Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Власть, деньги и еще кое что

27/08/2012
Гига Зедания




В данном тексте вообще не будет разговора о внешних ориентирах нынешних политических сил. Затрону лишь их внутреннюю политическую риторику и идеологию, также как и проблем политической системы и вызовов гражданского общества.

Общей точкой стало то, что дискурс, идеология или риторика Национального движения является конгломератом отличающихся элементов. Однако никто не утруждает себя уточнить, конкретно какие это элементы. Попытаемся сделать это.

В идеологически-дискурсивном контексте сегодняшней власти можно выделить два основных направления:
а) республиканизм. Это идеология, которая говорит о равноправии, исчезновении привилегий, об искоренении коррупции, как источника социального неравенства, уравнении провинций с центром. Его главные ценности - гражданское единство и равноправие. Эту традицию у нас называют также и "гражданским национализмом".

б) Либертарианизм, вокруг которого у нас поднялось больше кривотолков, нежели вокруг неизмеримо более влиятельного республиканского направления. Это идеология, которая говорит об индивидуальной свободе, как о первейшем принципе устройства общества; О необходимости свободного рынка, как сферы, свободной от вмешательства государства и т.д. - не стану продолжать перечисление хорошо известных общих мест. Вообще, это направление называют и либерализмом (хотя "либерализм" также означает прозападную ориентацию вообще, поэтому стоит сохранить этот пресловутый "либертарианизм", как термин).

Эти два элемента, республиканизм и либертарианизм, с 2004 года по сегодняшний день были определяющими как для риторики, так и политики власти, невзирая на то, что они с трудом могут прийти в полную гармонию друг с другом. (1). Тем временем, рядом с этими двумя идеологиями в избытке встречались проявления просто политического оппортунизма, то есть стратегия приспособления с сильными общественными институтами и культурными ценностями, отображенные также и на риторическом уровне, если противостояние с ними считались политически проигрышными (2).

Однако, за этими идеологиями или дискурсами стояло совершенно реальное - "обнаружение" политической власти после революции 2003 года. (3). Политика это способность принимать обязательные решения. За последние девять лет в нашей стране эта способность невероятно возросла. В этом росте был источник как всего позитивного, так и большая доля негативного. Концентрация политической власти сделала возможным более или менее эффектное осуществление инфраструктурных проектов, стремительное проведение реформ, быстрое строительство институтов. Однако она же сделала возможной частые нарушения прав собственности, подчинение до того коррумпированного-фрагментированного суда одной инстанции, несообразное с эпохой обеднение и опустошение медиа-ландшафта. Одним словом, стремительный рост политической власти являлся и является амбивалентным феноменом из-за того, что его эффективное ограничение не удалось. Однако негативные явления, как перечисленные, так и другие, сделали возможным идентифицировать эту проблему. Стало понятно, в каком направлении следовало работать, чтобы эту амбивалентность власти повести к однозначной позитивности. (4).

Деньги

Тем временем произошло неожиданное - на политической сцене появились Бидзина Иванишвили и его коалиция "Грузинская мечта". Какова идеология этой коалиции? (Повторюсь, что я подразумеваю не формирование внешних ориентиров, а основы внутренней политики). Здесь тоже можно оставить оппортунизм, и добавить эклектизм. Разумеется, можно сказать также, что ее идеология популистская, но этого недостаточно - в Грузии популистской является риторика любой партии. Я бы скорее сказал, что у этой коалиции вообще нет никакой идеологии, и не нуждается в ней - она построена на воле одного конкретного человека и идеология будет такой, какой будет эта воля в конкретный день или час. Из-за этого некоторые могли бы сказать, что Иванишвили аномалия, и оправдать это мнение тем, что финансовые ресурсы, являющиеся главным оружием Иванишвили, накоплены не в Грузии, а за ее пределами, что делает невозможным более или менее естественный процесс влияния экономики страны на политику (и наоборот).

Между тем, это правильно лишь частично. В действительности Иванишвили является принципом, но он никогда прямо не заявляет этот принцип. И этот принцип - примат денег над политикой. Это искушение, купить в бедной стране на деньги политическую систему, политический процесс. Это позиция, по которой партии, СМИ, гражданские организации, организации социологических исследований, "узнаваемые личности" и т.д., все эти элементы можно купить на частные финансы и политическая система окажется в твоих руках.

Это уже не аномалия одной страны, или одного человека. В постсоветском пространстве искушение большими деньгами дело весьма распространенное. (5). В Грузии был прецедент, в лице Патаркацишвили. Не исключено, что за этим последуют и другие случаи. Происхождение денег может послужить только лишь моральным аргументом, в современном глобальном мире реально приостановить их течение невозможно.

Если данный анализ правильный, то надлежит миновать две ошибки:
а) не следует думать, что Национальное движение и "Грузинская мечта" просто две партии, противостоящие друг другу в сфере политики. (6). На самом деле здесь друг другу противостоят два принципа: политическая власть (которая часто, и к сожалению, нарушает установленные границы) и частные деньги, которые пытаются купить политическую власть. Поэтому опасность, идущая от этих двух сил, и здесь я имею в виду не внешнюю ориентацию, а внутриполитический контекст - совершенно неравномерная; Да, пожалуй, чрезмерная политическая власть влечет плохие результаты. Однако власть дело публичное, которое можно отобрать, тем более в эпоху верховенства демократической легитимации. Касательно смены-купли власти на деньги, это такое дело, исправить которое было бы несравнимо сложней. В политике частные деньги, количество которых больше, чем государственный бюджет, вызвали бы неравномерность между гражданами и одним супер-гражданином, который сделал бы демократию структурно невозможным.

б) Эти две силы не смогут сбалансировать друг друга, так как деньги должны балансировать политику "извне", из бизнеса, экономики. Безграничное использование денег внутри политики вызывает только лишь коррупцию, а не демократический баланс. (7). Некоторые могут вспомнить, что нынешняя власть тоже нечиста в деле размежевания политики и экономики. Что ж, и в самом деле. (8). Однако рецепт "Грузинской мечты" тот же, что и лечение головной боли гильотиной.

Нечто иное

Я знаю, часть общественности удивится, но, очевидно, Национальное движение выиграет парламентские выборы 2012 года с ощутимым преимуществом. (9). Только это вовсе не будет таким триумфом, какой ожидает другая часть общественности.

Дело в том, что власть стоит перед структурными проблемами, для решения которых необходимо их осознать.

Если в основе любого гибридного режима лежат три фактора: легитимность от народа, признание от элиты и репрессивный аппарат, то у Национального движения всегда были первый и третий, и почти всегда недоставало второго элемента, то есть признания элиты. Победа выборов 2008 года была выстроена как раз на той возможности, что элиты всегда количественно меньше, чем народа, поэтому если перепрыгнуть через головы элиты и выйти напрямую на народ, то у тебя гарантировано больше голосов в выборах. Однако в отличие от Гачечиладзе, Иванишвили вовсе не является только лишь лидером "элиты" по необходимости. И легитимация народа вовсе не является константой, которая всегда и безусловно будет у Национального движения. (10). В такой обстановке уступить оппозиции элиту такая роскошь, которая вскоре может стать для власти равноценной проигрышу. В порядке дня встает вопрос кооптации элиты, но не так, чтобы посылать им индейки, или платить зарплату ни за что. А адекватно современной общественности.

Давайте зададимся простым вопросом: разве не должно пугать нынешнюю власть, что социальная группа, от имени которой она совершила революцию – в среднем образованный класс, "знающий английский и компьютер", в этих выборах с подавляющим большинством намеревается проголосовать против нее? (11). И дело касается не только людей среднего возраста этого социального слоя, но и молодых, которые только начинают взрослую жизнь. Это проблема, которая вырастает не столько из любви к оппозиции, сколько из ненависти к власти.

И разве все завершается выборами 2012 года? Отнюдь, за ними следуют президентские выборы 2013 и местные выборы 2014 года. Если произойдет так, что Бидзина Иванишвили до тех пор не допустит роковой ошибки, и не ослабит внимания, насколько будут велики шансы Национального движения на победу в последующих выборах? И если поставить более животрепещущий вопрос, насколько сможет наша политическая система выдержать такой приток денег? (12).

Власть нуждается в новой стратегии. Уделить внимание социальной проблематике было необходимо, но не менее актуально посмотреть и в сторону публичного пространства, однако эта актуальность возможно так прямо и не видна. Можно выделить три основных направлений:

а) партийное строительство. Первым делом следует построить собственно властную партию. Скажем прямо: по "Национальному движению", как по партии, вообще не видно динамики собственного развития, более того, аналитики говорят, что названия партии не заслуживает ни одно политическое объединение в Грузии, включая Нацдвижение. Между тем, политическая партия является наилучшей машиной для вовлечения в политический процесс той части населения, которая потенциально поддерживает тебя.
б) Гражданское общество. У нас господствует мнение, что гражданское общество должно развиваться спонтанно, но спонтанно в Грузии редко что процветало кроме ММК. (13). Тем временем, есть задачи, выполнение которых государственными структурами больше вредит делу, чем приносит пользу.

в) СМИ. Наивным идеализмом, хоть и вызывающим симпатию, было бы требование полного освобождения СМИ - освобождения не произойдет, поскольку никто в этом не заинтересован, ни власть, ни оппозиция. (14). Но на самом деле, помимо пропаганды и дешевого развлечения, в грузинских СМИ может появиться нечто, что адекватней бы отображало, а также направляло интересы, появившиеся к новым знаниям и ценностям.

Это, разумеется, подразумевает пересмотр стратегии власти. До того ее отношение часто было похоже на известный анекдот: полковник и инженер спорят, кто умней, военные или инженеры. В конце полковник задает вопрос на засыпку: если вы, инженеры такие умные, то почему не маршируете? В значительной доле точно таким и было отношение власти к людям, действующим в гражданском пространстве: если ты умный, входи в иерархическую систему власти, а если нет - твое мнение неинтересно, сквозило в их отношении. Но в нынешнем контексте цена такого отношения может быть слишком дорогой. Наряду с иерархией необходимо единство горизонтальных связок и союзов, которые порождают собственную динамику, и которые не продаются на деньги и не меняются на власть.

Борьба власти и денег обозначила существующую в нашей общественности пустоту, трещину, пустынью. И если ничего не исправить, сбудется драматичный диагноз поэта: "Пустыня растет. Горе тому, кто таит пустыню в себе".

Примечания:

1. Между тем не стоит преувеличивать значение этого противостояния - в конце концов, именно разные традиции республиканизма и "либертарианизма" (то есть либерализма) являются, например, определяющими факторами общественно-культурного контекста в США.

2. Наиболее комичным и наглядным проявлением оппортунизма были индейки, посланные представителям нашей интеллигенции к рождеству 2007 года, однако можно вспомнить и многие другие случаи. На уровне риторики следует в особенности отметить использование религиозных содержаний.

3. Этот момент в точности отметил Гиги Тевзадзе в заглавии книги, опубликованной в 2003 году "Возвращение власти".

4. Дискуссию на тему, почему Саакашвили не должен быть премьер-министром после 2013 года, начавшуюся еще в 2010 году, сразу же по принятию новой Конституции, следует рассматривать именно в этом контексте, как попытку приведения в действие механизмов ограничения власти.

5. В России, как во время Ельцина, так и Путина, олигархи, то есть много частных денег, такая же важная часть политической системы, как и любой формальный или неформальный политический институт. Это одна из причин, почему является невозможным реформирование современной российской политической системы.

6. На мой взгляд, этого довольно распространенного мнения не может избежать даже такой многосторонний и нюансированный анализ, который предлагает Саломе Асатиани в последних блогах, опубликованных на сайте Радио "Свобода".

7. Не следует думать, что с нерегулированным использованием денег в политике борются только в Грузии. Для примера приведу весьма экзотическую регуляцию: в США разрешается создать специальный фонд в поддержку кандидата, но с условием, что у управляющих этим фондом не будет никаких отношений собственно с кандидатом и распоряжаться деньгами будут по своему усмотрению (а не по необходимости кандидата).

8. В основном здесь я подразумеваю вмешательство государства в бизнес. Что касается т.н. элитарной коррупции, разговоры о ней в большинстве случаев весьма преувеличенные. Разумеется, вовсе не исключено, более того, очень возможно, что существуют конкретные факты элитарной коррупции, но нынешняя политическая система, в отличие от предшественницы, не построена на коррупции, как на принципе.

9. Известно, что с иностранными дипломатами и международными организациями лидеры "Грузинской мечты" несравнимо скромней оценивают свои электоральные шансы, нежели на митингах. Учитывая мажоритарный список коалиции, не выдерживающий никакой критики (ни с "идеалистически-ценностной", ни с "реалполитической" точки зрения), у него появится шанс серьезного успеха, если предъявленный властью список будет еще хуже.

10. Вообще, апеллирование на народ в контексте, подобном нашей страны, является проблемным делом, о чем недавно напомнил любопытный анализ Заала Андроникашвили, где он говорит об опасности трансформации населения в толпу.

11. Здесь можно попробовать психологическое объяснение: если ненависть данного класса к режиму Шеварднадзе была определена отличием ("кто эти люди, которые управляют нами?!"), ненависть к режиму Саакашвили обусловлена сходством ("почему нами управляют эти, хорошо знакомые нам люди?!"). Любой знаток художественной литературы XIX века скажет, что вызванная сходством ненависть сильнее, чем отличием. Только лишь этого психологического фактора на самом деле недостаточно для объяснения данного негативного отношения, однако, это было бы неплохой темой для романа. Как говорил Курт Вонегут, "настоящий ужас, когда проснувшись одним утром обнаружишь, что страной управляют твои одноклассники".

12. Пока проявляются две возможные поствыборные стратегии "Грузинской мечты": первая - создание революционной ситуации; Вторая, войти в парламент и там привлечь на свою сторону депутатов, сторонников власти. Вторая стратегия вроде бы должна означать нормальный политический процесс, но и в ней решающее место занимают деньги. Искушение деньгами даже в лучшем (в нормализованном, мирном) случае будет главным вызовом. 13. Что еще раз подтвердилось созданием "Девятого канала", по результатам медиа-мониторинга, заказанного программой развития ООН, "Девятый канал" в деле соблюдения журналистской объективности ощутимо отстает как от властных, так и от других оппозиционных каналов, и находится где-то между ними и "Реал TV".

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна