Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

«План Штайнмайера» - нулевой шанс и алиби для «Старой Европы»

20/07/2008
GHN
Ника Вашакидзе




В то самое время, когда вице-канцлер и министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер вылетел из Берлина, подразделения Псковской воздушно-десантной дивизии заняли Мамисонский и Рокский перевалы и разместились на расстоянии одного десантного «прыжка» от Тбилиси.

Штайнмайер уехал, но эти подразделения не собираются уходить с перевалов, что создает «примечательный» фон для самих переговоров и последующих политических процессов. В том числе для германской дипломатии, так как командование минобороны России и не скрывает, что задача подразделений элитной дивизии - защита российских миротворцев и граждан России.

Сам план Штайнмайера имеет определенные претензии и непосредственно связан с Бухарестским саммитом НАТО. На этом саммите, как известно, состоялся беспрецедентно острый спор между «Старой Европой» и США - относительно присвоения Грузии и Украине «дорожной карты» на членство в НАТО - плана МАР.

Фактический лидер «Старой Европы» - Германия - объяснила отказ от присвоения Грузии МАР наличием конфликтов. Устав НАТО требует, чтобы страна-кандидат как минимум, не имела территориальных или этнических конфликтов.

То, что реальной причиной отказа были «теплые отношения» германских политиков с «Газпромом», доказать легко, так как в действительности это императивное требование НАТО вводит для полноценных членов, а не для получения статуса кандидата в члены альянса. То есть кандидат может иметь эти проблемы, но взять обязательство по их урегулированию до того, как станет полноправным членом.

Грузия ведь требовала в Бухаресте статуса кандидата, а не полноправного члена. Но в мотивации Вашингтона в Берлине и Москве небезосновательно отметили попытку разрушения того «постсоветского порядка», который сложился еще в начале 90-х годов. Соответственно этой геополитической конфигурации (сегодня она спаяна жаром газа, поступающего с колоссального Штокманского месторождения), 11 стран СНГ считаются странами, входящими в сферу «геополитической прерогативы» России, а Запад контролирует их не непосредственно, а «руками» России, «посредством» России. Так что Запад Москве полного карт-бланша в этих регионах, разумеется, не даст, но что касается военно-стратегического положения (конфликты и т.п.), тут безусловно признан приоритет Кремля.

В 90-е годы Тбилиси с таким порядком мирился, но сегодня считает его устаревшим, с чем Берлин и Париж не соглашаются.

Соответственно, возник конфликт интересов между «Старой Европой» и постсоветскими странами, в которых в результате бархатных революций к власти пришли вестернизированные и амбициозные элиты.

По информации из достоверного источника, 25 июня на встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель президент Грузии Михаил Саакашвили прямо выговорил, что с одной стороны она называет нерешенность конфликтов главной препятствующей причиной для принятия Грузии в НАТО, а с другой сама Германия (и в общем Европа) соглашается только на роль статиста в миротворческом процессе и ничего конкретного Грузии не предлагает. На этот логический выговор многоопытная германская дипломатия ответила своего рода глубокомысленным ходом: канцлер Меркель поручила вице-канцлеру и министру иностранных дел Штайнмайеру разработку конкретного плана урегулирования конфликта и проведение переговоров со сторонами конфликта. Разумеется, не только с Тбилиси и Сухуми, но и с Москвой.

Учитывая то, что позиции сторон абсолютно несовместимы, план, конечно, «провалится» (что в Берлине прекрасно знают), но в любом случае Меркель одновременно убивает нескольких зайцев: в первую очередь, Меркель ищет аргументы для того, чтобы оправдать очередной отказ в присвоении Грузии МАР на саммите в декабре. То есть, Германия, с одной стороны, приобретает определенное преимущество перед Джорджем Бушем, который (обратим на этот момент внимание) никакого конкретного плана решения проблемы, в отличие от нее, не представлял, а с другой стороны, Грузию лишает аргумента, что «Берлин отказывает в присвоении МАР и в то же время не пытается помочь Грузии в решении проблем».

На это госпожа Меркель мягко разведет руками: что делать, дорогие грузины, мы очень уважаем вас за то, что один грузин возвел Берлинскую стену, а второй ее разрушил, но если вы и абхазы, несмотря на наши усилия и конкретные предложения, не смогли найти общий язык, при чем здесь мы (европейцы)?!».

С другой стороны, Германия вновь и вновь подтверждает лояльность по отношению к России в этом вопросе, то есть в признании прерогативы Москвы на постсовестком пространстве! Штайнмайер до приезда в Грузию говорил с Лавровым, после переговоров в Тбилиси и Гали опять направился в Москву. После встречи в ресторане «Харчевня» на Рублевско-Успенском шоссе (место беседы - важная дипломатическая деталь) министр иностранных дел России, о чудо, неожиданно заявил, что «План Штайнмайера для России абсолютно приемлем, только нужно уточнить детали, а концепция поэтапного урегулирования проблем оценивается положительно».

Запомним это казалось бы странное заявление и вернемся к плану Штайнмайера. Он предусматривает решение проблемы в три этапа:
1) подписание договора о ненападении и начало возвращения беженцев на всей территории Абхазии,
2) экономическая реабилитация Абхащии посредством западных грантов,
3) определение статуса Абхазии.

Следует отметить, что обязательство «неприменения силы» с международно-правовой точки зрения означает еще и то, что Грузия тем самым признает отсутствие своего суверенитета на территории Абхазии, так как «неприменение силы» означает неприменение не только армии, но и отказ от юрисдикции - то есть правовой системы - прокуратуры, полиции и т.п.

Сколько бы ни говорили потом, что не это имели ввиду ( как уже говорили в 1992-1993 гг), именно так воспринимается этот договор в мире, хотя в данном контексте и это не самое главное.

Сепаратистский министр иностранных дел Сергей Шамба заявил агентству «GHN», что «Абхазия готова рассмотреть план Штайнмайера после того, как Грузия выведет все свои войска из Кодорского ущелья (и не только армейские, но и полицейские подразделения).

По словам Шамба, «после этого абхазы будут готовы начать переговоры о формате и условиях обсуждения плана Штайнмайера, так как в этом плане, в отличие от предыдущего плана представителя генсека ООН Дитера Бодена, ни разу не упомянута территориальная целостность Грузии, а определение статуса Абхазии рассматривается не в плане статуса Абхазии в составе Грузии, а в плане международного признания Абхазии».

Следует учесть, что спорить с сепаратистами в этом вопросе трудно, так как понятие «определение статуса» достаточно широкое, и статусом является как понятие субъекта федерации Грузии, так и членство в ООН.

В то же время госминистр Грузии по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили заявил «GHN», что то, что нравится Шамба, не нравится Грузии и наоборот. «Мы требуем конкретных сроков и определения конкретного ареала возвращения беженцев, решения судьбы российских миротворцев и международных гарантий безопасности для возвращающихся в Абхазию беженцев (в том числе силовых)», - отметил госминистр.

Он имел ввиду недавно начатую Евросоюзом в Косово гражданско-полицейскую операцию, о которой спецпредставитель ЕС Питер Семнеби за месяц (!) до визита Штайнмайера прямо заявил, что «у ЕС нет ресурсов и возможностей для осуществления подобной операции в Абхазии». О «желании» здесь говорить излишне.

Якобашвили отметил, что сам отдельно взятый план Штайнмайера не может стать основанием для урегулирования конфликта, если он не будет интегрирован с другими мирными планами.

О чем же тогда идет речь?

Сейчас вернемся к казалось бы странной поддержке плана Штайнмайера Лавровым, выраженной в заявлении главы российского МИД.

По словам Лаврова, в плане его «друга Франка-Вальтера» ему нравится все, кроме возвращения беженцев, что «абсолютно нереально». А что же нравится? - А нравится концепция, то есть поэтапность!

Российская дипломатия, начиная с 1994 года, предлагает именно такие бесперспективные концепции. То есть рассмотрение трех этапов мирного плана не в пакете, а по отдельности, не в связи друг с другом, без юридических гарантий начала третьего этапа после прохождения двух первых.

Именно такая модель предлагается и в случае с Южной Осетией.

Так что корнем и лакмусовой бумажкой проблемы опять-таки остаются беженцы, но в этом узловом вопросе позиции наших противников абсолютно непоколебимы.

Тем более, что подписанный в 1994 году в Москве «базовый документ» предусматривает возвращение беженцев только в Гальский район, а не на всю территорию Абхазии.

Вдумайтесь: Встреча Штайнмайера с лидерами сепаратистов почему-то прошла именно в Гали. Это не может быть случайным, ведь совсем недавно Хавьера Солану принимали в Сухуми, а не в Гали.

Что хотели сказать сепаратисты этой дипломатической уловкой? Не то ли, что единственный реальный план, который еще можно обсуждать, - это передача Гальского района (исторического Самурзакано) Грузии с условием признания полной независимости остальной территории Абхазии?!

Если это так, то способность восприятия реального и возможного утратили и сепаратисты.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна