каждой общины, и примет такой земельный закон, который согласуется с их желаниями.
2) Турции будет дано право свободного транзита разных товаров через батумский порт без пошлины и препятствий, без налогообложения расходов.

По пятнадцатой статье московского договора Россия брала обязательство, что закавказские республики признают условия московского договора, то есть, Кремль произвел бы давление на них. Дело было в том, что как грузинским коммунистам (уклонистам), так и их армянским коллегам были не по душе потери территорий. Соответственно, узнав, что переговоры состоятся в Карсе, они вознамерились взять реванш. Намерения уклонившихся от центральной линии партии стали известны бюро компартии Кавказа (Орджоникидзе, Киров, Фигатнер, Плещаков и др.), которое дало жесткую директиву грузинским и армянским товарищам: провести переговоры в Карсе со строгим соблюдением рамок договора в Москве. Советским республикам Кавказа продемонстрировать солидарность с Турцией; Не допускать сепаратистских выступлений отдельных республик; Проявить единодушие…

Разумеется, после таких строгих предупреждений было бы крайне трудно выдвигать претензии, однако уклонисты все же попытали судьбу.

Демарш грузинской оппозиции

Сразу же, как только началась конференция, грузины потребовали от турков полностью передать Грузии разделенный на две части Сарпи, а армяне вернуть территорию (развалины) исторического города Анис. Кемалисты заявили категорический отказ и выступили со встречным предложением о создании в батумском порту "нейтральной зоны" (то есть, территории, фактически находящейся под контролем Турции).

К сожалению, развернувшиеся в резиденции вали Карса острые дискуссии грузин и армян с турками не принесли плодов. Спокойной была лишь делегация Азербайджана.

13 октября 1921 года делегации Турции и Грузии-Армении-Азербайджана подписали договор о дружбе, который в основном был идентичным московского документа и повторял записанные в нем положения. Второй статьей без изменения была внесена та часть московского договора, которая касалась батумской области. Все вроде было ясно: Турция уступила Грузии свой сюзеренитет над Батуми, граница прошла по Сарпи, нет никакой опасности, однако вспомним "Национальный завет", который по сегодняшний день не изменился, и турецкие власти считают его действующим законом.

После Карских переговоров, как только был опубликован текст договора, легальная оппозиция (левые социалисты-федералисты) отрицательно оценила его положения. Особенно остро выразила недовольство во время ратификации договора. 14 апреля 1922 года на чрезвычайной сессии Шалва Элиава призвал членов ЦИК поддержать ратификацию договора. Тем временем оппозиционер, социалист-федералист Симон Хундадзе жестко раскритиковал подписанный Элиава документ из-за проигрышного решения вопроса границ Грузии. Представители Аджарии Тодрия и Химшиашвили также отрицательно оценили передачу Турции южной части Аджарии. Из-за дискуссии процедура ратификации затянулась, в конечном итоге к 12 часам ночи все равно его утвердили, воздержались только три человека. Читателю, наверное, не трудно вообразить, перед какой опасностью они стояли, публично критикуя советскую внешнюю политику и большевиков.

Между тем турецкая сторона немногим раньше, 16 марта 1922 года в Анкаре по постановлению великого национального собрания (закон №207) ратифицировала договор.

После Карса

После оформления Карского договора турецко-грузинские (Турции и Советского Союза) отношения успешно развивались, а после смерти Мустафы Кемалья Ататюрка они ухудшились, в особенности в годы второй мировой войны, когда объявившая нейтралитет Турция стала сотрудничать с Германией. До тех пор, пока Вермахт контролировал значительную часть Советского Союза, Кремль был вынужден терпеть политические зигзаги Турции, однако как только Советская армия стала сильней, Иосиф Сталин напомнил Анкаре договоры 1921 года и сначала на Потсдамской конференции, а затем на сессии Генассамблеи ООН официально потребовал возвращения грузинских и параллельно армянских земель. Этот период советской внешней политики и военной дипломатии на сегодня тоже не изучен.

Тем временем, в прессе 45 летней давности сохранилось письмо грузинских ученых: "Турция должна вернуть захваченные грузинские земли", в архивах хранятся отосланные советским посольством из Анкары в Кремль секретные доклады. Секретные планы наступления на Трабзон, Артвини, Артаани и Карс, разработанные командованием военного закавказского округа; Проекты экономического преобразования, которые должны были осуществиться на возвращенных территориях. Списки компартии Грузии кандидатов в члены горкомов и исполкомов Трабзона и Артвина, стихи грузинских поэтов под рубрикой "На южной границе" и "Думы об облкоме Трабзона". И, наконец, подписанный двадцать лет назад Грузией и Турцией новый договор, оказавшийся под шквальным огнем критики политиков и экспертов. Однако, это тема отдельного обсуждения…

Всего какие-нибудь три года назад многие политики и эксперты-политологи полагали, что Карсский договор является принадлежностью истории, что он безнадежно устарел и условия дипломатического документа девяностолетней давности интересуют лишь исследователей, однако…

Часто ошибки прошлого напоминают о себе: в августе 2008 года российская агрессия в Грузии, активность турецкой дипломатии, московские вояжи их лидера и как говорят, обсужденный в Кремле вопрос Аджарии (Турция, якобы, планировала ввод войск в Батуми) в очередной раз явствовали, что проблема существует.

Грузия не должна забывать и того, что Карсский договор, можно сказать, "бессмертен":

а) его односторонняя денонсация невозможна, так как Грузия, Армения и Азербайджан в документе пользуются статусом одной стороны. Правда, сегодняшняя Армения не признает положения Карса в пограничных вопросах , но для Азербайджана Карсский договор является жизненно важным из-за принадлежности Нахичевани.

б) Пока существует Московский договор, будут существовать и условия Карского документа, поскольку Россия и Турция считают Московский договор первейшим и важнейшим правовым актом, упорядочивающим отношения, и на сегодня считают его бессрочным. Ежегодно по-особому отмечают день его подписания и, следовательно, даже если мы упраздним его, этим дело все-таки не исправить, поскольку голова собаки зарыта в Москве.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна