Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Нужна ли была Грузии августовская война?

07/08/2009
Гела Васадзе



  • По выгодной цене изготовление лестницы без дополнительной оплаты.

Прав, тысячу раз прав был Джозеф Фаул, когда говорил о том, что война — это психоз, порожденный чьим-то неумением прозревать взаимоотношения вещей, наши взаимоотношения с ближними своими, с экономикой, историей, но прежде всего — со смертью. После августовской войны прошел почти год, но до сих пор есть немало людей, которые по-разному относятся к причинам этой войны. Конечно, я всегда был патриотом своей страны, но война это слишком серьезная вещь, чтобы в оценке смерти сотен людей руководствоваться исключительно чувством патриотизма. Именно поэтому мне бы самому очень хотелось бы ответить на главный для себя вопрос – нужна ли была данная война руководству Грузии. Постараюсь быть настолько честным, насколько это возможно, и рассмотреть все варианты, почему Михаилу Саакашвили и его окружению могла бы понадобиться эта война.

Версия первая: Саакашвили хотел восстановить территориальную целостность страны

Команде Михаила Саакашвили досталось тяжелое наследство, Грузия практически не существовала как независимое государство, кроме трех криминальных анклавов – Аджарии, Абхазии и Цхинвальского региона, были полууправляемые территории типа Кодорского и Панкиского ущелий, да и губернаторы типа Шашиашвили и Мамаладзе чувствовали себя этакими феодальными князьками. Эдуарда Амвросиевича подобное положение вещей вполне устраивало, в конечном итоге на выборах свои проценты регионы давали, да и центральную власть не обходили вниманием. Следует отметить, что для подобного государства и армия была, не особо нужна, впрочем, ее и не было. Армия понадобилась, когда в Панкисском ущелье появились вооруженные люди с той стороны границы. Решить проблему Грузия своими силами не могла, а отдавать Российской Федерации очередной кусок территории страны Шеварднадзе не решился. В результате Кремль сильно осерчал и ввел визы. Впрочем, это так, к слову. Первое, что сделали новые власти Грузии, так это навели порядок в Панкисском ущелье, и даже, что было преступлением, выдали Кремлю нескольких чеченских повстанцев. Поясняю, что преступлением это было чисто юридически, так как согласно законам международного права, запрещена выдача подозреваемых, если существует угроза их жизни и негуманного обращения с ними. Однако, на эту жертву новые власти пошли, именно, в рамках восстановления территориальной целостности Грузии. И, тогда казалось, что не напрасно. С момента создания вплоть до революции роз в Аджарии, ваш покорный слуга возглавлял информационно-аналитическую службу «Объединенной оппозиции – Наша Аджария». Так вот, с российским посольством у нас были нормальные, рабочие отношения, более того, российские дипломаты согласились сообщать нам обо всех передвижениях военной техники контингента российских войск в Аджарии, во избежание недоразумений и провокаций. Недоразумений и провокаций естественно не было, а российские дипломаты были одними из первых, которые поздравили нас с ликвидацией преступного режима Аслана Абашидзе. Правда настораживало то, что как только уже в личных разговорах касались темы Абхазии или Цхинвали, дипломаты становились хмурыми и наотрез отказывались говорить на эту тему. В сущности, Аджария была положительным опытом возвращения под юрисдикцию Грузии криминального анклава под контроль законной власти. Тогда казалось, что этот опыт вполне может быть применим к Абхазии, и тем более к Цхинвальскому региону. Однако, все оказалось совсем не так. Сегодня, очевидно, что Кремль сдал Абашидзе просто потому, что не имел никакой возможности повлиять на ситуацию в Аджарии. Территорию населенная в основном этническими грузинами, с населением, уставшим за долгие годы произвола и беззаконий режима Аслана Абашидзе, удержать было невозможно. Собранный за полтора часа многотысячный митинг у Батумского университета показал, что время Абашидзе кончилось. Да и у самого престарелого диктатора не было воли к сопротивлению, проливать кровь соотечественников он не хотел, и поэтому, несмотря на все уговоры Игоря Иванова продержаться еще пару дней, вместе с семьей вылетел на самолете председателя Собеза России в Москву.

В Цхинвали, в отличие от Батуми сидел совсем другой лидер. Этот не боялся крови, и был готов на все, лишь бы не повторился аджарский сценарий. Именно это и было главной причиной столкновений, происшедших в окрестностях Цхинвали в августе 2005 года. Лишившись прибылей от торговли похищенными людьми и угнанными машинами, а также привычной ренты от контрабандных товаров с Эргнетского рынка, режим Кокойты прекрасно понимал, что без свежей крови и вражды между грузинским и осетинским народами ему никак не удержаться. И тут-то надеждам молодого грузинского правительства на поддержку Кремля не суждено было сбыться. Российские «миротворцы» не только не пресекли вооруженное нападение бандформирований Кокойты на грузинских миротворцев, но и пригрозили началом военных действий, после того, как бандиты получили адекватный ответ. В то жаркое лето стало ясно, Кремль не собирается выполнять миротворческую миссию в Грузии и остается стороной конфликта, несмотря на все обещания, данные Михаилу Саакашвили в Москве. То, что возвращение Цхинвали под контроль Грузии вооруженным путем невозможно без получения добра из Москвы, власти Грузии прекрасно понимали. Именно поэтому было принято решение продолжить реализацию плана мирного возвращения Цхинвальского региона в состав Грузии. За короткие сроки на территории контролируемой центральными властями Грузии были построены сотни домов, объектов соцкультбыта, торговых центров, предприятий по переработке леса, пунктов сбора и переработки фруктов, кинотеатр и дискотека. Путем выборов была создана временная администрация Южной Осетии во главе с Дмитрием Санакоевым, впервые слова на осетинском языке прозвучали в Совете Европы и в Ассамблее европейских регионов. Население территорий, контролируемых бандформированиями «голосовало ногами», от работы на предприятиях до походов в кинотеатр и дискотеку. Что мог противопоставить этому неспособный к созиданию (история с российскими бюджетными средствами, выделенными на восстановление, еще раз подтверждает эту мысль) криминальный режим Кокойты? Только новую волну вражды между осетинами и грузинами, новую кровь и новую войну. Любому здравомыслящему человеку понятно, восстанавливать территориальную целостность Грузии «железом и кровью» было не только бесперспективно с точки зрения почти стопроцентной вероятности вмешательства России, но и абсолютно бессмысленно, с точки зрения политики, проводимой властями Тбилиси в регионе. Поэтому тезис о том, что Саакашвили начал войну с целью вернуть Цхинвали не выдерживает никакой критики.

Версия вторая: Саакашвили начал войну для того, чтобы решить свои внутренние проблемы и сплотить нацию вокруг себя

На первых президентских выборах Михаил Саакашвили получил более девяноста процентов избирателей. Рейтинг молодого политика, сумевшего сделать невозможное, объяснялся достаточно просто. У людей появилась надежда, надежда на лучшую жизнь, и эти самые девяносто процентов голосовали именно за надежду. Однако, жизнь оказалась значительно сложнее. Грузия представляла собой типичную постсоветскую республику, со всем набором проблем от тотальной коррупции до элементарного правового нигилизма. Команде реформаторов пришлось действовать большевистскими методами, процесс ломки совкового сознания был тяжелым и болезненным. В стране появилось множество обиженных и недовольных. К тому же во власти находились люди, а не ницшеанские сверхчеловеки, люди которым свойственны все человеческие слабости и способные ошибаться. А прощать ошибки обиженные люди не умеют. Михаил Саакашвили умело пользовался на практике теорией о циркуляции элит, слова «кадровая карусель» вошли в привычный политический лексикон Грузии тех лет. И чем более высокое должностное лицо выпадало из властной обоймы, тем больше недовольных группировалось вокруг него. Громкие «разоблачения» бывшего министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили, сделанные в прямом эфире телекомпании «Имеди», упали на благодатную почву. События осени 2007 года потрясли Грузию, многотысячные митинги с требованием отставки президента, растерянность властей, напряжение, достигшее наивысшего накала, и наконец, трагическая развязка, когда президенту пришлось сделать выбор, между демократическими свободами и защитой государственного строя. Да, Михаилу Саакашвили удалось выйти из сложнейшего положения, но времена безусловного доверия населения к власти канули в небытие. Говорят, что власти поступили с олигархом Бадри Патаркацишвили очень несправедливо, и он отплатил властям той же монетой. Есть версия, что за действиями олигарха стоял Кремль, тоже возможно. Выяснить это сейчас уже практически невозможно, точно так же, как и то, умер ли Бадри Патаркацишвили своей смертью или был ликвидирован каким сверхсекретным оружием, вызывающим инфаркт. В конечном итоге это не первая, и, увы, не последняя загадочная смерть в столице туманного Альбиона.

Так или иначе, к августу прошлого года внутриполитическое положение в Грузии было достаточно неоднозначным. Выборы, как президента, так и парламента были оспорены оппозицией, оппозиция готовилась к новой волне осенних протестов, а рейтинг президента колебался от сорока до пятидесяти процентов. Вместе с тем Саакашвили удалось стабилизировать ситуацию, оппозиционеры поняли, что они проиграли, и без новых веских оснований, требовать отставки президента бессмысленно. В таких условиях затевать маленькую «победоносную» войну, без гарантий из Кремля совершенная глупость. Более того, все факты говорили о том, что Россия полным ходом готовиться к войне с Грузией, значит вернуть ничего не удаться. А вот потерять, сколько угодно. В сущности, так и произошло, уже весной 2009 года оппозиция, обвинив президента в потере территорий, потребовала его отставки. Спрогнозировать такой вариант развития событий смог бы даже человек, далекий от понимания тонкостей политических процессов. Поверить в то, что такой опытный политический боец, как Михаил Саакашвили не сумел предвидеть очевидного, крайне сложно.


Версия третья: Саакашвили приказали начать войну из Вашингтона

Уже в первые дни войны российские средства массовой информации попытались разыграть американскую карту. Как только стало понятно, что явная дезинформация о тысячах убитых мирно спящих осетинах и геноциде, настолько неправдоподобна, что распространять ее далее себе дороже, потребовалось найти рациональное объяснение «безумству» Саакашвили. Самая простая – правящая в США республиканская администрация для победы своего кандидата на выборах решила пожертвовать своим проектом, так как Барак Обама опережал в рейтингах Джона Маккейна. У этой версии есть несколько слабых мест, одна из них – с 4 августа Джон Маккейн опережал Барака Обаму, а не наоборот. А теперь попытаемся понять логику администрации Соединенных Штатов. За несколько месяцев до выборов, в тот момент, когда кандидат от правящей партии лидирует, администрация США решает спровоцировать войну в Грузии, и рискнуть едва ли не единственным успешным проектом за все время пребывания у власти. Это притом, что у американцев есть разведывательные данные, которые подтверждают, что Россия интенсивно готовится к войне как минимум с весны 2008 года, нет реальных рычагов давления на Кремль, непонятна позиция европейских союзников, особенно стран старой Европы. Что произошло бы, если бы российские танки взяли Тбилиси, и премьеру Путину удалось бы осуществить свою мечту повесить грузинского президента за яйца нетрудно представить. США практически пришлось бы расстаться со статусом лидера свободного мира, так как отношение к Америке определялось бы тем непреложным фактом, что эта страна не сумела защитить своего союзника, оказавшегося жертвой российской агрессии. Можно себе представить и речь сенатора Джозефа Байдена, в которой он не оставил бы камня на камне от действий республиканской администрации и благодарил бы Бога за то, что скоро эта недееспособная администрация уйдет в политической небытие. Какими бы в этом случае были бы шансы на победу у республиканского кандидата Джона Маккейна тоже понятно. Ответ на вопрос могла ли администрация США приказать Михаилу Саакашвили начать эту войну кажется мне очевидным.

Правда остается открытым другой вопрос – зачем нужна была властям Грузии эта война? А может, она не нужна была вовсе, но тогда, кто, же начал эту «ненужную» войну? Ответьте на этот вопрос сами.

См. также "Нужна ли была России августовская война?"

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна