Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Когда был отдан приказ о начале войны?





Генерал Хрулев, командовавший российской армией вторжения в Грузию до получения им 9 августа 2008 г. ранения в часть тела, расположенную ниже его поясницы, дал интервью В.Шурыгину. (часть 1, часть 2).

В ряде комментариев, появившихся после этого интервью (например, здесь, здесь, здесь,) основное внимание было обращено на очевидные противоречия в показаниях Медведева и Хрулева, из чего делается вывод (очередной) о том, что обвиняемый Медведев, рассказывая о событиях ночи с 7 на 8 августа, лгал, и что российские войска начали обстрел грузинских военных еще до того момента, как выстрелом из грузинского танка в 6.35 утра 8 августа закончилось «выполнение юго-осетинским наводчиком О.Галавановым боевого приказа (начатое с 7 августа) по выявлению целей и корректирования огня артиллерии с наблюдательного поста, находившегося на крыше здания российского миротворческого батальона на южной окраине города».

То, что Медведев вводил и следствие и общественность в заблуждение, новостью, естественно, не является. Однако опровержение фальсификаций Медведева с помощью фальсификаций Хрулева делу вряд ли поможет. Задача общественного беспристрастного следствия заключается не столько в том, чтобы противопоставить лживые показания одного обвиняемого лживым показаниям другого. Задача заключается в том, чтобы воссоздать максимально точно – насколько это возможно – фактическую картину планирования, подготовки и осуществления преступления.

Поэтому следует разобрать показания обвиняемого Хрулева по пунктам (цитаты далее из ЖЖ shurigin).

1. Время заявления М.Саакашвили.
«Я уже знал о том, что в 16 часов Саакашвили заявил, что Грузия в одностороннем порядке прекращает огонь».
Утверждение не соответствуют действительности. Выступление М.Саакашвили по грузинскому телевидению, в котором он заявил об одностороннем прекращении огня, началось в 19.10 7 августа.

2. Учения «Немедленный ответ – 2008».
«...под видом учений грузины отработали вопросы сосредоточения на границах Южной Осетии мощной ударной группировки».

Утверждение не соответствует действительности.

Маневры прошли в рамках программы НАТО "Партнерство во имя мира". В ходе учений отрабатывались "сценарии по взаимодействию в миротворческих операциях в Ираке". Всего в маневрах «Немедленный ответ – 2008» приняли участие 1640 военнослужащих, из которых 1000 американцев, 600 грузин, и по 10 офицеров армий Азербайджана, Украины и Армении. Военные отрабатывали проведение миротворческой миссии и спасательной операции, командно-штабные навыки на уровне сухопутных бригад и спасательные работы в полевых условиях. На втором этапе учений к отработке учебно-боевых задач были привлечены два американских вертолета. Стоимость учений составила 8 миллионов долларов. Чем занимались участники маневров, можно видеть, в частности, здесь. База Вазиани, на которой проходили учения, находится в 25 км к юго-востоку от Тбилиси в отличие от Южной Осетии, находящейся в противоположной – северо-западной – стороне от столицы Грузии. По завершении учений военнослужащие из США, Азербайджана, Армении, Украины покинули территорию Грузию.

Учения стоимостью в 8 млн.дол. на юго-востоке от Тбилиси с участием 1640 военнослужащих, из которых после их завершения на территории Грузии остались только 600 грузинских военных, с участием двух американских вертолетов, затем улетевших, могут попасть под определение «сосредоточения мощной ударной группировки на границах Южной Осетии», видимо, только у таких рассказчиков, как Хрулев.

3. Выбор Путиным и Медведевым даты нападения на Грузию.

«...война началась именно тогда... ...было учтено и то, где находилось военно-политическое руководство страны, в каком состоянии была система управления Вооруженными Силами, кадровые перестановки. Всё это было учтено. К тому же, начиналась Олимпиада. Всё внимание было приковано к ней. Очень точно момент был выбран. И я уверен — выбран не грузинами».

Действительно, грузинские власти вряд ли имели исчерпывающую информацию о том, «где находилось военно-политическое руководство России, в каком состоянии была система управления ее Вооруженными Силами, какими были и планировались кадровые перестановки». Всей этой информацией располагали лишь Путин и Медведев. Обвиняемый Хрулев дает обоснованные показания о выборе обвиняемыми Путиным и Медведевым сроков начала агрессии российского режима против Грузии. Такие показания обвиняемого Хрулева следует приобщить к делу.

4. Учения «Кавказ – 2008» и маскировка войск.

«Завершив учения [«Кавказ-2008». – А.И.], и зная, что грузины продолжают непонятные маневры силами и средствами, что ситуация неоднозначная, тревожная, — некоторые соединения и части армии не вернулись в казармы, а остались в горах на подходе к Рокскому тоннелю две батальонных тактических группы (БТГр) от двух мотострелковых полков с их командирами и группами управления, общей численностью чуть больше семисот человек. Обе БТГр были хорошо рассредоточены, замаскированы и полностью укомплектованы людьми, техникой, боеприпасами, топливом. Именно эти БТГр решили исход операции…»

«Поэтому в ходе учений были развернуты на самых подходящих для этого местах комплексные пункты ТТО [технического и тылового обеспечения. – А.И.], которые не мешали работе других ведомств. ...были заранее определены посты, которые по маршрутам находились, выделены были средства эвакуации, рембат был развёрнут, склады с продовольствием и ГСМ, и всё это было хорошо замаскировано. Грузины так и не учли или не оценили даже такие демаскирующие признаки».

О маневрах «Кавказ – 2008», использованных в качестве прикрытия для развертывания группировки вторжения, многое было известно и раньше. Например, вот это:
В СКВО на всем протяжении от Черного моря до Каспийского моря начинаются широкомасштабные военные маневры “Кавказ-2008”, в которых участвуют 8000 военнослужащих из ВС, ВВ и ФСБ России, 700 единиц бронетехники, а также корабли Черноморского флота. Официальная цель учений — подготовка к проведению “операции по принуждению к миру”. Во время учений в типографии газеты “Доблесть” (19-я мсд) печатается листовка “Воин, знай вероятного противника!” с описанием состава вооруженных сил Грузии. Листовка распространяется среди участников учений. В российских маневрах участвовали... главным образом части 58-й армии, 76-й (Псковской) дивизии ВДВ, 4-й армии ВВС, а также внутренние войска МВД и пограничники. К учениям было привлечено... свыше 30 самолетов и вертолетов. Маневры проводились с целью отработки способов оказания помощи миротворцам в Южной Осетии.

В маневрах в РФ ["Кавказ-2008". - А.И.] участвуют военнослужащие, дислоцированные на территории 11 субъектов Южного федерального округа. Уже только этот факт говорит о том, что численность войск, занятых на маневрах, больше 8 тыс. человек, заявленных официально. Скажем, только в 42-й дивизии, находящейся в постоянной боевой готовности и дислоцированной в Чечне, более 15 тыс. человек. А ведь в маневрах участвуют военнослужащие полностью боеготовой 58-й армии, штаб которой дислоцируется во Владикавказе, две горные бригады, дислоцированные в Дагестане и Карачаево-Черкесии, 7-я горная дивизия ВДВ (штаб дислоцируется в Новороссийске). Также из Пскова в Моздок переброшены подразделения 76-й воздушно-десантной дивизии, а из Волгограда в Краснодарский край выдвинут десантно-штурмовой полк 20-й мотострелковой дивизии. Генерал-лейтенант Юрий Неткачев, который долгое время командовал на Северном Кавказе армией, а затем был заместителем командующего Группы российских войск в Закавказье, считает, что численность войск на маневрах «Кавказ-2008» официально занижена, чтобы не приглашать на них большое количество международных наблюдателей. Ведь учения будут проходить практически на всех горных перевалах Главного Кавказского хребта (то есть вдоль российско-грузинской границы), в том числе на Рокском и Мамисонском. Эти перевалы вплотную примыкают к Южной Осетии. В Генштабе, кстати, утверждают, что на «проблемных» перевалах российским военнослужащим в ходе учений «Кавказ-2008» «предстоит выполнять учебно-боевые задачи по обнаружению, блокированию и уничтожению бандформирований». О времени окончания маневров в ЮФО пока не сообщается, и генерал Неткачев считает, что прибывшие на грузино-российскую границу войска могут остаться там надолго
(«Независимая Газета»).

По сравнению с известным, то новое, что сообщил обвиняемый Хрулев, заключается в следующем: обе батальонных тактических группы (БТГр) и пункты ТТО были хорошо замаскированы, а грузины не смогли заметить их демаскирующих признаков.

Маскировка – это странно, если, конечно, не готовишься напасть. Маскировать БТГр и пункты ТТО на территории своей страны, тем более после завершившихся учений, нет никакой необходимости. Многочисленные рассказы участников как этих, так и других маневров никогда не сообщали о маскировке размещения крупных воинских подразделений и иных военных объектов. Боле того, даже части, направлявшиеся на российско-грузинскую войну, не подвергались маскировке.

Вот как, например, о движении своей части, начавшемся 5 августа, рассказывает Алексей Маркус, разведчик 6 гаубичной самоходно-артиллерийской батареи в/ч 37271 (292-й полк):
«Мы стояли возле речки, пытаясь завести машину. На противоположном берегу мирно расположились местные жители, что-то весело отмечая. Что самое интересное, но они, кажется, вообще не удивились появлению здесь военной техники... Через минут десять отмечающие предложили воду, потом водки. Первое мы, конечно же, взяли, а вот второе… Комбат, посмотрев на нас с ухмылкой, сказал: «Нет, спасибо».» («Кавказский дневник»)

Но если маскировке не нуждаются даже те воинские части, что направляются на войну, то, спрашивается, какие воинские части и военные объекты тогда, по мнению Хрулева, следует маскировать? Очевидно, те, какие уже находятся на театре военных действий. То есть те воинские подразделения, которые уже перевалили через Кавказский хребет и уже находятся за границей, на территории другой страны. То есть на территории Грузии. Вот там и обе БТГр и пункты ТТО действительно надо тщательно маскировать. Потому что нахождение собственных воинских контингентов на территории другого государства без его согласия является отличительным и безусловным признаком агрессии против него.

5. Качество подготовки БТГр.

«...эти батальонные тактические группы... были готовы к решению любых посильных задач. Вот стоял, скажем, полк в Ингушетии, личный состав его батальонной тактической группы в течение двух часов после получения сигнала был в полной боевой готовности и мог выполнять поставленные задачи. Все БТГр были укомплектованы личным составом, который служил не менее шести месяцев! В них не было ни одного солдата, который прослужил бы менее шести месяцев. Ни одного! В основном были контрактники, и, как я уже говорил, все солдаты и офицеры хорошо знали задачи, стоящие перед ними и были подготовлены к их выполнению. Именно эти БТГр сыграли решающую роль в разгроме грузинской армии. Кроме того, для обеспечения действий этих БТГр дополнительно оставались в горах артиллерийские подразделения, а также тылового и технического обеспечения. Поэтому совершенно непонятно утверждение начальника Генерального штаба Николая Макарова, что с началом войны СКВО воевал какими-то неорганизованными и неукомплектованными частями, и что для руководства операцией собирали по всем округам офицеров. Это утверждение просто не соответствует действительности...».
«У БТГр также были реактивные установки системы "Град", но приходилось держать их в резерве на крайний случай, так как в наличии был всего один боекомплект реактивных снарядов, и подвоз в случае их израсходования было очень трудно организовать».

«В составе БТГр были авианаводчики, которые координировали действия авиации».

«Именно эти БТГр решили исход операции
».

Не принимая (возможно: не понимая) замысла верховного командования, пытающегося вот уже почти 4 года дезинформировать публику заявлениями о якобы «неорганизованности управления», «неукомплектованности частей», «переезде 8 августа управлений Генштаба» и т.д., обвиняемый Хрулев воссоздает близкую к реальности картину тщательной подготовки ударных воинских подразделений, предназначенных для первой волны вторжения в Грузию.

6. Что означает выражение «в горах»?

В речи обвиняемого Хрулева наряду с четко обозначенными географическими регионами, есть, на первый взгляд, не вполне определенный термин – «в горах»:
«...некоторые соединения и части армии не вернулись в казармы, а остались в горах»,
«...для обеспечения действий этих БТГр дополнительно оставались в горах артиллерийские подразделения, а также тылового и технического обеспечения
».

Что это означает: «в горах»? Где это?

Если воинская часть находится на территории России (независимо от того, где именно – на равнине или в горной местности), то Хрулев и другие военные используют определенные названия регионов: «в Ингушетии», «в Чечне», «в Дагестане», «в Северной Осетии».
Если речь идет о Грузии, то используется термин «Грузия».

Если о Южной Осетии, то – «Южная Осетия».

При этом обращает на себя внимание тот факт, что термин «в горах» появился в общественном обороте только в связи с российско-грузинской войной, причем только для операций на южноосетинском направлении. Когда российские военные описывают операции в Абхазии, то упоминается, например, Кодорское ущелье и никогда – термины «горы», «в горах».
Вот как описывают район боевых действий его участники:

«Они где-то в горах на учениях были, и Цхинвали, по словам сына, оттуда видно прекрасно».
(Комсомольская правда, 12 августа 2008 г).

«Позвонил лишь 6-го августа. Сказал: “Отправляемся...”. А 7-го подтвердил: “Едем в горы”. И все...». (Вятский край, 15 августа 2008 г).

«Слухи о том, что, скоро будет война, стали ходить в полку в начале августа. Никто официально об этом не говорил. Но мы все поняли, когда две роты нашего полка переправили в горы, недалеко от Цхинвала». (Комсомольская правда, 17 августа 2008 г).

«В горах Южной Осетии часть, в которой служил Попов, проводила плановые учения... ...накануне у танкистов, отрабатывавших действия в горах над Цхинвали, попросили огневой поддержки разведчики. Но, как и положено во время учений, снарядов в танке было наполовину меньше обычного. Все же огонь для подкрепления открыли. Танкисты со своей высотки не просто отстреляли весь боезапас, но и сбили грузинский вертолет, метивший в них». (Известия, 13 августа 2008 г).

Последний отрывок важен, конечно, не фантасмагоричной байкой про то, как во время т.н. «учений» из танка якобы сбили грузинский вертолет. Он ценен использованием интересующей нас конструкции, причем не в производной (сокращенной, маскировочной), а в оригинальной (полной) версии: «в горах Южной Осетии». Очевидно, на профессиональном жаргоне военных, готовивших полномасштабное вторжение в Грузию, термин «в горах Южной Осетии» или попросту «в горах» означал территорию Грузии, неконтролировавшуюся грузинскими властями, лежащую к югу от Главного Кавказского хребта и к северу от Джавы. Иными словами, этот эвфемизм был изобретен для того, чтобы избегать использования в речи и документах географических названий «Южная Осетия» и тем более «Грузия» для именования территорий, которые были избраны в качестве места развертывания замаскированных российских войск и проведения их «учений».

7. Южная Осетия как театр военных действий («в горах»), размещение на ее территории российских войск до 7 августа.

«...некоторые соединения и части армии не вернулись в казармы, а остались в горах на подходе к Рокскому тоннелю две батальонных тактических группы (БТГр) от двух мотострелковых полков с их командирами и группами управления, общей численностью чуть больше семисот человек. Обе БТГр были хорошо рассредоточены, замаскированы и полностью укомплектованы людьми, техникой, боеприпасами, топливом. Именно эти БТГр решили исход операции…»

«Кроме того, для обеспечения действий этих БТГр дополнительно оставались в горах артиллерийские подразделения, а также тылового и технического обеспечения».

«...когда начнется, в горы кроме нас пойдут и МЧС, и медики, чтобы встретить и обработать большой поток беженцев».
«Две БТГр выполнили свою задачу! Они не дали грузинам полностью захватить Цхинвал и подготовить его к обороне. Фактически, БТГр продемонстрировали ту самую "сетецентричную войну", с идеей которой сегодня так носится нынешнее руководство Генштаба, но управляемую не из центра, а на месте. Батальоны действовали в отрыве от основных сил, которые за их спиной совершали марш через Кавказский хребет, втягиваясь в Южную Осетию и разворачиваясь в боевые порядки
».

В приведенных выше цитатах обвиняемый Хрулев докладывает, что до начала полномасштабных военных действий им на территорию Южной Осетии были направлены и там замаскированы две БТГр, дополнительные артиллерийские подразделения, подразделения тылового и технического обеспечения. Хрулев подчеркивает, что эти БТГр действовали в отрыве от основных сил 58-й армии, начавших движение через Рокский тоннель лишь около 2 часов утра 8 августа. В ночь на 8 августа этих БТГр не было вместе с основными силами 58-й армии, еще только совершавшими переход через Кавказский хребет, еще только втягивавшимися в Южную Осетию. Эти две БТГр уже прошли Рокский тоннель, уже перешли Кавказский хребет, уже находились на территории Южной Осетии (Грузии).

Хрулев дает довольно полное описание группировки, размещенной им «в горах» Южной Осетии до начала полномасштабных военных действий:
«...на первом этапе у нас было только две батальонных тактических группы и две батареи САУ по 5 орудий, батарея РСЗО против всей грузинской группировки. И я понимал, что если грузины разберутся и поймут, сколько нас, то просто сомнут и уничтожат. На их стороне было полное превосходство».

Иными словами, в терминологии Хрулева первый этап – это тот этап боевых действий, когда основные силы российских вооруженных сил ночью 8 августа только еще начали проходить Рокский тоннель, а две БТГр – 693-го и 135-го полков, заблаговременно переброшенные через хребет, уже вовсю рейдерствовали на дорогах Южной Осетии.

8. Запрещенные действия миротворцев.

«Конечно, кое-что докладывали миротворцы, которые по долгу службы вели наблюдение за миротворческой зоной и обязаны были отслеживать любые перемещения вооружённых лиц и техники в этой зоне».

Хрулев подтверждает, что в нарушение Дагомысских соглашений военнослужащие миротворческих сил занимались недозволенной деятельностью. О всех перемещениях вооруженных лиц и техники они были обязаны докладывать командованию Смешанных сил, но не командованию 58-й армии.

9. Время движения БТГр 693-го полка.

«...я вам докладываю, что первая БТГр уже в час сорок ночи прошла Рокский тоннель и ускоренным маршем с выделением боевого разведывательного дозора пошла вниз, а вторая БТГр входила в тоннель! Они вышли к Гуфтинскому мосту в 4 часа 40 минут — как раз в тот момент, когда с той стороны моста к нему подошли грузины. И грузины нас просто тут не ждали. Они и предположить не могли, что через четыре часа после объявления войны русские войска окажутся почти под Тамарашени. Грузины вышли на мост и начали его перекрывать. Командир полка полковник Андрей Казаченко доложил, что вышел к мосту и наблюдает на нём грузин. Я поставил ему задачу — танковым взводом с ходу захватить мост, сбить грузин и отбросить от моста. И командир задачу выполнил. Он буквально смёл грузин огнём с моста и вынудил их начать отход. В этом бою мы потеряли БМП, которая шла в передовом дозоре. Грузины, пытаясь организовать оборону, её подбили, и она, потеряв управление, упала с моста».

Этот сюжет привлек, кажется, наибольшее внимание комментаторов, предположивших на основании слов Хрулева, что первое боестолкновение с грузинскими военнослужащими российские войска начали примерно за два часа до выстрела грузинского танка, положившего конец выполнению О.Головановым своего боевого задания. Однако, судя по всему, данная история Хрулева является сильно искаженной. Достаточно сопоставить ее с рассказом командира 693-го полка полковника Андрея Казаченко в изложении А.Коца:

«- 7-го на 8-е в 0 часов 20 минут был дан сигнал Генерального штаба о начале движения батальонной тактической группы. Конечно, такими сигналами не шутят.
- Начать движение в сторону Цхинвала?
- Конечно. Я этот сигнал переуточнил у командующего армии, получил утвердительный ответ, и ровно в 2 часа мы начали движение. Войска были натренированы таким образом, что мы даже перекрыли нормативы. Батальонная тактическая группа это усиленный мотострелковый батальон. Практически там находится полполка. Это мотострелковый батальон, усиленный танковой ротой, артиллерийской батареей. Личного состава там было в районе 500-600 человек, техники было порядка 150 машин. Это грузовых, машин подвоза и т.д., включая боевую технику. Ночью мы начали движение, и в 6 ч. 30 мин. мы уже дошли до населенного пункта Джава. Где-то с 6.40 до 7 часов батальон подвергся авиационному налету грузинской авиации. Нас уже бомбили... Затем командующий армией вышел по средствам связи и поставил задачу отбить мост. Потому что, когда мы подошли к мосту…
- Это через грузинские села?
- Нет. Это развилка, где ГАИ. Пошла развилка направо на Зарскую дорогу, а налево через грузинский анклав. Оттуда крупнокалиберные пулеметы по нам открыли огонь. Комбат доложил мне об этом, я поставил задачу: выдвинуть на огневые позиции танки, из танков открыть огонь, соответственно подавить огневые средства противника и тем самым взять мост под охрану. Что и было сделано. Перед этим у нас одна машина БМП прямо на мосту встала, ее пришлось скинуть с моста, чтобы дать продвижение другой технике
».

Из сопоставления двух текстов, а также из сравнений их с информацией из других источников складывается впечатление, что более реалистичным выглядит рассказ Казаченко.

Во-первых, более обоснованным представляется начало движения БТГр не немедленно, а через 1 час 40 мин. после получения приказа.

Во-вторых, и время бомбежки в Джаве и описание столкновения на Гуптинском мосту в большей степени совпадают с данными грузинской стороны.

В-третьих, колонне в составе 150 единиц техники БМП, БТРов, танков преодоление расстояния в 45 км от южного портала Рокского тоннеля до Гуптинского моста по горному серпантину ночью за 3 часа выглядит маловероятным.

В-четвертых, в 4.40 утра 8 августа в Южной Осетии стоит кромешная тьма, так что российские войска, лишенные приборов ночного видения, вряд ли могли вести в это время какие-либо активные военные действия, как утверждает Хрулев.

Однако и к рассказу Казаченко следует добавить несколько комментариев.
1. Ни Казаченко, ни Коц не указывают места, с которого началось движение БТГр 693-го полка в 2 часа ночи. Учитывая, что обе БТГр – и 693-го и 135-го полков – уже находились на территории Южной Осетии, а капитан Сидристый из 135-го полка с полуночи 8-го августа собственными глазами наблюдал обстрел Цхинвали, то, скорее всего, местами ночевки батальонных групп в ночь с 7 на 8 августа были военные базы в Элбаките и Ургаданте, построенные российскими военными в грубое нарушение Дагомысских соглашений в 2003-08 гг.

2. Казаченко дает оценку численности БТГр в 500-600 чел. Следовательно, две группы – это примерно 1000-1200 чел., что почти вдвое больше оценки Хрулева: «две батальонных тактических группы (БТГр) от двух мотострелковых полков с их командирами и группами управления, общей численностью чуть больше семисот человек».

3. В интервью Коцу Казаченко дал необычно подробное описание состава своей БТГр и расписание ее движения, Коц же бесстрашно опубликовал его у себя в блоге – для тысяч читателей. Такого рода публикаций не было ни до этого, ни после. Почему?

Возможно, одной из причин такой явно нестандартной акции явилась ее дата – 13 августа 2009 г. В сентябре того года, как известно, ожидалось обнародование доклада Тальявини о российско-грузинской войне, в котором, по мнению российских властей, существовал риск развития сюжета с прохождением Рокского тоннеля группой Казаченко в ночь не с 7-го на 8-е, а с 6-го на 7-е августа. Тогда, возможно, и пришла мысль дать Казаченко шанс рассказать подробные (и весьма правдоподобные) детали о движении своей БТГр 8 августа с тем, чтобы с помощью такого рассказа пробудить у читателей доверие к источнику и тем самым отвлечь их от «ненужного» внимания к перехваченным телефонным переговорам, состоявшимся за сутки до этого, в 3 часа 52 мин. утра 7-го августа:

«Офицер в штабе в Цхинвали: Слушай, техника прошла или что?
Гассиев (пограничник у южного портала Рокского тоннеля): И техника и люди.
Офицер: Они прошли?
Гассиев: Да, 20 минут назад. Когда я звонил, они только прибыли.
Офицер: Техники было много?
Гассиев: Да. Танки, БМПшки и БДРМы. Всякие.
Офицер: А тот, который походил к тебе. Как его звать?
Гассиев: Когда? [НЕРАЗЛИЧИМО] Фамилия Казаченко. Он полковник.
Офицер: Что?
Гассиев: Казаченко его фамилия. Он полковник
».


10. Время бомбежки Джавы.

«В 11.45 8 августа я был в Джаве, пролетели почти под грузинскими бомбами. Буквально за пару минут до посадки грузинские штурмовики отбомбились по Джаве, и ещё пыль не улеглась, когда мы сели».

Утверждение не соответствует действительности. В указанное время бомбежки грузинскими самолетами Джавы не было. Впрочем, несколькими страницами ниже Хрулев тут же и опроверг себя:
«...грузины...прекратили полёты. Я помню только один их удар по Джаве и то до подхода туда наших войск. Когда же войска пришли, они уже не бомбили...»

11. Действия спецназа.

«В.Ш. Известно, что примерно в это время здесь активно действовала 10-я бригада спецназа ГРУ. Был ли с ними у вас контакт?
А.Х. Да, взаимодействие было организовано, но они действовали по своим задачам, поставленным старшим воинским начальником.
В.Ш. Существует отчет, что они давали целеуказания артиллерии вашей армии.
А.Х. Возможно, они давали их, выходя на группу боевого управления на ЦБУ. Дело в том, что группы спецназа действуют по распоряжению старшего воинского начальника. У них свои специфические задачи. Если у них есть необходимость — они взаимодействуют с нами через центр боевого управления, но я с группой офицеров работал в передовых боевых порядках, а мой штаб работал за много километров от меня, координировал действия разворачива- ющихся на территории Южной Осетии войск
».

Следует обратить внимание на эти слова Хрулева: бригады спецназа, действовавшие на территории Южной Осетиии, Хрулеву не подчинялись. Они выполняли задачи, поставленные им старшим воинским начальником, которым в данным случае был или командующий СКВО С.Макаров или командующий Сухопутными войсками В.Болдырев. О том, чем занимались спецназовцы, – в другой раз.

12. Ограничения по применению вооружения.

«В.Ш. Какие-то ограничения ставились по применению вооружения в ходе выполнения операций?
А.Х. Нет, мне не ставились.
В.Ш. Понятно
».

Без комментариев.

Из всех вопросов, затронутых в интервью Хрулева (часть 1 и часть 2), самый важный вопрос – о времени отдачи приказа на пересечение границы. Потому что ответ на этот вопрос определяет агрессора точнее, чем многие другие факторы. Приказ на пересечение государственной границы запускает колоссальный военный механизм, в который оказываются вовлечены десятки и сотни тысячи человек, механизм, остановить который (за исключением каких-то совершенно чрезвычайных обстоятельств и применения экстраординарных усилий) практически невозможно. Отдача приказа о пересечении границы означает практически только одно – это война.

Когда такие приказы были отданы с обеих сторон конфликта?

Что касается грузинского руководства, то ответ был получен еще осенью 2008 г. Приказов на пересечение международно признанной государственной границы грузинское руководство никогда не отдавало. Решение о приведении вооруженных сил Грузии в боевую готовность и об их подтягивании к границам Южной Осетии для защиты жителей грузинских анклавов было принято на заседании Совета безопасности Грузии около 2 часов дня 7 августа. Приказ об открытии огня по военным объектам в Цхинвали М.Саакашвили отдал в 23.35 7 августа.

Что касается российского руководства, то даты и время принятия им ключевых военных решений были некоторое время неизвестны. Правда, уже осенью 2008 г. по целому ряду признаков была идентифицирована дата, когда такой приказ скорее всего мог быть отдан. По моим расчетам тогдашнего времени это произошло 5 августа 2008 г. Однако расчеты, какими бы совершенными и логичными они ни казались, – это все же одно, а вот документ или авторитетный свидетель – это другое.

Зимой 2008-09 гг. была установлена дата отдачи юго-осетинским руководством приказов по уничтожению грузинских населенных пунктов. Такие приказы Цхинвали мог отдать только при получении из Москвы подтверждения о начале российскими властями военных действий против Грузии. Свои приказы об уничтожении грузинских деревень Нули и Авневи юго-осетинское руководство отдало 5 августа. Информация об этих приказах была включена в таблицу «Кто был первым?», опубликованную «Новой газетой» 14 августа 2009 г., а затем воспроизведенную на сайте «Эха Москвы» 10 августа 2011 г.

27 февраля этого года бывший рядовой 6 гаубичной самоходно-артиллерийской батареи в/ч 37271 (292-й полк) А.Маркус рассказал, что подразделение, в котором он тогда служил, получило приказ о выдвижении к границе Грузии не позднее 6 часов утра 5 августа:
«Вернувшись из увольнения... с удивлением узнал, что командование полка неожиданно для всех собирается отправить наш дивизион на учебный полигон Тарское, что находится на границе Северной Осетии с Ингушетией... Сразу не понравилось мне это… Что-то нехорошее витало в воздухе. Офицеры отмалчивались, сержанты и солдаты строили свои догадки. В общем, одним словом, полнейшая неопределенность, которую я очень не люблю. И был бы я и в дальнейшем в безвестности, если бы один из офицеров не проговорился… “Возможна война с Грузией, – сказал он, – А Тарское всего лишь навсего перевалочный пункт”…
Рано утром 5 августа мы получили приказ оставить пункт постоянной дислокации и занять позицию недалеко от населенного пункта Тарское. Уже в шесть часов военная техника покинула парк боевых машин в г. Владикавказе. Все шло в рабочем режиме, без суеты и мандража.
Сидя внутри боевой машины, я решил сообщить на Родину о своей «поездке»… Достав из кармана кителя мобильный телефон, я написал ему сообщение, где рассказал о выдвижении войск в сторону Грузии и попросил не говорить ничего моим родственникам. Я долго думал: правильно ли я сделал, что не рассказал родным об этом?.. Наверное, правильно. Ведь если бы пятого числа я оповестил их о марш-броске, а восьмого числа по телевидению объявили о начале войны, не знаю, чтобы с ними было…
Уже стемнело, когда мы добрались до места. Не успев отдохнуть от дороги, принялись за новое дело… Нескончаемым потоком стали приезжать «КАМАЗы» из Владикавказа с боеприпасами. Под светом фар мы до полуночи разгружали снаряды, потом укладывали в 2С3М. Только сейчас восприятие начала войны как неизбежности стало наглядным… Часа в три ночи разрешили поспать...
».

Оригинал текста А.Маркуса был размещен . В настоящее время эта страница его блога недоступна, но текст первой части рукописи воспроизведен, в частности, здесь и здесь.

Во второй части своего дневника А.Маркус продолжает:
«Задолго до начала агрессии подразделения 58-ой Армии готовились к выезду на границу. Ждали одного... Сигнала. Ежедневно мы просматривали новости по различным каналам, и были в курсе событий в набирающем обороты грузино-осетинском конфликте. Для нас все было впервые. Никогда еще война не была такой близкой, необратимой. И чем ближе была эта сакральная дата "08.08.08", тем острее чувствовалась неизбежность. Были выданы на руки памятки о правах военнослужащего в зоне вооруженного конфликта, установленные ООН, командировочные удостоверения на Кесатикау.

«Я никого осуждать не буду, – сказал как-то нам комбат, – Если по какой-либо причине вы не можете ехать, я при вас порву командировочное удостоверение и отправлю во Владикавказ». Он повернулся полубоком к строю и показал рукой на соседние подразделения, где командиры также доводили информацию до личного состава: «Никто из них не скажет вам ни слова, если вы откажетесь ехать на границу. Ни командир дивизиона, ни начальник штаба, ни один контрактник-сверхсрочник не обвинит вас в трусости. Если это все же произойдет, я сам с ними решу все проблемы…»...

И вот он... Долгожданный сигнал. Теплое восьмое августа, четыре часа утра...
»
Оригинал текста ранее находился здесь

Доведение командирами до личного состава информации о начале военных действий, вручение на руки командировочных удостоверений и памяток о правах военнослужащего в зоне вооруженного конфликта, – это обычные действия, производившиеся командованием агрессора между получением приказа о начале боевых действий и физическим пересечением государственной границы в период 6-го и 7-го августа, – т.е. до того, как Совет безопасности Грузии в Тбилиси принял решение о вооруженном сопротивлении агрессии, и тем более задолго до того, когда М.Саакашвили отдал приказ о подавлении огневых позиций осетинских подразделений в Цхинвали.

Наконец, 25 апреля нынешнего года, бывший командующий 58-й армии Хрулев буднично рассказал, когда был отдан приказ, запустивший осуществление плана «кавказской Барбароссы»:
«Для меня война началась на моём рабочем месте. 7 августа в штаб армии прибыл командующий округом генерал-полковник Сергей Афанасьевич Макаров, с ним группа офицеров штаба округа. Буквально за два дня до этого, 5 августа, им было утверждено решение командующего 58-й армией по усилению российского военного контингента в составе смешанных сил по поддержанию мира в зоне Грузино-Югоосетинского конфликта. Этот план был разработан на случай возникновения угрозы военных действий. В течение дня мы с командующим работали во Владикавказском гарнизоне и вечером вернулись в штаб армии».

Что такое «усиление российского военного контингента в составе смешанных сил»?

• Это наращивание вооружения и вооруженных сил одной стороны в зоне конфликта, запрещенное Дагомысскими соглашениями без согласования со всеми сторонами конфликта.
• Это нескончаемый поток «КАМАЗов» из Владикавказа с боеприпасами.
• Это «замаскированное» – так чтобы грузины не заметили – размещение на ТВД двух батальонных тактических групп, двух батарей САУ по 5 орудий, батареи РСЗО.
• Это скрытное размещение «в горах» и в Цхинвали бригад российского спецназа.
• Это подстрекательство и прямое провоцирование юго-осетинского руководства к обстрелам и нападениям на грузинские села, это уничтожение 6-7 августа Нули и Авневи, это сожжение грузинского миротворческого БМП, это бесконечные нападения на грузинских миротворцев, двое из которых были убиты 7 августа.
• Это кампания истериии и дезинформации российских и юго-осетинских пропагандистов, это вакханалия угроз о повторении – как в Абхазии – «стирания с лица земли» грузинских анклавов, о «заполнении трупами морга в Гори», это обещание «захватить Боржоми и Бакуриани», «дойти до Тбилиси».
• Это публично обещанный, а затем и осуществленный подрыв нефтепровода Баку-Тбили-Джейхан.
• Это гнусное поведение российского «дипломата» Ю.Попова, регулярно «спускавшего» колеса своего автомобиля с тем, чтобы только не встретиться с Т.Якобашвили в Цхинвали, и немедленно появившегося там на встрече с Кокойты, как только Якобашвили покинул Южную Осетию.
• Это предательство «командующего миротворческими силами» М.Кулахметова», внезапно утратившего способность «контролировать осетинские подразделения».
• Это запланированная, подготовленная и осуществленная агрессия против Грузии.
• Это война, приведшая к гибели более тысячи человек – русских, грузин, осетин.
Нет никаких иллюзий по поводу того, кто на самом деле утвердил, а точнее принял решение о войне. Приказы на пересечение войсками государственной границы, на начало боевых действий отдаются исключительно политическим руководством страны. Которое, отдав соответствующий приказ военным, тут же бросилось за обеспечением кажущегося для них алиби: один – в Пекин на Олимпиаду, другой – в круиз на Волгу.

Теперь, после показаний Хрулева, уже не в результате логических рассуждений и математических расчетов, не в результате воспроизведения приказа российского руководства его юго-осетинскими марионетками, не в результате личных воспоминаний тех, кому он был адресован, и кто его исполнял, а в результате собственного признания одного из непосредственных организаторов, разработчиков и исполнителей установлена точная дата отдачи российским руководством приказа о вероломном нападении на Грузию.

Это 5 августа 2008 г.

П.С.
Те, кого еще интересует, почему в этом тексте фамилии Путин, Медведев, Хрулев используются с определением «обвиняемый», могут взглянуть на текст Уголовного Кодекса Российской Федерации:

Статья 353. Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны
1. Планирование, подготовка или развязывание агрессивной войны – наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет.
2. Ведение агрессивной войны – наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна