Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

«Это та власть, которой больше всего боятся абхазы»

21/01/2008
Российско-Грузинский аналитический сайт: газета "Версиа"
Майя Тетрадзе




Государственный министр по вопросам урегулирования конфликтов Давид Бакрадзе положительно оценивает президентские выборы и считает, что их результаты должны признать все оппозиционные силы. Бакрадзе побеседовал с «Версиа» не только о 5 января, но о мирном разрешении проблем, связанных с конфликтными территориями, и о стратегических планах нашего государства.

- Батоно Давид, Михаил Саакашвили победил. Как сложатся отношения с фактическими властями Абхазии и Южной Осетии? Планируются ли какие-нибудь перемены?

- Объединение Грузии – основная стратегия любой власти. Нельзя забывать, что Грузия – страна, находящаяся в специфическом положении, чьей жизненной проблемой является объединение, и эта проблема, естественно, не должна оставаться без внимания ни в предвыборный, ни в поствыборный период.

Теперь о наших планах. К сожалению, в последние два месяца очень многие процессы были приостановлены, так как главное было – предупредить возникновение серьезных рисков и встрясок в зонах конфликтов. Вы, наверное, помните, что в середине ноября в Абхазии и Цхинвальском регионе произошло несколько неприятных событий и началась эскалация, но к счастью, мы сумели ее избежать и после инаугурации сможем вернуться к обычному режиму.

- Что значит - «к обычному режиму»?

- Осенью мы начали претворять в жизнь одну очень важную инициативу, касающуюся Абхазии, и эта работа обязательно будет продолжаться. Это инициатива о пересмотре мирного процесса, о которой в сентябре говорил Михаил Саакашвили на Генеральной Ассамблее ООН. По этому поводу я в октябре специально ездил в Нью-Йорк, в ООН, и встречался практически со всеми членами Совета Безопасности, заместителем Генерального секретаря ООН и руководством миротворческого департамента. В Абхазии уже почти 15 лет проводится миротворческая операция, но до сих пор ни на одном направлении нет прогресса. Естественно, возникает вопрос о пересмотре тех механизмов, которые действуют там сегодня. Надо также пересмотреть мандаты и состав сторон, участвующих в процессе. Это наше требование было поддержано всеми членами ООН. Мы не ставим предварительных условий, мы говорим о том, чтобы сесть и начать анализ, начать оценку того, почему миротворческий процесс не дал позитивных результатов, и, исходя из нее, принять рекомендации о том, что надо сделать. Естественно, Россия, как способствующая миротворческому процессу страна, не должна была быть против такой постановки вопроса, но, как и ожидалось, наши российские коллеги без особого энтузиазма встретили это предложение, хотя на данном этапе можно сказать, что в переговорах есть некоторый прогресс, и я надеюсь, что в конце января или начале февраля этот процесс начнется при их участии. Может быть, он приведет нас к пересмотру действующей базы соглашений, состава, формата и мандата миротворческих сил, конфигурации и географии существующей на сегодняшний день зоны безопасности. Как видите, это очень серьезный и важный процесс.

- Как заявил Сергей Багапш, после победы Михаила Саакашвили грузинско-абхазские переговоры бесперспективны. Как вы расцениваете это заявление?

- Не знаю, чьей победы ожидал Багапш, кто бы отказался от идеи объединения Грузии! Понятно, что Саакашвили от нее не откажется, поэтому слова Багапша можно считать комплиментом в адрес властей. Это та власть, которой они боятся больше всего!

- А что ждет население Гали? Люди вышли к границе, приняли участие в выборах, а сейчас на их семьи нападают военные...

- Мы максимально стараемся обеспечить их безопасность. Мы считаем, что реальная работа даст лучшие результаты, чем заявления, декларации и демарши. Большую часть этой работы общественность не видит. Короче говоря, делается максимально всё, чтобы население Гали было сравнительно защищено. Я говорю «сравнительно», потому что единственная гарантия защищенности этих людей – это восстановление там юрисдикции грузинских властей.

- Батоно Давид, как вы расцениваете заявление Рогозина о НАТО?

- К счастью, Грузия не собирается вступать в какую-либо организацию, интересующуюся мнением Рогозина о приеме или неприеме. Так что в этом смысле он может не волноваться!

Что касается результатов плебисцита и 70 процентов – это очень высокий показатель. Для сравнения можете посмотреть показатели стран Центральной и Восточной Европы, ставших членами НАТО в последние годы. Очень многие проводили такие опросы, и, как правило, эти показатели колебались в пределах 60%. А 65% считается очень высоким показателем.

- Все кандидаты в президенты, кроме Ирины Саришвили – сторонники вступления в НАТО, соответственно, результаты плебисцита должны были быть выше 70%...

- Если провести социологический опрос, то сегодня, может быть, будет зафиксировано 80%, но между плебисцитом и социологическим опросом есть разница, то есть, часть людей, поддерживающих вступление в НАТО, может быть, не пришла на выборы. Тем более, что выборы и плебисцит проходили в одно время...

- Ирина Саришвили требует провести референдум об объявлении Грузии нейтральным государством. Возможно ли, чтобы референдум по этому вопросу был проведен одновременно с парламентскими выборами?

- Что касается референдума, есть юридическая процедура, определяющая, как можно назначить в стране референдум, кто имеет на это право и как это сделать. Так что любой человек, выполняющий требования закона, может быть инициатором референдума – правда, учитывая показатели г-жи Ирины Саришвили на этих выборах, я бы на ее месте не проявлял особенной активности.

- Батоно Давид, давайте перейдем к так называемому внутреннему конфликту. Какие переговоры ведутся с оппозицией?

- Уже не секрет, что переговоры ведутся на уровне Михаила Саакашвили, Нино Бурджанадзе и Левана Гачечиладзе, встречаются и члены команд, но от разговоров на конкретные темы они воздерживаются, так как это очень сложные, деликатные переговоры, очень чувствительные. Одной из тем переговоров было «Общественное вещание», наблюдательный совет которого будет укомплектован на паритетных началах. Я приветствую эту новость и думаю, что это хорошо и для оппозиции, и для страны, и для властей. Могу [сказать], каков наш подход к этим переговорам – мы должны сообща суметь поставить политику в этой стране на базу нормальной европейской политики. То есть может быть острейшее политическое противостояние, острая политическая критика и непримиримость, но всё это должно быть на благо страны, а не создавать угрозы стабильности и миру!

- Батоно Давид, что изменит отставка наблюдательного совета «Общественного вещания» и какая сторона составит большинство в новом совете?

- Совет будет укомплектован на паритетных началах, то есть там будут на равных представлены обе стороны. Это хорошо для оппозиции, так как у нее будет возможность через собственных представителей принимать участие в формировании политики «Общественного вещания».

- Что сделают власти в случае, если после инаугурации президента оппозиция не захочет продолжать переговоры и продолжит уличные акции?

- Основной принцип развития любой страны: результаты выборов должны быть признаны всеми политическими силами. Мы, и не только мы, но и оппозиция очень гордимся тем, что в Грузии были проведены конкурентные выборы. Главная особенность конкурентных выборов: много конкурентов и одна выборная должность. Человек, который побеждает, получает выборный пост, и другие силы признают результаты выборов. Так развиваются все нормальные страны. Если мы поставим под сомнение результаты выборов, то получим африканскую модель, а я не думаю, чтобы кто-нибудь хотел, чтобы эта страна развивалась по африканской модели.

- Оппозиция требует показать видеокадры, снятые на избирательных участках. Почему вы не удовлетворяете это требование?

- Это не проблема. Там для того и стоят эти камеры, чтобы в случае необходимости можно было использовать записи. Это была наша инициатива, и, между прочим, нас многие критиковали, в том числе и сегодняшняя оппозиция, но на всё есть своя форма и свой порядок – как публикуются и открываются материалы, находящиеся в камере, а именно: когда на участке происходят нарушения и наблюдатель их фиксирует, он требует посмотреть видеозаписи. Словом, камера затем и стоит на участке, чтобы реагировать на нарушения или на риск нарушений.

- Созар Субари заявил, что слабым местом выборов были ЦИК и суд. Оппозиция тоже требует отставки председателя ЦИК и назначения собственного кандидата. Будет ли удовлетворено это требование? Внесут ли какие-нибудь изменения в судебную систему?

- Никто не спорит с тем, что судебная система нуждается в изменениях. Я могу согласиться с любым, кто поставит этот вопрос, но с одним уточнением: не использовать эту тему для политических спекуляций. Вообще заявления такого типа против судов и судей вредят общественному доверию к судам. Я призываю всех для повышения независимости суда и доверия к нему – не вредить суду. Суд – это вам не министерство, чтоб менять то министра, то замминистра! Это демократическая система, не терпящая открытого вмешательства.

Что касается ЦИК, то, с одной стороны, внеочередные выборы – очень серьезный вызов для любой избирательной комиссии, а с другой стороны – непосредственно перед выборами мы пошли на политический компромисс: сменили состав ЦИК и добавили места для представителей партий. Не могу сказать, что это оказалось особенно оправданным, так как, как правило, принятие решений происходило именно по партийной принадлежности и с учетом интересов партий. Эти люди так и не поняли, что после назначения в ЦИК они не представляли политические партии и должны принимать решения, учитывая интересы ЦИК и выборов.

Короче говоря, я считаю, что председатель ЦИК хорошо выполнил свои обязанности. Были, конечно, технические проблемы, и это зафиксировано в заключениях международных организаций. Все это мы постараемся исправить.

- Михаил Саакашвили предложил оппозиции места в правительстве. О каких должностях идет речь?

- Это не политический торг, и я надеюсь, что и оппозиция не восприняла это как торг. Речь идет об ответственности. Посмотрим, какой результат дадут эти предложения, но естественно, первое заявление о любых кадровых перестановках должен сделать президент. Над этим вопросом уже работают премьер, президент и председатель парламента, и через несколько дней после инаугурации, когда будут названы новые кандидатуры и кадры, мы увидим результаты этих консультаций.

- Оппозиция примет это предложение?

- Первая реакция была довольно отрицательной или сдержанной, но вы, конечно, понимаете, что при такой политической поляризации было бы нереально ожидать позитивной политической реакции. Я надеюсь, что в конечном счете оппозиция примет это предложение, а не примет – тоже не проблема.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна