Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitterнаша страница в сети Telegram читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО

Отчет GDI о ситуации в судебной системе Грузии


03.03.2021   17:13


Неправительственная организация «Грузинская демократическая инициатива» (GDI) подвела итоги по значимым событиям в судебной системе Грузии имевшим место в 2020 году.

В отчете рассматриваются такие вопросы, как работа суда в условиях пандемии, кадровые изменения в Высшем совете юстиции, общих судах и Конституционном суде в прошлом году, а также отбор кандидатов в Верховный суд, дела гражданских активистов и лидеров оппозиции, судебные споры по прошедшим выборам и многое другое.

Проблемы в условиях пандемии

По данным организации, переход к проведению удаленных слушаний в контексте сопутствующей эпидемии в 2020 году был связан со многими проблемами.

GDI считает, что текущая ситуация представляет собой серьезную проблему с точки зрения осуществления права на справедливое судебное разбирательство и прозрачности процесса.

Организация заявила, что техническая неисправность электронных средств связи, неопытность сторон (в использовании аналогичных услуг) и сложность общения с собственным представителем ответчика в уголовных делах отрицательно сказались на эффективном функционировании судебной власти.

«Отсрочка ряда слушаний существенно затруднила и без того перегруженную судебную систему. Ограничение присутствия наблюдателей на судебных заседаниях отрицательно сказалось на прозрачности судебной системы», — говорится в отчете.

По данным GDI, мониторинг удаленных слушаний выявил ряд технических недостатков, которые существенно влияют на надлежащее осуществление права на справедливое судебное разбирательство.

Среди недостатков, которые отражены в отчете организации, можно выделить:

- Отсутствие надлежащей / достаточной инфраструктуры;
- Вопрос о достоверности показаний свидетелей во время допроса свидетелей судом (например, возможное влияние, чтение заранее написанного текста) и вопрос о защите лиц, содержащихся под стражей, при воздействии на их волю;
- Невозможность конфиденциального общения между обвиняемым и его / ее представителем, участвующим в процессе удаленно;
- Дистанционное наблюдение за другими людьми, вовлеченными в процесс;
- Непоследовательная практика посещения наблюдателей / наблюдателей за процессом. Хотя из-за созданной ситуации проведение удаленных заседаний считается одной из самых безопасных альтернатив, государство обязано предоставить возможность любому желающему участвовать в заседаниях.

Изменения в правилах избрания верховных судей

В подготовленном организацией документе говорится, что 30 сентября парламент Грузии утвердил пакет поправок к Органическому закону Грузии об общих судах, который, несмотря на ряд положительных изменений, получил негативную оценку как НПО, так и Народного защитника.

По данным GDI, примечательно, что в пакете изменений не учтены замечания указанные в отчете Венецианской комиссии за 2019 год.

В частности, по данным организации, в результате применения этих поправок на практике был выявлен ряд проблем. Согласно GDI, отчет об оценке МНВ ОБСЕ / БДИПЧ примечателен в этом отношении, в котором говорится, что «недавние реформы системы назначения Верховного суда в Грузии являются важным шагом в укреплении независимости судебной власти, хотя рамки правовой базы не носит превентивного характера относительно влияния политики и не гарантирует, что решения принимаются на основе объективных, соответствующих критериев качества, что противоречит международным стандартам и передовой практике.

По мнению организации, в законодательной базе остается ряд существенных пробелов, которые угрожают процессу отбора на основе заслуг, включая использование тайного голосования и отсутствие аргументированного принятия решений, неполные письменные положения о конфликте интересов и права обжаловать решение на всех этапах.

Кадровые изменения в судебной системе

По данным GDI, внесудебный член Ана Долидзе подала в отставку с поста члена Высшего совета юстиции в 2020 году.

Организация отмечает, что, кроме того, членами Совета юстиции были избраны лица, связанные с влиятельной группой судей, которые, как считается, представляют интересы этой группы в Высшем совете юстиции.

«Таким образом, влиятельной группе судей удалось занять стратегически важные должности перед парламентскими выборами», — указно в отчете. В то же время, по словам авторов отчета, Нино Кадагидзе стала председателем Верховного суда Грузии, а затем — председателем Высшего совета юстиции Грузии, человеком, близким к влиятельной группе судей в судебной системе. Она также фигурировала в «списке из 10 судей».

Кроме того, по мнению организации, председателями палат этого суда избираются представители действующей власти или влиятельной группы судей / аффилированных с ней лиц:

«Это ясно указывает на то, что эта группа занимает все стратегически важные должности в судебной системе, что ставит под сомнение существование влиятельной, независимой и беспристрастной судебной системы и снижает доверие общества к судебной системе», — говорится в отчете.

Кроме того, в 2020 году в результате назначения двух членов, близких к влиятельной группе судей Конституционного суда, «клан» смог распространить свою власть на Конституционный суд Грузии. Это стало ясно из решения последнего признать конституционным правило отбора судей Верховного суда, которое подверглось резкой критике со стороны ряда международных и местных неправительственных организаций. В результате доверию к этому суду, который годами пользуется относительно высокой «репутацией» общества, нанесен значительный ущерб.

Значимые дела

По мнению организации, в предвыборный период и даже раньше, после июньских митингов 2019 года, процессы над гражданскими активистами и представителями оппозиционных партий продемонстрировали ощущение политически мотивированного преследования, учитывая время их рассмотрения, начало расследование и общий контекст.

В отчете говорится, что некоторые гражданские активисты проводили акции протеста в разных местах и ​​в разное время, протестуя, таким образом, против действий правящего большинства. По данным GDI, для подавления протестов власти использовали Кодекс об административных правонарушениях советской эпохи и недобросовестное толкование действующего законодательства:

«Хотя такие действия властей представляют явную угрозу для формирования демократического общества и направлены на то, чтобы заставить замолчать критические массы общества, суд поддержал показания правоохранительных органов и применил суровые санкции против гражданских активистов», — говорится в сообщении.

По словам авторов документа, существуют многочисленные примеры арестов и штрафов критических активистов в ноябре 2020 года, когда правительство не разрешало протестующим зажечь дрова перед зданием парламента во время митинга против комендантского часа.

Как пояснил тогда начальник Управления патрульной полиции Важа Сирадзе, правоохранители не разрешили завоз дров, так как это может поставить под угрозу здоровью и жизни граждан и сотрудников полиции. GDI считает этот аргумент однозначно неприемлемым, поскольку дрова не являются предметом, на который может распространяться запрет статьи 11-22 Закона о собраниях и демонстрациях.

Тем не менее, в соответствии со статьями 166 и 173 Кодекса об административных правонарушениях полиция арестовала гражданских активистов, пытавшихся принести дрова, а позже суд оштрафовал двух задержанных и приговорил их к трем суткам административного задержания без доказательств нарушения.

По данным организации, активисты были задержаны в административном порядке 28 ноября 2020 года. Протестующие выразили протест против встречи представителей России и Грузии, в частности, заявления российской стороны, в котором демонстрация 20 июня 2019 года названа антироссийской провокацией грузинских националистов.

«Гражданское общество написало открытое письмо госсекретарю США Майку Помпео, который посетил Грузию 8 ноября и выслушал проблемы с судебной системой во время встречи с представителями НПО», — говорится в заявлении.

Организация заявляет, что для суда важно иметь возможность адекватно реагировать на попытки ограничить свободу выражения мнений и подавить общественные протесты.

Согласно GDI, порочная практика правоохранительных органов использования статей 166 и 173 Кодекса об административных правонарушениях сотрудниками правоохранительных органов против протестующих должна быть предотвращена судом, сосредоточенным на защите высоких прав человека.

Организация также отмечает, что в начале года парламентских выборов часть лидеров оппозиционного спектра все еще находилась в тюрьмах.

Иракли Окруашвили, один из лидеров политической партии «Победоносная Грузия», был задержан полицией 25 июля 2019 г. по обвинению в организации, руководстве или участии в мероприятиях 20-21 июня (статья 225, части 1 и 2. Уголовного кодекса).

Вскоре после его ареста распространились слухи о том, что Окруашвили преследуется за его критическое отношение к правительству и его притязания на владение телеканалом «Рустави 2». Во время заключения 19 ноября Ираклию Окруашвили было предъявлено обвинение по другому делу. Обвинение касалось злоупотребления служебным положением по делу об убийстве Буты Робакидзе в 2004 году.

«Такое развитие событий усилило подозрения в отношении использования прокуратуры как инструмента для наказания политических оппонентов. GDI также внимательно изучила это дело и обратилась к нынешнему председателю Тбилисского городского суда Николозу Марсагишвили. Наконец, Иракли Окруашвили, как и Гиги Угулава, покинули тюрьму 15 мая 2020 года на основании помилования президентом.

«Хотя президент Зурабишвили сказала, что это решение было основано на ее личном желании, в обществе было ощущение, что все это связано с предстоящим парламентским выборам и призывам международных партнеров», — заявили в организации.

GDI, наряду с другими неправительственными организациями, оценила продолжение политического преследования властями Гиги Угулава 10 февраля 2020 года Верховным судом Грузии, согласно которому лидер оппозиционной партии был приговорен к трем годам лишения свободы на два месяца и восемь дней тюрьмы.

В 2020 году ряд дел лидеров политических партий продолжился на различных уровнях судебной системы. Включая обвинения Мамуке Хазарадзе и Бадри Джапаридзе в отмывании денег, а также Нике Мелия.

По мнению организации, примечательно, что, несмотря на то, что Мелия отказался внести залог, прокуратура Грузии отложила рассмотрение дела до 5 февраля 2021 года.

В результате 17 февраля 2021 года Тбилисский городской суд должен был обсудить вопрос о лишении свободы лидера Национального движения Ники Мелия в качестве меры пресечения, и политик был приговорен к лишению свободы. Приговор был приведен в исполнение с привлечением полиции 23 февраля в 19:30.

Организация утверждает, что представители политических партий были не единственными, против кого продолжающееся расследование показало признаки предвзятости.

В частности, GDI заявляет, что, по оценке НПО, обвинительный приговор, вынесенный Тбилисским городским судом в отношении Георгия Руруа 30 июля, выявленные в ходе судебного разбирательства нарушения и текущая обстановка вызывают серьезные подозрения в том, что решение было политически мотивированным.

По мнению организации, еще одним ярким примером политического преследования является дело Ивери Мелашвили и Натальи Ильичевой (так называемое «Дело картографов»), о чем свидетельствуют заявления высокопоставленных политических деятелей в интервью различным СМИ.

Иски по выборам

В отчете указано, что напряженность предвыборного периода парламентских выборов 2020 года сохранилась в день выборов и до сих пор не теряет своей актуальности.

Преобладающая часть оппозиционного спектра не признают результаты выборов и отказывается войти в парламент 10-го созыва.

По мнению значительной части общественности, итоги выборов не отражает волю избирателей.

В частности, оппозиционные политические партии и НПО сообщили, что имело место влияние на свободу воли избирателей, несбалансированность итоговых протоколов и другие нарушения, которые оказали значительное влияние на окончательный результат.

По сообщению организации, в этом отношении суду отводилась особая роль. По данным GDI, политические партии и организации-наблюдатели активно применили предусмотренные законом меры и обжаловали данные различных избирательных участков в Центральной избирательной комиссии и суде.

В отчете отмечается, что, хотя фотографии или видео нарушения были публично опубликованы, суды общей юрисдикции удовлетворили лишь очень небольшую часть жалоб, что не обеспечило защиту голосов избирателей.

Рекомендации

Учитывая события 2020 года, для устранения недостатков в судебной системе мы считаем важным реализовать следующие рекомендации / изменения:

Сделайте четкие записи в законодательстве, чтобы обеспечить беспрепятственное присутствие наблюдателей за процессом, что не позволяет судье решать вопрос по своему усмотрению и устанавливать непоследовательные методы;

Оснащение конференц-залов / пенитенциарных помещений соответствующим оборудованием и подключением к Интернету, что будет способствовать беспрепятственному вовлечению лиц, вовлеченных в процесс, и их правильному восприятию лиц, присутствующих в конференц-зале, и текущих процедур. Это также позволит судьям установить / проверить достоверность лиц, вовлеченных в процесс, и устранить риски влияния на них;

Обеспечение конфиденциального общения между адвокатом и обвиняемым / осужденным;

Обеспечить полную интеграцию тех социальных групп (пожилые, уязвимые) (с помощью местных органов власти, если необходимо), которые могут не обладать соответствующими знаниями, навыками и / или техническим оборудованием;

Уточните / измените состав Высшего совета юстиции таким образом, чтобы: а) исключить доминирование одной группы над другой на Конференции судей, централизовать сферы влияния и учитывать преференции судей из числа меньшинств в составе Высшего совета юстиции; б) обеспечить гласность процесса назначения кандидата в члены Высшего совета юстиции парламентом Грузии, а также их назначение на основе более высокого консенсуса;

Исправление законодательных недостатков, связанных с переводом судей в суды первой и второй инстанции / палаты / коллегии / узкие специализации, что исключит от принятия решений, наносящих ущерб доверию к судебной системе в результате злоупотребления недостатками.

Высший совет юстиции должен соблюдать требование гласности и прозрачности, и информация о заседаниях и повестке дня Высшего совета юстиции должна размещаться на его официальном веб-сайте в сроки, установленные законом;

Полный отчет можно прочесть по ссылке (.pdf).

Система Orphus



Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна