Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Подводные рифы глобальных проектов

14/06/2014
Зураб Бежанишвили


Два проекта, западный и российский, представляются исследователями глобальными и противостоящими друг другу. Глобальный антагонизм, по их мнению, выражается в геополитических столкновениях на приграничных с Россией территориях, в частности Грузии, Молдавии, Украины.



В рамках политической науки существуют попытки исследовать виды глобальных проектов, такие как панисламизм, масонство, пантюркизм, панславянизм и так далее. Однако вряд ли эти национальные проекты, которые отталкиваются от политических программ и государственных заказов по расширению зоны своего влияния и территориальной экспансии, можно назвать глобальными. Они являются разновидностью стратегий государств действующих глобально для реализации исключительно своих политико-экономических интересов.

Единственным глобальным проектом, который не имеет аналогов, это проект свободного, открытого и безопасного общества, предложенный обществами развитых стран мира. Его движение и распространение по миру можно сравнить с океаном, который насыщает пустынные рифы, фрагментированных обществ отстающих от современности, национальных государств.

Технологический и цивилизационный прогресс, предшествовавший возникновению глобального проекта, позволил и другим– политэкономическим и государственным акторам – пользоваться благами глобального общества.

Стоит оговориться, что свободное глобальное общество это далеко ещё несостоявшийся проект. В нём существуют огромное количество проблем, такие как трудности мультикультурализма; несформировавщиеся чёткие глобальные ценности; огромная зависимость от государства и политэкономики; недостаток количества специалистов и ресурсов; малая интенсивность глобальных коммуникаций и мобильности и т.д., которые оставляют глобальную ситуацию в руках политических элит. Международные организации, помогают политическим элитам выносить глобальные темы из демократической среды национальных государств, и решать вопросы в своих узких клубах. Очень часто народы и общественное мнение в странах даже не подозревают о существовании таких вопросов, которые входят в зону их компетенции, и решения которых принимаются без их участия. (К примеру, вопросы изменения климата; киотские соглашения по праву торговать квотами на загрязнение; вопросы глобальной безопасности; другие вопросы связанные с глобальными социальными проблемами).

Иными словами роль государства в глобальных процессах остаётся главенствующей в условиях постоянного увеличения возможностей. Образно говоря, полит-экономические субъекты разных государств эффективно используют этот океан для того, чтобы проникнуть на оживлённые им рифы.

Политические элиты «рифов» обычно предпочитают договариваться с этими субъектами, и в международных отношениях складываются «non-zero sum games», при которых все могут и проиграть, но обычно все остаются в выигрыше.

Существуют и не очень современные политические элиты, которые выстраивают различного рода плотины на пути этого океана, и прилагают все усилия для контроля объёмов вливаний. Для них глобальный проект открытого общества оказывается тождественным государственным проектам западных политических элит. Выстраивая плотины правители «рифов» лишь помогают создать на своей территории благоприятные обстоятельства, при которых субъекты могущественных государств могут контролировать развитие и распространение глобального общества, лимитируя его свободу, и создавая свои фильтры, позволяющие присваивать и делить между партнёрами поступающие блага. К тому же политические элиты «рифов» сами отдают в руки «пришлых» дельцов рычаги воздействия и давления на себя.

Самые мудрые политические элиты используют наводнение своих «рифов» «океаном» для проникновение по нему в более богатые и развитые «рифы» (к примеру, Китай, Япония, арабские государства, государства Ближнего Востока и другие).

Самые отсталые и несовременные политические элиты либо полностью закрываются, признавая свою никчёмность и несовместимость с существующим глобальным прогрессом; либо стараются проникнуть на желанные «рифы» и уже потом перекрыть все проходы для глобальной среды свободного, открытого и безопасного общества. Таким образом, они навязывают миру zero-sum games, при которых одна из сторон останется в проигрыше. Перекрыв все русла для подпитки собственных рифов есть опасность очутиться в пустыне со склеенными на солнце ластами.

В таком положении оказывались все империи в период своего падения, когда они покоряли, либо разрушали все доступные «рифы».

Грузия и Украина являются не только рифами, но и устьями, по которому среда глобального свободного общества, с её экономической и социальной активностью, проникает в остальные регионы.

Безусловно, западные исследователи и многие аналитики постоветского пространства понимают обеспокоенность, таких политических режимов как российский, не готовых конкурировать с западными политэкономическими субъектами. Угроза распада Российской Федерации видится российской власти реальной, и становится главным мотивом препятствия распространению океана. Стоит отметить, что западные политэкономические субъекты стараются успеть договориться с российским руководством до того момента, когда плотину прорвёт.

Российская Федерация представляет собой государство «пересохших рифов», правители в которых как по пипетке получают необходимую для функционирования инъекцию. Объединяющим эти «рифы» фактором является «допотопный» государственный репрессивный механизм, ядерное оружие и нефте-газовая трубопроводная инфраструктура. Однако отказ соблюдать должный уровня свободы общества; неравномерное распределение сокращающихся инъекций; разрушение правил игры в международных отношениях и иные внутренние особенности российского государства могут разрушить Федерацию изнутри.

На данный момент речь идёт не о столкновении западного экспансионистского проекта с новорусским империалистическим, а речь идёт об агрессии русского националистического проекта против глобального проекта современного свободного общества.

Благодаря тактики иссушения рифов российское государство становится не только «тормозом» развития российского общества, но исторически оказывается препятствием развитию и стабильности всего европейского континента. Логика политики российского «архипелага рифов» не соответствует существованию на его территории могущественного государства.

К примеру:
- российское руководство имеет способность договариваться с китайским политэкономическим субъектом, который подпитывается из «океана», благодаря западным государствам, при этом: периодически отбирает у России территории; заставляет свободно пропускать представителей своего общества и культуры на просторы Федерации и жить в полностью автономном режиме; делает огромные торговые и экономические уступки, но российское руководство не имеет способность и желание договариваться с западными партнёрами; которые не претендуют на территорию Федерации; не выдвигают кабальных и не выгодных экономических условий; стараются смягчать крупные геополитические ошибки российского руководства; принимают во все свои клубы и учитывают мнение российской элиты как равного партнёра.

- российское руководство старается выстроить союзное пространство на основе мощностей бывшего СССР, при этом заставляя бывшие советские республики терять эти самые мощности в результате разрушения территориальной целостности государств. При помощи силы и угрозой применения силы принуждает союзников выполнять свои геополитические и политэкономические капризы, которые не идут на благо ни народам постсоветского пространства, ни самому российскому народу.

- российское руководство старается стать Великой Державой в мире, где практически все развитые государства являются для него враждебными; все развивающиеся являются либо вассалами и сателлитам развитых стран, либо временными государственными образованиями; а все отсталые страны, которые носят угрозу свободному глобальному обществу являются единственными друзьями.

- российское руководство старается добиться недостижимых высот в науке и современных технологиях, в полностью монополизированном и монополярном российском обществе, где научные труды практически не отличаются друг от друга и зависят от государственного заказа и политического одобрения.

Риф Грузия

В ситуации с таким подводным «рифом» как Грузия можно отследить как приливы и отливы «океана», то насыщают социальную среду, поднимая уровень воды и позволяя ареалу предстать во всей красе, то обедняют её, оставляя на просторах лишь «придонные» виды субъектов, всегда функционировавшие в мутном иле.

Грузинские реформы, как и сами реформаторы оказываются в центре внимания конференций и международных диалогов в рамках глобального проекта свободного и открытого общества. Некоторых из них приглашают быть советниками в проблемных странах. Может это происходит и в рамках проекта западной политической элиты, но это не мешает им быть актуальными и интересными обществам, стремящимся к свободе, открытости и самоорганизации.

Грузинские эксперты сейчас помогают сохранить государственность Украины и эта статья призвана стать каплей в море этой поддержки.

Приливы, приходящие в наш «риф», по многим причинам сменяются отливами. Эти причины:
- этнические конфликты
- слабая центральная власть и слабость государственных институтов
- фрагментированная и поляризованная социальная структура
- слабая экономика
- отсутствие независимой национальной стратегии развития и информационной политики
- общая негативная обстановка в регионе
- военно-политическое давление со стороны России
- низкая политическая и социальная культура населения

Эти взаимозависимые причины рождали обстоятельства, толкающие руководство и общество к роковым ошибкам. Они будут возникать и впредь, до тех пор пока общество не выработает иммунитет к ним, и не станет частью глобального проекта. Ошибки:

1. Высокомерие власти по отношению к обществу.

Это «коронная» ошибка политической среды любого постсоветского государства. Недооценка общества всегда ведёт к краху политического режима, если у власти нет достаточно мощного репрессивного механизма. Если этот механизм существует в наличии, тогда государство превращается в диктатуру, и в условиях современности также идёт к краху. Поэтому не следует проявлять высокомерие.

2. Ослабление центральной власти fail state в период давления соседнего государства.

Согласие на разные формы ослабления центральной власти, такие как федерализация, парламентаризация и так далее, немедленно ведёт к сепаратизму и возникновению внутри национального государства разных центров принятия политических решений.

Эта ошибка привела к разнобою в политической среде в Грузии, что выразилось в возникновении военнизированных криминальных кланов, за умеренную плату обслуживающих интересы разных политэкономических субъектов.

3. Согласие на вассальное положение, частичный отказ от суверенитета в принятии международных решений или уступки по вопросам внешней политики или экономики без достижения взаимовыгодного компромисса.

Это классическая ошибка стран бывшего СССР. Ни одно государство европейского содружества не согласиться на вассальное отношение с ведущими европейскими державами, несмотря ни на какую степень экономической зависимости. Ярким доказательством равноправного и взаимоуважительного характера политических отношений является тот факт, что Германия вынуждена была выделить огромный транш на поддержание экономики Греции, а затем все государства ЕС поддержали экономики Испании, Португалии и ряда других стран.

Развитые страны никогда не признают государство партнёром, если его общество согласно на вассальное положение по отношению к кому бы то ни было. Эта ошибка автоматически приводит к экономическому кризису так, как в зависимые страны не инвестируют (например Армения).

Другое доказательство равноправного партнёрства и демократии в ЕС это победа на парламентских выборах 2014 года евроскептиков. Такой поворот событий может ослабить ЕС, и исходя из примера грузинского «рифа», вновь ввергнуть Европу в эпоху войн.

Делая вывод, лучше оказаться полностью оккупированным и иметь возможность возродиться в лучшем виде, чем разрушаться в вассальной зависимости.

4. Пожалуй, одной из самых разрушительных ошибок совершаемых на политическом пространстве Грузии это geo-скептицизм. Он буквально пронизывал всё общество в период властвования ЕНД, подпитывая высокомерие и презрение к такому обществу правящей элиты. Теперь, в период властвования ГМ, он пронизывает ещё и все ветви власти, и оппозицию.

При всём уважении к государственным институтам Грузии, но нельзя понять и принять, что некоторые парламентарии и представители вооружённых сил Грузии, убеждены и тиражируют мнение о невозможности эффективной обороны Грузии от внешней угрозы, только потому что эта угроза – вооружённые силы российского руководства.

Нельзя согласиться с премьер-министром страны и другими политическими лидерами, которые на протяжении двух лет правления убеждают общество и международных партнёров в том, что государство и экономика страны разрушена на фоне раздачи огромных, для масштабов грузинского бюджета, премий чиновникам и депутатам парламента.

Geo-скептицизм и пораженчество в современной Грузии может привести не только к отдалению от западных партнёров, но и возрождению коррупции и сепаратизму, и даже к репрессиям.

5. одна из самых серьёзных ошибок, по мнению автора статьи, совершённые правящими элитами Грузии на протяжении всей истории современного грузинского государства, это отказ от создания социальной структуры системы самообороны и организации координации действий между государственными органами, армией и населением.

Предыдущие власти много времени уделяли пиар-кампаниям и мало занимались строительством социальной структуры, а современные власти много критикуют предыдущее правительство и также ничего не делают для формирования жизнеспособной саморегулирующейся социальной системы.

Грузия и Украина эпохи революций, безусловно являются проектами западных стран. Сложно определить, чего там было больше, государственной составляющей или общественной. Также можно утверждать, что западные партнёры не действовали против интереса российского общества, а путём тактики «soft power», имели целью с одной стороны подтолкнуть российское государство к модернизации, а с другой стороны, привлечь российское общество в глобальный проект посредством ярких примеров.

Грузинское импульсивное правительство не совсем осознало для чего эти проекты были нужны. Реформы, проведённые на территории 69 тыс. км., с населением в 5 млн. оказались презентацией.

Восстановив центральную власть, оказав помощь в «обучении и оснащении» мощного репрессивного механизма, проблемы коррупции и сепаратизма в подконтрольных частях Грузии исчезли в одночасье.

Несмотря на отсталость социальной структуры Грузию, образно говоря, «вытягивали за уши», чтобы проект оправдал себя.

К сожалению, в Грузии переоценили свою значимость и совершенно неосознали свою роль. В результате слишком активных и непонятных для северного соседа действий грузинское правительство напугало российскую элиту. Также как любая угроза, даже жужащий за ухом пропеллер Карлсона, может вызвать панику у больного неврозом, так интенсивная стратегия по укреплению государственности в Грузии привела к неадекватным действиям России.

Из этой мысли может сложится впечатление, что грузинское руководство спровоцировало российскую элиту на агрессию. На самом деле эти действия были спровоцированны наивностью европейских стратегов, полагавших что путём уступок и красивых презентаций можно приручить хронически раздражённого субъекта международного права.

Несмотря на то, что существующее грузинское правительство рано посчитало себя состоявщимся и продолжает совершенствоваться в приумножении ошибок и упражнениях в «арменизации», западные архитекторы политэкономических региональных сооружений не оставят попыток «вытянуть за уши» ситуацию. Однако действия совершаемые новыми властями уже вычерчивают перспективы иссущения грузинского «рифа» и скоро ни экспертам, ни дилетантам не останется материалов ни для работы, ни для инсинуаций.

Факт остаётся фактом – все преобразования в государственной структуре оказались недостаточными для того, чтоб грузинский социум стал частью глобального проекта свободного общества. Он так и не осознал ценности равенства и братства, необходимые для стремления к счастью, и взаимоподдержки и ответственности, необходимые для безопасности и развития.

«Риф» Украина

Грузинские эксперты действительно обладают достаточными практическими знаниями, чтобы быть полезными новому украинскому правительству. Они обладают обширной информацией, в том числе инсайдерской, по многим вопросам. К примеру, информацией о признаках наличия тех же ошибок, которые были описаны в «рифе Грузия» присутствующих и в «рифе Украина».

Малоэффективность АТО подозрительно напоминает неэффективность грузинских военных формирований в Абхазии, которые захватывали позиции только для того, чтоб ими торговать.

Просьба отсрочить подписание Соглашения об Ассоциации с ЕС и сохранение членства в клубе неприсоединения напоминает зачатки готовности полувассального положения отказа от капли свободы и суверенитета, в обмен на каплю стабильности.

Прослеживаются признаки формирования не импортированного сепаратизма, при котором, так называемая «гибридная война», а на деле террористическая активность окажется затяжным явлением, на многие годы останавливающим развитие украинской государственности и экономики.

В отличии от Грузии или Греции «вытягивать за уши» 50 млн. народ одного из самых крупных государств Европы непосильная задача даже для нескольких Евросоюзов. Поэтому судьба украинского народа полностью в его руках.

Явление «Майдан» или социальная структура самообороны гражданского общества это всеми признанная особенность современной Украины. Способность общества самоорганизовываться это единственная гарантия сохранения независимости и государственности. При отсутствии сильной социальной структуры способной контролировать власть любое правительство либо начнёт совершать слабости из мягкости и отсутствия ресурсов или воли, либо начнёт злоупотреблять властью и станет давлеть над обществом и совершать скрытые сделки против него.

В Грузии падение политических систем это неизбежность по причине отсутствия у общества способности и воли самоорганизовываться в нужные моменты (докризисные и кризисные) и играть ведущую роль в процессах. Обычно грузинское общество как и многие общества постсоветских социумов организовываются в посткризисном периоде и поддерживают ту силу, которая победила.

В Украине неизбежным процессом является становление мощной украинской государственности. Однако этот процесс невозможно ускорить как это было в Грузии по ряду причин:

Во-первых, в Грузии небольшое количество экспертов и специалистов, которых можно организовать. В пространстве ограниченных ресурсов они вынуждены конкурировать друг с другом. Экономические субъекты, которые во всём мире выступают спонсорами активности экспертов и специалистов, в Грузии вместе со своей малочисленностью развивают низкую активность, по причине как малой степени квалификации и профессионализма, так и отсутствия культуры корпоративизма и социальной организации (ответственности). Иными словами в Грузии большие проблемы с качеством и количеством социального капитала.

В Украине специалистов очень много, также как и центров экономической активности, которые связаны как с Европой, так и с Россией. Более того, от украинских экспертов, специалистов и центров экономической активности зависят разные сегменты экономик Европы и России.

Бывший украинский президент попытался подчинить эту среду и за это лишился легитимности. Иными словами социально-экономическая сеть Украины достаточно развита, и её невозможно легко подчинить, купить или продать как это можно сделать на просторах постсоветского пространства.

Во-вторых, грузинское руководство, решая проблему коррупции и криминала решало проблему российской шпионо-резидентурной сети. Это оказалось возможным благодаря поддержке иностранных служб разведки и контрразведки, в частности США.

В Украине есть агенты российского влияния, но у Украины также есть огромная сила воздействия на российское руководство в лице многочисленных украинских высших должностных чинов в России и огромной диаспоры учёных, деятелей культуры, лидеров общественного мнения и т.д., которых можно консолидировать.

Такой роскоши в распоряжении грузинских реформаторов не было.

В-третьих, в сепаратистских регионах Украины нет такого культурно-этнического антагонизма как это есть в регионах Грузии. Доказательство этого поддержка крымскими татарами территориальной целостности Украины; огромные затраты российского государства на пропаганду, мощь которой в долгосрочной перспективе сильнее будет ударять по российскому государству, чем по украинскому народу. Тем более, в отличие от лжи о Грузии, ложь об Украине воспринимается всё меньшим процентом российского населения.

В четвёртых, борьба с коррупцией в Грузии не была чем то особенным и выдающимся, потому что источники коррупционных доходов были очевидны, и они были ограничены. В силу геополитических особенностей манёвры как коррупционеров, так и их источников были скованы, и они не обладали ни высокими технологиями, ни какими то особенными навыками и знаниями.

В Украине борьба с коррупцией не закончится никогда, также как это происходит в любой демократической стране с сильной экономикой, построенной на открытом и интегрированном рынке.

У многочисленных глобальных политэкономических субъектов, которые технологически экипированы намного современнее чем украинское государство, огромные интересы в Украине. Поэтому многочисленные внутри и внешнеэкономические связи это очень сенсетивный момент. Придётся балансировать на грани методов авторитаризма и тех, что называют «элитарной коррупцией», в атмосфере напряжения и внешней агрессии.

Если в Грузии можно было более половины чиновников пересажать за коррупцию, и они после нескольких лет выйдя на свободу оформились в орды политзаключённых, приведших к власти непрофессионалов. То в Украине такой метод приведёт к тюремному бунту и первороту сразу же.

Однако, безусловно, коррупционный момент должен быть максимально искоренён в аппарате центральной власти, правоохранительных и военных органов. Необходимо не только заменить коррупционные составляющие государственного механизма, но и выстроить защиту от их невозникновения. Грузинские эксперты посоветуют максимально сократить количество людей в государственных органах и максимально автоматизировать процедуры. В Украине система электронного правительства принесёт гораздо более впечатляющие успехи, чем в Грузии.

Существует опасность переоценки «Майдана». Все в нём видят мощный ресурс общественного контроля за государством. Между тем, это очень хрупкий организм в среде возникновения демократии. Ответственность современной политической власти в Украине это сохранить этот организм, поддержать всеми способами развитие структуры самообороны гражданского общества Украины, во всех регионах, построить систему общественного контроля за государством и его чиновниками, наладить систему координации гражданского общества, государства и армии в критических ситуациях.

Если в Грузии строительство полноценного общества начнётся с армии, которая является наиболее профессиональной, образованной, ответственной, современной и эффективной социальной организацией, то в Украине общественное развитие может пойти гораздо быстрыми и необратимыми темпами.

Выполнение этой задачи вовремя и молниеносно поможет Украине сохранить свой «риф», и предотвратить расчленение Украины по кремлёвскому сценарию, где восточная Украина входит в состав России; Приднестровье становится независимым государством, присоединив восточную Бессарабию с выходом к морю; а западная Украина погружается в хаос провинциальной коррупции и противостояния разных политических сил, становясь «головной болью» Польши и всего Евросоюза.

Однако ни Грузия, ни Украина, ни Молдавия, ни одно государство с проблемами этих стран не сможет противостоять сложностям в одиночку. К сожалению, российское руководство противопоставило себя эти государствам, точнее оно противопоставило себя обществу постсоветского пространства. Российское руководство разрушает «рифы» и препятствует тому, чтоб народы жили в мире и согласии, в дружном соседстве между собой, поддерживая и помогая друг другу в трудные времена. Оно препятствует глобальному проекту всемирного свободного общества, а агрессивная среда вынуждает государства объединяться в блоки безопасности.

И к сожалению, сейчас на повестке дня в Украине в первую очередь стоит не необходимость реформирования экономики и государственных органов, а организация военного сопротивления агрессии извне, контртеррористические мероприятия и организация совместных действий населения и армии для минимизации жертв среди мирного населения.

Если путь в НАТО так долог и извилист, не будет ли разумным и логичным создать новый альянс обороняющихся государств?

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна