Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Грузия и свобода СМИ

25/03/2009
Центр экстремальной журналистики
Тенгиз Аблотия



  • Полезная информация квартира на сутки в минске.

Свобода СМИ занимает особое место в общественном сознании и политической системе Грузии.

Еще в советское время по 1-му каналу грузинского телевидения можно было увидеть то, что никогда не показывали по общесоюзному телевидению. Разумеется, это никак не касалось политики и общественной жизни, но в определенной степени указывало на относительный либерализм грузинского общества - к примеру, еженедельно в эфире шла программа «Иллюзион», в которой показывали итальянские, французские и даже американские фильмы, которые в остальных частях СССР, а уж тем более в столице, можно было увидеть только на закрытых показах. Раз в месяц по грузинскому ТВ шла популярная программа «Это эстрада», где можно было увидеть новинки современной музыки, категорически запрещенные к показу в других республиках СССР.

После развала Союза свобода СМИ стала одной из главных политических тем.

Одной из причин (не в последнюю очередь) гражданской войны оппозиции и первого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа стало то, что первый президент страны взял СМИ под жесткий контроль. В этот период единственный телеканал – Государственное телевидение - полностью контролировался властью. Из-за жесткой цензуры там абсолютно отсутствовало альтернативное мнение, а оппозиция подвергалась жесткой критике.

Именно поэтому, среди основных аргументов, благодаря которым вооруженной оппозиции в 1991-92 годах удалось склонить на свою сторону немалую часть общества, было полное отсутствие свободы слова.

Свержение Звиада Гамсахурдиа мало что изменило, и теперь телевидение полностью контролировалось новой властью - главой государства Эдуардом Шеварднадзе и Военным советом. Начавшаяся война в Абхазии, а затем внутренняя гражданская война, на неопределенное время отложили возможность хотя бы частичного освобождения СМИ от контроля власти.

Первые изменения появились в середине 90-х, в лице частных газет – в первую очередь «Резонанси» и «Алиа». В этот период появилась возможность публичной критики правительства. Однако критика допускалась только общая, без конкретизации. Можно было говорить, что в стране все плохо, и власть не годится ни на что, но называть конкретные имена и оглашать конкретные факты было все еще опасно - страна находилась во власти бандформирований.

В 1993 году в стране появилось первое независимое телевидение – «Ибервизия». Оно сильно отличалось от Государственного телевидения по форме, но не по содержанию. К этому нужно добавить, что владельцем «Ибервизии» являлась компания «Джорджиан транзойл», которая была филиалом одного из бандформирований, контролировавших страну – «Мхедриони». Исходя из этого, ни о какой свободе слова не могло быть и речи.

К тому же «Ибервизия» выходила только на дециметровом канале и смотреть ее могли только в Тбилиси.

Классический случай произошел в феврале 1995 года. Газета «Резонанс» опубликовала статью о деятельности Мхедриони, после чего автора статьи Резо Жоржолиани почти насильно привели к лидеру организации Джабе Иоселиани. Журналисту угрожали, хотя и отпустили потом живого и невредимого.

Ситуация начала улучшаться после 95 -96 годов, когда Эдуарду Шеварднадзе удалось распустить вооруженные банды.

Газеты стали все более смелыми и независимыми, все меньше стесняясь называть имена и фамилии. К примеру, в 1996 году газеты начали активную кампанию против тогдашнего министра внутренних дел Шоты Квирая, которого обвиняли в расстреле нескольких человек, уличенных в мародерстве во время гражданской войны в Западной Грузии. Скандал привел к отставке министра.

Однако при всем этом телевидение все еще оставалось монополизированным.

«Ибервизия» к тому времени практически перестала существовать из-за финансовых проблем. К тому же телекомпания потеряла большинство узнаваемых лиц. К примеру, один из самых популярных ведущих новостей Георгий Таргамадзе (ныне депутат от оппозиции) в 1996 году ушел из журналистики в политику, став членом команды одного из региональных князьков Аслана Абашидзе.

В 1997 году в журналистской среде Грузии заговорили о том, что в бывшем индустриальном городе Рустави появился очень интересный и продвинутый канал – «Рустави-2». О новостной программе «Курьер» рассказывали, что она разительно отличается от информационного выпуска Государственного телевидения в сторону гораздо большего уровня свободы и раскрепощенности.

В 1997 году владелец телекомпании Эроси Кинцмаришвили заявил о желании начать общенациональное вещание, однако столкнулся с немалыми проблемами. Власти пытались отказать телекомпании в получении частоты на общенациональное вещание. Однако при активной поддержке посольства США и американской НПО «Интерньюс», телекомпания получила лицензию.

В итоге, в году канал «Рустави-2» начал вещание на всю Грузию.

Это резко изменило информационное поле страны. Впервые в эфире появились политические дебаты, которые привили стране культуру политических баталий. Впервые со дня восстановления независимости, политики разных течений ежевечерне обсуждали в прямом эфире самые злободневные вопросы.

Невозможно переоценить роль «Рустави-2» в формировании в Грузии общественного запроса на свободные СМИ. Все возникшие позже телекомпании так или иначе брали пример с «Рустави», а дискуссионная программа «Вечерний курьер» до сих является образцом для всех последующих программ с политическими дебатами.

Период с 1998 по 2003 годы стал периодом массового открытия телекомпаний – «Иберия,» «Кавкасиа», «8-й канал», «Мзе», «Эвирка», «Маэстро», «Имеди» - это лишь небольшой перечень открывшийся за это время.

Этот период показал, что грузинская свобода СМИ страдает одним большим недостатком.

ОЛИГАРХИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СВОБОДЫ СМИ

С того времени и до сих пор свобода прессы в Грузии носит исключительно добровольный характер и полностью зависит от желания владельцев.

К 2003 году, в период, предшествовавший революции, телепространство было полностью поделено крупным бизнесом и политиками.

Владельцем «Рустави-2» был Эроси Кинцмаришвили, который являлся соратником будущего оппозиционера, до 2002 года спикера парламента Зураба Жвания.

Телекомпания «8-й канал» принадлежала российскому бизнесмену Бидзине Иванишвили, который отличается своим подчеркнутым нежеланием вмешиваться в политику. Телеканал был довольно слабым и скучным, особенно по грузинским меркам.

Телекомпания «Иберия» принадлежала министру связи Фридону Инджия, который был уволен со своего поста в 1999 году. Затем, поменяв нескольких хозяев «Иберия»перешла в собственность «Омега –групп» - крупного импортера сигарет, которую возглавлял бизнесмен Заза Окруашвили, родственник пророссийского регионального князька Аслана Абашидзе.

«Имеди» была создана российским олигархом Бадри Патаркацишвили, который вынужден был покинуть Россию и вернуться в Грузию после того, как президентом страны стал Владимир Путин.

Телекомпанию «Мзе» финансировал бизнесмен Вано Чхартишвили – один из соратников Шеварнадзе, который вынужден был продать телекомпанию после революции 2003 года.

Телекомпания «Кавкасиа» - это, пожалуй, единственное исключение из этого правила: ее владельцем, а также главным лицом в эфире является частное лицо Давид Акубардия. Телекомпания испытывает постоянный дефицит денег, поэтому ее работа далека от самых минимальных стандартов тележурналистики. Единственный ее плюс, который помог ей выстоять все прошедшие годы, – это ее независимость от каких-либо политических или бизнес-групп.

СМИ ДО РЕВОЛЮЦИИ 2003 ГОДА

По мнению, большинства общая атмосфера в СМИ в последние годы президента Эдуарда Шеварднадзе была более свободной, но не потому, что власти были более демократичными и сознательными, а потому, что ситуация в стране была неуправляемой – это касалось всех сфер, включая СМИ.

В октября 2001 года попытка приструнить свободу СМИ чуть не стоила Эдуарду Шеварднадзе власти.

5 октября группа сотрудников министерства безопасности ворвалась в здание «Рустави-2» и блокировала работу телекомпании. Поводом стала неуплата налогов, однако в стране, где налоги не платил никто, в этот повод не поверили. На следующий день возле здания парламента началась широкомасштабная акция протеста. Однако вопреки ожиданиям, она не закончилась революцией. Президенту Шеварднадзе пришлось избавиться от нескольких одиозных министров, в ответ Зураб Жвания покинул пост спикера парламента.

В последние годы Эдуард Шеварднадзе полностью утратил контроль над СМИ – даже каналы, которые по идее должны были работать на власть, стали ареной выступлений оппозиции. Один раз, в середине ноября 2003 года, в разгар революционных выступлений Шеварднадзе даже не сдержался:

«Все телекомпании работают на оппозицию. А что же мы? Почему первый канал не работает на нас? Он же должен нам помогать!».

Эти слова, произнесенные в прямом эфире, вызвали настоящий скандал – ведущий одной из самых рейтинговых программ Первого канала «Что происходит?» Кока Кандиашвили в знак протеста ушел с ТВ.

«Я работаю не на власть, а на народ» - заявил он.

Все телеканалы были заполнены дискуссионными программами: «Вечерний курьер» («Рустави-2»), «Взгляд» (Мзе), «Вечерний эфир с Ингой Григолия» (Первый канал) и т.д.

В итоге дело дошло до того, что в предреволюционный период разница между правительственными и оппозиционными телекомпаниями была сведена к минимуму. Отличие заключалось в том, что «Рустави-2» занималась открытой пропагандой, а все остальные просто освещали события во всех деталях, проводили дебаты, но не высказывали своего мнения.

СВОБОДА СМИ ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ

После революции 2003 года к власти пришло правительство, которое куда более обстоятельно контролировало ситуацию. Эпоха хаоса закончилась, у СМИ начались проблемы.

После революции закрылось несколько телекомпаний. Причины были разные.

Телекомпания «Иберия»

Закрытие телекомпании не связано с наступлением на СМИ.

В мае 2004 года власти начали широкомасштабное наступление на владельца телекомпании - бизнес-группу «Омега».

В итоге группа прекратила существование, ее активы были проданы, а телекомпания за неимением средств закрылась.

Телекомпания «8-й канал»

Закрытие этой телекомпании также вряд ли связано с политикой. Владелец канала, бизнесмен Бидзина Иванишвили, не вмешивался в политику, а «8-й канал» был подчеркнуто нейтральным. Истинные обстоятельства закрытия телекомпании точно неизвестны. Часть сотрудников компании заявляет в частных беседах, что владельцам надоело выкидывать деньги на воздух, часть заявляет, что власти попросили Иванишвили поучаствовать с реформировании «Общественного телевидения», на что он ответил отказом и в результате был вынужден закрыть свой канал.

Телекомпания «202»

Телекомпания была создана в 2002 году по инициативе Союза инвалидов, который располагал аппаратурой, но не знал, как ей распордиться. Директором «202» был назначен Шалва Рамишвили – чрезвычайно талантливый человек, снискавший в Грузии славу в качестве создателя мультсериала «Дардубала». Мультики, высмеивающие Шеварнадзе, выходили по воскресеньям в эфире «Рустави-2» были чрезвычайно популярны.

Шалва Рамишвили был близок к группе Саакашвили и Жвания. Он был одним из участников революции и ярым ее сторонником.

Ситуация начала меняться в 2005 году. В этот период Шалва Рамишвили стал постепенно крениться в сторону оппозиции. В эфире телекомпании ежевечерне шли политические дебаты, нельзя сказать, что они были особо оппозиционными, а Рамишвили стал радикальным противником власти.

Однако в августе 2005 года неожиданно для всех один из героев революции роз был арестован.

Выяснилось, что он вымогал 100 тысяч долларов у одного из депутатов от правящего большинства в обмен на отказ от показа в эфире журналистского расследования о его незаконной бизнес-деятельности.

Депутат пошел на сотрудничество с полицией и явился на встречу с Шалвой Рамишвили со скрытой камерой. Пленка зафиксировала все – процесс передачи денег, радостное заявление Рамишвили о том, что он сейчас делает ремонт дома.

После его ареста «202» стал настоящим рупором оппозиции, однако финансовые проблемы привели к тому, что в 2006 году телекомпания закрылась.

Сейчас ее частота принадлежит телеканалу «Сакартвело» (министерство обороны).

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДЕБАТЫ

Политические дебаты в прямом эфире после революции сталкиваются с постоянными проблемами. Они то исчезают, то появляются. Пик дискуссионных программ пришелся на период с сентября 2007 по май 2008 годов, когда оппозиция предприняла длительную попытку отстранения Саакашвили и его команды.

Тогда телепространство Грузии разделилось на 2 полюса – «Рустави-2» выражал интересы власти, «Имеди» прямо призывал население выйти на улицы.

В условиях жесткой политической борьбы в нее были активно включены и телекомпании.

7 ноября власти приняли решение разогнать митинг и блокировать работу телекомпании «Имеди», что вызвало резко негативную реакцию как внутри страны, так и в международном сообществе.

В итоге Михаилу Саакашвили пришлось назначить досрочные президентские выборы, которые он с трудом выиграл в условиях жесткой политической и информационной борьбы.

После майских парламентских выборов наступило затишье. Все дискуссионные программы ушли в отпуск, который продлился до ноября – декабря 2008 года.

Причин задержки выхода политических дебатов в эфире были две – стремление власти дать остыть внутриполитическому напряжению и августовская российско-грузинская война.

Сентябрь, октябрь и часть ноября 2008 года можно считать самых глухим телесезоном за последние годы. Контроль власти над телеканалами был практически абсолютным, и это было заметно невооруженным глазом.

Так, российская журналистка, корреспондент «Коммерсанта» Ольга Алленова заявила в интервью «Эху Москвы»:

«Я всегда видела в Грузии политический процесс – борьбу политиков, дебаты, оживление в эфире. Это было характерно для Грузии. К сожалению, сейчас я ничего такого не видела».

Изменения начались после сентябрьского заседания комиссия Грузия – НАТО, которое прошло в Тбилиси.

Генсек НАТО Яаап Де Хооф Схеффер прямо сказал, чего он ждет от грузинских властей:

«Грузия станет членом НАТО, но на данном этапе стране очень многое нужно сделать для утверждения демократических принципов, в частности, продолжить реформу судебной системы и уважать свободу слова».

Через несколько дней после этого Михаил Саакашвили выступил с необычной инициативой - политические дебаты в эфире Общественного телевидения должны принять обязательный характер, в законодательно порядке.

После этого жесткие ограничения были сняты со всех телекомпаний.

На сегодняшний день в медиапространстве Грузии в прямом эфире работает несколько дискуссионных программ:

«Тема дня» - 2 раза в неделю, «Общественное телевидение»
«Акценты» - 1 раз в неделю, «Общественное телевидение»
«Политическая неделя» 1 раз в неделю - «Общественное телевидение»
«Позиция» - 1 раз в неделю, «Рустави-2»
«Комментарий дня» - 3 раза в неделю, «Имеди»
«Спектр» - 5 дней в неделю, «Кавкасиа»
«Барьер» - 2 раза в неделю, «Кавкасиа»
«Профессия репортер» - 2 раза в день, «Маэстро»
«Неизвестный Кавказ» - 1 раз в день, «Маэстро»
«Камера номер 5» - 3 раза в день, «Маэстро»
«Политбюро» - 5 дней в неделю, «Маэстро»

ИТОГИ 2008 ГОДА

В целом, 2008 год можно считать самым провальным с точки зрения свободы СМИ, особенно электронных. Сорвавшаяся попытка свержения власти, внеочередные президетские выборы, парламентские выборы, российско-грузинская война – все это никак не способствовало развитию демократических принципов.

Это дало немедленный результат в виде резкого снижения рейтинга Грузии.

Так, правозащитная организация «Фридом Хаус» дала беспреценденто низкую оценку состоянию свободы СМИ в стране – 123 место. Такого провала Грузия еще не знала – по заключению «Фридом хаус», не далее как в 2007 году страна занимала вполне приличное 65-е место в рейтинге.

Однако ближе к концу 2008 года ситуация стабилизировалась, и на сегодняшний день в целом медиа-пространство Грузии достаточно открытое и свободное.

ТЕЛЕКОМПАНИИ

«Рустави-2» сохраняет позиции наиболее последовательного проправительственного телеканала. Однако несмотря на это, альтернативное мнение в ее эфире присутствует в больших количествах. Ежедневные новости регулярно освещают заявления, акции и инициативы оппозиции. Раз в неделю в эфир выходит дискуссионная программа «Позиция», где регулярно выступают лидеры оппозиции.

После 2003 года телекомпания поменяла нескольких хозяев. В 2005 году у ее владельца Эроса Кинцмаришвили резко ухудшились отношения с властью и ему пришлось продать «Рустави-2». Ее новым хозяином стал бизнесмен Кибар Халваши – совладелец грузинской «Пепси колы» и представитель «Проктор и Гэмбл» в Грузии. Он является другом занимавшегося в то время пост министра внутренних дел Ираклия Окруашвили.

В настоящее время Эрос Кинцмаришвили заявляет, что его вынудили продать телекомпанию.

Когда Окруашвили ушел в отставку, Кибар Халваши вынужден был продать «Рустави-2».

На сегодняшний день владельцами «Рустави-2» являются: гендиректор телекомпании Иракли Чиковани (30%), компания «Геомедиа групп» (40%) и зарегистрированная на Маршалловых островах «Индустриальная группа Грузии» (30%).

В этом списке неизвестны те, кто стоит за «Геомедиа групп». Что касается «Индустриальной группы», то ее владельцем является бизнесмен и депутат от правящей партии Давид Бежуашвили, родной брат главы грузинской разведки Гелы Бежуашвили.

В декабре 2008 года Халваши внес через адвоката исковое заявление в генпрокуратуру, в котором потребовал начать предварительное расследование и уголовное преследование в связи с переоформлением на других лиц, «путем принуждения и угроз», принадлежащих ему долей в телекомпаниях «Рустави-2» и «Мзе».

В том же месяце Халваши, также посредством адвоката, внес в парламент заявление с требованием создать временную парламентскую следственную комиссию по расследованию «фактов нарушения должностными лицами Грузинского законодательства».

«Имеди» в настоящее время превратилась в полную противоположность самой себе.

В марте 2006 года ее владелец Бадри Патаркацишвили выступил на заседании Ассоциации бизнесменов Грузии с резкой критикой власти, после чего телекомпания постепенно стала ассоцироваться с оппозицией.

Критика со стороны телекомпании была настолько жесткой и бескомпромиссной, что власти Грузии приняли роковое решение – бойкотировать политические дебаты в «Имеди».

В результате телекомпания превратилась в штаб оппозиции, а сам Бадри Патаркацишвили стал главным финансистом оппозиционного движения, которое чуть было не сменило власть в 2007-2008 годах.

В 2006 году в «Имеди» вошла империя Руперта Мэрдока. Долгое время широкой публике не было известно, в какой именно форме сотрудничают «Имеди» и «Ньюс корп». Считалось, что медиа-империя купила акции телекомпании. Однако позже выяснилось, что Патаркацишвили всего лишь передал телекомпанию в управление «Ньюс корп», не уступив при этом ни одной акции. В результате гендиректор «Имеди» Луис Робертсон фактически превратился в номинальную фигуру. Реально политику телевидения определял Бадри Патаркацишвили.

7 ноября 2007 года власти приняли еще одно ошибочное решение в отношении телекомпании – вечером, после разгона оппозиционного митинга, спецназ ворвался в здание «Имеди». после чего телекомпания прекратила работу.

Произошедшее событие вызвало крайне негативную реакцию как в Грузии, так и в мире.

Представители международных органиазций высказали возмущение в связи с произошедшим.

Так, Представитель Парламентской ассамблеи Совета Европы Матиас Йорш заявил: 'Когда мы узнали, что в Грузии объявлено чрезвычайное положение, это вызвало у нас шок. События в Грузии ощутимо повредили ей как лидеру демократических реформ. Разгон митингующих и прекращение вещания телеканалов - это факты, абсолютно неприемлемые в демократической системе».

Спецпредставитель Евросоюза в странах Южного Кавказа Питер Семнеби заявил, что "на данном этапе обе стороны хорошо осознают всю серьезность необходимости диалога" и сказал о необходимости проведения открытого расследования событий 7 ноября в Тбилиси, когда власти применили силу для разгона акций оппозициии.

Для урегулирования ситуации в Грузию был направлен пресс-омбудсмен ОБСЕ Адам Михник.

Обеим сторонам конфликта было что сказать в связи с произошедшим.

Президент Грузии Михаил Саакашвили считал закрытие «Имеди» единственной возможностью не допустить разрастания гражданского противостояния: «7 ноября «Имеди» распространяла информацию о том, что полиция и спецназ двинулись к Кафедральному собору грузинской православной церкви, где собрались митингующие. Можете себе представить, что это значит в ситуации, когда все вокруг накалено до предела. А владелец телекомпании Бадри Патаркацишвили заявил, что потратит последний цент для смены фашистского режима. Все это шло в прямом эфире. Что нам оставалось делать?»

Сам Бадри Патаркацишвили отрицал обвинения президента в подстрекательской деятельности его телеканала: «Я в последние месяцы вообще не занимался телевидением, и передал все управление «Ньюс корп». Я вообще не хотел, чтоб «Имеди» воспринималось как оппозиционное телевидение. Власти сами отказались выступать в эфире телекомпании, что и породило иллюзию того, что «Имеди» - резко оппозиционная телекомпания. «Имеди» лишь освещает происходящие в стране события».

Благодаря активным усилиям Михника, международных миссий и представителя американской администрации Мэтью Брайзы, грузинские власти приняли решение включить «Имеди».

10 декабря телекомпания вышла в эфир. Но она проработала недолго – 25 декабря «Имеди» прекратила вещание, теперь уже по решению самих сотрудников телекомпании.

Причиной стала демонстрация аудиозаписи шокирующего разговора Бадри Патаркацишвили с главой Департамента конституционной безопасности МВД Грузии Ираклия Кодуа. Полицейский чиновник делал вид, что собирается переходить на сторону оппозиции. Многоопытный Бадри Патаркацишвили сообщил ему все детали своего плана, который в общем можно охарактеризовать как попытку военного переворота.

В итоге, журналисты телекомпании в знак протеста приняли решение прекратить работу канала.

13 февраля в Лондоне неожиданно скончался Бадри Патаркацишвили.

Телекомпания «Имеди» оказалась в центре интриг и скандалов.

После смерти Бадри выяснилось, что формально он вообще не фигурирует в списке собственников телеканала. Владельцем «Имеди» была компания И-медиа, в которой Патаркацишвили вообще не числился.

Руководитель И-медиа Георгий Джаошвили продал телекомпанию бизнесмену Джозефу Кею (Иосифу Какалашвили).

Позднее Джаошвили выступил с заявлением о том, что его заставили продать телекомпанию.

На пресс-конференции 10 декабря он сказал, что сотрудники МВД и Финансовой полиции Грузии в результате физического и психологического давления вынудили его уступить контрольный пакет акций телекомпании «Имеди» родственнику Бадри Патаркацишвили Джозефу Кею.

«В Финансовой полиции от меня потребовали написать заявления о моей добровольной отставке с постов председателя попечительских советов компании JMG и акционерного общества «I-Media». В отношении меня применялись грубые формы психологического воздействия. В 6.00 часов утра я был вынужден подписать оба заявления», - рассказал Джаошвили.
Так или иначе, владельцем «Имеди» стал бизнесмен, приближенный к власти. Джозеф Кей владеет в Грузии серьезным бизнесом, в частности, металлургическим предприятием.

Вышедшая в эфир телекомпания уже ничем не напоминает орган революционной пропаганды, каким была «Имеди» в период Бадри.

В марте телекомпания снова сменила владельца – на этот раз Джозеф Кей продал «Имеди» арабской компании «Ракин инвестмент». Она также близка в власти. Об этом свидетельствуют и ее бизнес-интересы: компания контролирует морские ворота Грузии – потийский порт, владеет «Народным банком», строит в Тбилиси гостиницы и жилые комплексы. Очевидно, что и «Ракин» не заинтересован в ухудшении отношений с властью.

Семья Бадри Патаркацишвили возмущена фактом вторичной продажи телекомпании.

По словам его супруги Инны Гудавадзе, «это просто возмутительно».

«Дело о владении «Имеди» находится в суде. Джозеф Кей – незаконный владелец телекомпании, и уж тем более он не имеет права продавать ее кому-либо. А тот кто покупает ее, не может считаться добросовестным покупателем, так как обстоятельства происходящего известны всем» - заявила она.

Тем не менее, на данный момент ситуация не меняется. «Ракин инвестмент», несмотря на протесты остается владельцем телекомпании «Имеди». Сама телекомпания наряду с «Рустави-2» вполне может считаться правительственным медиа-ресурсом.

Первый канал Общественного телевидения можно считать более или менее нейтральным. Информационные выпуски ОТ не допускают откровенно заказных материалов об оппозиции, но и не делают сюжетов, слишком уж компрометирующих власть.

Общественное телевидение было создано после революции 2003 года на основе Первого канала государственного телевидения.

В январе 2008 года было достигнуто соглашение между властью и оппозицией о совместном формировании Попечительского совета Первого канала, который состоит из 9 человек.

Однако глава Совета Василий Барнов в мае 2008 года заявил об уходе со своего поста из-за того, что руководство Первого канала не учитывает мнение оппозиционно настроенных членов Совета.

После этого оппозиция начала активную митинговую деятельность с требованием получения большего доступа в эфир Первого канала.

Один из лидеров оппозиции Георгий Хаиндрава обосновал претензии так: «Мы не можем ничего требовать от таких продажных каналов, как «Рустави-2», так как они частные. А вот Общественное телевидение - это общенациональная собственность, и оно принадлежит нам точно так же, как и Михаилу Саакашвили».

В конечном итоге, Первый канал сформировался как умеренный телеканал, не допускающий перехлестов ни в одну сторону.

В эфире телекомпании выходит 3 программы с политическими дебатами в прямом эфире.

Среди них самая рейтинговая в Грузии программа «Политическая неделя», которую ведет самая популярная в стране политическая журналистка Инга Григолия.

В настоящее время в процессе создания находится политический канал, который будет создан на базе «Второго канала» Общественного телевидения. Работа над этой задачей идет медленно, и оппозиция откровенно недовольна и считает, что власти тянут время.

По словам одного из лидеров оппозиции Звиада Дзидзигури власть пытается как можно дольше тянуть с созданием нового канала.

«Пускай они дадут Второй канал нам. Уверяю вас, что мы справимся гораздо быстрее, чем власти. Нам не нужно на это много денег. Главное – наличие политической воли, чтоб такое телевидение заработало».

Представители Попечительского совета Общественного телевидения заявляют, что на реформирование Второго канала понадобится несколько месяцев, но в любом случае он выйдет в эфир в 2009 году.

В начале 2008 года, когда закрытие телекомпании «Имеди» освободило огромную нишу оппозиционного телевидения, телекомпания «Маэстро» потребовала от Национальной комиссии по частотам лицензию на политическое вещание.

Это было несколько неожиданно, так как многие годы эта телекомпания занималась исключительно развлечением – это был местный провинциальный аналог «МТВ», не имеющий ничего общего с политикой.

Однако новая ситуация, а также личные взгляды владельца компании Мамуки Глонти создали власти новую проблему.

Комиссия по частотам отказала «Маэстро» в праве заниматься политикой, что вызвало бурю возмущения у оппозиционно настроенной публики. Глонти и группа оппозиционных журналистов постоянно проводили возле парламента различные театрализованные акции протеста. Однако добиться получения лицензии им не удавалось.

Ситуация изменилась после августовской войны, когда под давлением международного сообщества Михаилу Саакашвили пришлось пойти на заметную либерализацию режима.

Георгий Гачечиладзе, брат кандидата в президенты от оппозиции Левана Гачечиладзе, прямо заявил об этом: «Американцы прямо сказали, что будут добиваться от Саакашвили изменения его позиции в отношении «Маэстро». Они сказали, что будут настаивать на предоставлении телекомпании права работать в политическом формате. Что, в конце концов, и произошло».

В ноябре 2008 года телекомпания получила лицензию на политическое вещание. В настоящее время она занимает жестко оппозиционную нишу. Однако несмотря на это, власти учли прежние ошибки и не отказываются от участия в дискуссионных программах.

Среди передач «Маэстро» на данный момент можно выделить две. Одна из них – «Политбюро». Она интересна тем, что ее ведут политики - как от оппозиции, так и представители власти. Программа хороша тем, что она оригинальна, и тем, что она не требует затрат. 10 политиков – 5 от власти, 5 от оппозиции – ведут ее на общественных началах.

Второе новшество - реалити-шоу «Камера номер 5». Суть ее в том, что брат кандидата в президенты от оппозиции Левана Гачечиладзе, рэппер Георгий Гачечиладзе добровольно заперся в импровизированной камере, где будет сидеть до смены власти. К нему приходят в гости различные политические и общественные деятели, которые обсуждают единственную тему – как можно быстрее и максимально безболезненно свергнуть президента.

Недостаток «Маэстро» - дефицит денег и ограниченное вещание. Ее программы можно смотреть только в Тбилиси и нескольких прилегающих к столице районах.

Телекомпания «Кавкасиа» - небольшое СМИ, полностью принадлежащее частному лицу Давиду Акубардия.

Ее существование - это в некотором смысле чудо. Телекомпания не имеет денег, не пользуется поддержкой крупных финансовых структур, и с первого дня революции роз находится в жесткой оппозиции к власти.

Тем не менее, она работает, вещая на Тбилиси и ряд прилегающих районов.

На сегодняшний день «Кавкасиа» является радикально оппозиционной телекомпанией. Ее владелец и ведущий политических дебатов Давад Акубардия не скрывает своей оппозиционности даже в эфире, хотя обычно такое не принято.

Телекомпания пользуется большой популярностью среди сторонников радикальной оппозиции, которые готовы по 2-3 часа в сутки наслаждаться оголтелой критикой в адрес власти в перерывах между показом индийских фильмов.

ПЕЧАТНЫЕ СМИ

Традиционно печатные СМИ в Грузии всегда были и являются резко оппозиционными.

Из ведущих периодических изданий – «Резонанс», «Алиа», «Ахали Таоба», «Хроника», «Джорджиан таймс», «24 часа» - только последняя может считаться более или менее проправительственной. Остальные занимают жестко оппозиционную нишу.

Об этом свидетельствует и заявление президента Грузии Михаил Саакашвили о том, что он не читает грузинских газет.

«Все газеты меня ругают. Если найдете хоть одну, где меня хвалят – это будет большая редкость» - заявил президент в интервью английскому журналу «Тайм».

Преимуществом грузинских газет является их независимость - обратная стороны бедности и безденежья. Среди сегодняшних печатных медиа нет ни одного, которое бы финансировалось политической или бизнес-группой, так как для них приоритетом остается телевидение.

Исходя из этого, у грузинских газет мало денег, но все что есть – свои. Они никому ничем не обязаны, у них нет денег на то, чтоб нанять хороших журналистов, и они всегда оппозиционны – не по обязанности, а по призванию.

В целом газеты в стране довольно популярны. Их низкие тиражи не совсем точно отражают читательскую аудиторию – как правило, одну газету читают несколько человек: один одалживает газету второму, второй третьему, и т.д.

Печатных СМИ практически не касаются сложности, подобные тем, что у телекомпаний. За все время после революции власти ввели лишь 2 решения, которые так или иначе могут быть расценены как намерения помешать прессе – первое это то, что газет лишили налоговых льгот и поставили их в положение обычного бизнеса, второе – это заявление президента о том, что госструктуры не обязаны подписываться на газеты.

Однако в целом печатным СМИ в стране ничто не угрожает.

ИНТЕРНЕТ

На сегодняшний день Интернет-СМИ находятся в стадии зарождения. В стране практически нет серьезных информационных сайтов – есть лишь сайты, созданные информационными агентствами. Но у них есть существенный минус – агентства занимаются повседневной информацией, но на их сайтах практически отсутствует аналитика, информация о стране, интервью и т.д.

Основной причиной этого являются небольшие размеры страны, малое количество населения, и, соответственно, отсутствие материальной заинтересованности в создании серьезных Интернет-порталов.

В настоящее время Интернет не оказывает никакого влияния на политические процессы в Грузии.

СВОБОДА СМИ КАК ЧАСТЬ СИСТЕМЫ

Главный недостаток грузинских СМИ, и особенно телепространства – это отсутствие институциональной свободы слова.

Все телекомпании - кроме относительно нейтрального Первого канала – зависят от воли своих владельцев, которые как правило имеют четкую позицию. Они либо проправительственные, либо оппозиционные. В стране нет телекомпании, которая бы не менялась в зависимости от того, кто находится у власти.

В стране господствует несколько искаженное представление о том, что есть свобода СМИ. В глазах большинства граждан – свободная телекомпания это та, которая громче других ругает власть. При это не исключается, что та же самая телекомпания в случае смены власти легко может стать проправительственной, и наоборот. Классическая ситуация – с «Рустави-2», которая до революции была оппозиционной, а после нее – проправительственной.

Легко можно предположить, что если оппозиция придет к власти, то сегодняшняя оппозиционная «Маэстро» превратится в проправительственную телекомпанию.

Такая система однобокой свободы слова уже сформировалась, и в ближайшее время ее изменение практически невозможно.

На данном этапе грузинскому медиа-пространству и гражданскому обществу остается единственный выход - сделать все для того, чтоб хотя бы Общественное телевидение стало по-настоящему независимым, так как именно Первый канал финансируется за счет налогоплательщиков.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна