Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Отравленное телевидение

19/11/2010
"24 саати" || "Грузия Online"
Олег Панфилов



  • кодировка от алкоголизма

Кое-где в России еще можно увидеть старый советский лозунг – вырванные из общей фразы вождя мирового пролетариата В.И.Ленина слова о том, «что важнейшим из искусств является кино». В оригинале, правда, было также упоминание цирка, но советские последователи Ленина посчитали, по всей видимости, что цирк – слишком банальный вид искусства, который к идеологии сложно пристроить. Хотя попытки были, особенно во время Второй мировой войны, когда клоуны пародировали Гитлера, а раньше – и Антанту, и дядю Сэма, и прочих буржуев.

Советская идеология отдала предпочтение кино, которое стало важнейшим инструментом для обработки сознания населения. В кино, по сравнению с цирком, проще выстроить драматургию, вложить в произносимые актерами слова большую идеологическую нагрузку. И кинематографу действительно удавалось создавать настроение у советских людей - любить, на кого укажут, и ненавидеть, подниматься в бой и без сомнения уничтожать врагов. Помните фильм «Коммунист», когда актер с внешностью, как бы сейчас сказали, секс-символа, играет честного, целеустремленного и бескомпромиссного человека? Или фильмы о Второй мировой войне, когда все немцы выглядели полными идиотами, а советские солдаты – мужественными бойцами? В фильмах не объяснялось, почему идиоты дошли до Волги, но важно было поднять дух советских людей, и с помощью фильмов это удавалось: недаром наравне с заводами вглубь страны эвакуировались киностудии, чтобы они продолжали творить пропаганду, а актеры получали бронь-освобождение от призыва, они были призваны поднимать дух людей.

После распада СССР российский кинематограф стал неприбыльным занятием, поскольку идеологам новой России времен Бориса Ельцина он был неинтересен. С приходом во власть Владимира Путина ситуация стала меняться, но кинематограф стал более гибким, а режиссеры поняли, что лучше работать для телевидения, которое смотрят все. И, во-вторых, это прибыльнее, поскольку нет необходимости ждать заполненные залы кинотеатров. Правда и то, что российское кино перестало быть искусством, за редким исключением. Если говорить более откровенно, учитывая особенность российского телевидения, выросшего из советского, из советской пропаганды, то сейчас в России «важнейшим из искусств» стало телевидение. А кино на телевидении – важным пропагандистским инструментом.

Уже в 2000 году, в первый год президентства Путина Государственная дума озаботилась принятием закона, который бы определял нравственные критерии на телевидении. Группа депутатов во главе с Иосифом Кобзоном и Станиславом Говорухиным предложила создать Высший совет по защите нравственности в области телевизионного вещания и радиовещания в Российской Федерации,

Как в советское время к Владимиру Путину стали писать коллективные письма, одно из них было опубликовано в «Парламентской газете» 29 февраля 2000 года.

За высокую нравственность и духовность телеэкрана
Обращение коллектива ОАО АК «Туламашзавод»
Исполняющему обязанности Президента РФ, Председателю
Правительства РФ Путину В.В.
Председателю Совета Федерации Федерального Собрания РФ Строеву Е.С.
Председателю Государственной Думы Федерального Собрания РФ Селезневу Г.Н.

(...)
Отрадно сознавать, что в последнее время наметился подъем экономики не только в оборонной, но и других областях народного хозяйства. Радует и то, что в «Концепции национальной безопасности РФ» одним из приоритетных направлений является повышение обороноспособности России. Сегодня много примеров положительных изменений, о которых можно смело рассказывать в средствах массовой информации, особенно на радио и телевидении.

Но что мы видим? По всем каналам телевидения идут фильмы, проповедующие и откровенно смакующие убийства и насилие. Преступность шагнула с экрана в нашу повседневную жизнь.

Почему, например, на экранах ЦТ редко демонстрируются лучшие отечественные фильмы, спектакли? Почему не увидишь на них творческих встреч с российскими писателями и поэтами, выдающимися деятелями науки, искусства и культуры?

Телеэкран не отражает и не пропагандирует традиции и духовное наследие русского народа, не способствует воспитанию патриотизма у подрастающего поколения...
Вызывает недоумение, что о юбилее А.П. Чехова (140 лет со дня рождения)
практически умолчали все СМИ.


Первым коллективным письмом, в котором Владимира Путина призывали к внимательному взгляду на телевидение, было заявление инициативной группы Санкт-Петербургского государственного университета по выдвижению Путина кандидатом в президенты, опубликованное 8 февраля 2000 года в газете «Санкт-Петербургские Ведомости». Ректор университета Вербицкая и сотрудники юридического факультета вступились за своего бывшего студента и выразили возмущение использованием куклы и.о. президента в двух последних выпусках известной программы НТВ, где его, по выражению авторов заявления, "пытались ошельмовать с особым озлоблением и остервенением". У университетских ученых авторы передачи вызывают "чувство глубокого возмущения и негодования". И хотя Путин публично отрекся от этого призыва, не поддержав его, спустя два года и программа «Куклы» и старая команда НТВ, готовившая программу, исчезли из российского эфира.
После того, как была разгромлена команда «старого» НТВ, было принято решение создать мощный пропагандистский кулак – холдинг ВГТРК, который бы объединил все существующие к тому времени региональные телекомпании. Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2004 г. № 111 «О Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании» все региональные дочерние ГТРК преобразованы в филиалы. 1 июля 2002 года начал вещание третий канал ВГТРК — «РТР-Планета», первый в России государственный канал, осуществляющий телевизионное иновещание. 1 ноября 2004 года начал вещание радиоканал «Культура», второй по счёту созданный в рамках ВГТРК. 1 июля 2006 года начал вещание шестой канал ВГТРК — «Вести». 5 февраля 2008 года начал вещание радиоканал «Вести», третий по счёту созданный в рамках ВГТРК. 1 ноября 2009 года начал вещание канал «Моя планета». 1 января 2010 года начал вещание канал «Россия 2». В настоящее время ВГТРК объединяет 107 государственных телеканалов, в том числе несколько радиостанций. То есть, Россия, а также постсоветское пространство покрыто мощным информационно-пропагандистским куполом, которое в начале президентства Путина называли мудренным словосочетанием - «единое информационное пространство».

К «единому информационному пространству» причастны практически все национальные телеканалы – Первый канал (бывший ОРТ), принадлежавший Борису Березовскому, которого вынудили продать свои акции в декабре 2001 года; телеканал НТВ, который по результатам исследований Центра экстремальной журналистики и словацкой организации МЕМО98 является лидером в пропаганде; телеканал ТВЦ, позднее был создан еще один телеканал - «Звезда». В 2005 году, как подразделение агентства РИА «Новости» был создан телеканал «Russia Today», который сейчас кроме вещания на английском языке имеет испанскую и арабскую версии. Пропагандистский «кулак» объединяет также агентства РИА «Новости», наследника советского АПН, агентство ИТАР-ТАСС, а также формально независимые, но мало чем отличающихся по содержанию от государственных, «Интерфакс», «Regnum», «Росбалт» и несколько десятков других региональных агентств.

Борьба за пропаганду не закончилась созданием ВГТРК и объединенных в «единое информационное пространство» других СМИ. Борьба за «моральный облик россиян» продолжается до сих пор. 7 октября 2008 года Владимир Путин выступал в аудитории Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. По его словам, есть методы, с помощью которых государство может влиять на средства массовой информации - с помощью госзаказа: "Госзаказ - это и для телевидения, и для кинематографа, и для театра, для вузов, госзаказ может быть мощным, действенным средством влияния государства". Этой тирадой Путин отвечал на реплику ректора Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов Александра Запесоцкого. Ректор говорил о необходимости "формирования государством морального облика россиян, в том числе, с помощью телевидения и СМИ".

Современное российское телевидение показывает искусственную жизнь, искусственные новости, ограниченные подбором людей, обсуждающих важные проблемы только с нравственной позиции власти. С помощью телевидения легко манипулировать общественным мнением и, учитывая огромную аудиторию, – более 90 процентов населения, возможность создавать послушное общество. В России власти удалось подмять под себя общественное мнение, формировать его, изменять и получать конечный результат, когда на выборах россияне голосуют за тех, кого чаще показывают по телевидению, «правильно» оценивать поступки политиков, призывающих, например, к войне в Грузии или к аннексии части ее территории, которую потом признают «независимой».

Современное российское телевидение полностью заменило по своей пропагандистской сути и задаче дотелевизионный советский период, когда газеты выходили многомиллионными тиражами, «железный занавес» укреплялся многочисленными «глушилками», которые боролись с западными радиостанциями, вещающими на русском языке, а разъяснительную роль играл кинематограф. И то, что россияне сейчас имеют возможность получать альтенативную информацию – смотреть по спутниковым каналам другие новости, пользоваться Интернетом, но не делают этого в большинстве своем, говорит лишь только о традиции соглашательства с пропагандой. Отсутствие традиций свободы слова и традиций дискуссий сохраняет в российском обществе нигилизм к любой альтернативности – в информации и в политике. Поговорка «Без царя в голове» - именно о россиянах, которые верят официальной пропаганде, верят в доброго руководителя страны, которые по традиции поведет их к светлому будущему.

Возвращаясь к аналогиям с советской пропагандой, когда газеты были главным источником информации, а кинематограф дополнял и укреплял боевой дух советских людей, современное российское телевидение все имеет в «одном флаконе» - и «правильно» показанные новости, и «правильно» снятое кино. С новостями все просто – технология известна, журналисты-государственники знают, как и что показывать и рассказывать, с кино было чуть сложнее вначале, но когда снимаемые сериалы стали производиться по принципу конвейера, то за основу сценария обычно брались те же самые «новости», показанные в информационных программах.

Многочисленные сообщения о криминальных разборках и новых русских в малиновых пиджаках легли в основу популярного фильма «Бригада» и десятков других, война в Чечне стала основой для многочисленных сериалов о «кавказских пленниках» и прочих подвигах российской армии в борьбе против мирового зла – исламского фундаментализма и кавказского экстремизма. Многочисленные гламурные истории – соответственно – сериалами бразильского толка, но обязательно со стрельбой и потоками крови. Одновременно россиян пытались убедить в том, что российская милиция на самом деле не огромная армия коррупционеров и нарушителей закона, а честные, добрые и справедливые люди, как в сериале «Улица разбитых фонарей». Российские телезрители постепенно готовились к восприятию мира через зубцы кремлевской стены и со шпиля Останкинской телебашни, к середине второго срока президентства Владимира Путина они были уже практически готовы по команде любить и ненавидеть. Телевизионные сериалы укрепили веру населения к власти, и власть не преминула этим воспользоваться.

На российских каналах появилось огромное количество сериалов, в которых доблестные русские воины противостоят мировому терроризму. Но кроме идеологической основы, главной целью которой был показ процесса «вставания великой страны с колен», телевизионный кинематограф стал и причиной стремительного роста ксенофобии в российском обществе. Как писал публицист и историк Борис Соколов, «вспомним многочисленные "антикавказские" фильмы, где чеченцы и прочие представители кавказских народов выступают в качестве кровожадных наемников, воюющих с доблестными федеральными бойцами в Чечне, да и азиаты чаще всего выведены наркоторговцами и мафиози». Или Ирина Ясина, занимающаяся проблемами региональной прессы объясняет: «Главная причина этого явления в большом количестве необразованной, зомбированной молодежи, которой нечего делать. Молодежь поглощает передачи нашего телевидения. А там практически все дикторы - славяне, зато все бандиты в сериалах - иноплеменники».

Действенность сериалов на российском телевидении подтверждают данные социологических исследований. В сентябре 2010 года один из ведущих социологических центров – ВЦИОМ провел исследование, согласно которому аудитория посетителей кинотеатров в России не превышает одной трети, причем в основном россияне бывают там лишь несколько раз в год (16%), по 5% - еще реже (один раз в год или в несколько лет), и лишь 4% - несколько раз в месяц. Почти половина опрошенных практически не посещает кинотеатры (48%), а каждый пятый и вовсе никогда не был в них (20%). Регулярно (т.е. ежемесячно) в кино ходит каждый десятый россиянин 18-24 лет (11%) и лишь 1% респондентов предпенсионного и пенсионного возраста. О том, что вообще не бывают в таких заведениях, склонны сообщать, главным образом, те, кто не пользуется Интернетом (58% против 33% среди активных пользователей), обеспеченные (54% против 40% малообеспеченных).

В связи с этим необходимо привести другие данные ВЦИОМ, полученные в мае 2010 года. Целью исследования было отношение россиян к телевидению. Подавляющее большинство россиян узнают последние новости по телевизору (92%). Прочие СМИ популярны в меньшей степени: 20% получают новости из прессы, 15% - из Интернета, 12% - по радио. В меньшинстве - те, кто следит за событиями благодаря рассказам окружения (6%). Телевидение - наиболее популярный источник информации среди жителей малых городов и сел (93-94%) и пожилых сограждан (96%), пресса - среди 45-59-летних, интернет - среди столичных жителей (32%), молодых и высокообразованных респондентов (38 и 24% соответственно). Что касается радио, то этот вид СМИ предпочитают, как правило, жители крупных городов (16%) и пожилые россияне (17%).

Степан Львов, руководитель управления политических исследований ВЦИОМ, объясняет высокий уровень интереса россиян к телевидению таким образом: «Телесмотрение столь высоко и даже увеличивается потому, что телевизор - гораздо более удобный способ получения информации. Он позволяет человеку отслеживать происходящее, держать руку "на пульсе событий" не только специально заинтересовавшись, но и занимаясь какими-то другими делами - домашними делами, отдыхая, и так далее. Интернет же предполагает некий интерактив - человек должен сесть за компьютер, заняться поиском новостей и информации, а это предполагает некое усилие и определенные навыки. Но я бы не сказал, что образование играет какую-то роль - наши исследования показывают, что и высокообразованные люди, и менее образованные одинаково просматривают телевизор и доверяют его информации».

Ситуация в России, судя по исследованиям различных организаций, катастрофическая. Московская Хельсинкская группа, ведущая российская правозащитная организация, провела в сентябре 2009 года мониторинг в 21 российском регионе.

По итогам мониторинга и анализа полученных данных авторы считают необходимым сформулировать следующие выводы по исследованным аспектам ксенофобии в молодежной среде и противодействия ей со стороны государственных и общественных структур.

Российская молодежь в силу ряда факторов является социальной группой, которая наиболее восприимчива к радикально-националистическим и ксенофобским идеям и настроениям. Некритическое восприятие молодыми людьми сообщений СМИ и других источников, изобилующих «языком вражды», отсутствие конструктивной гражданской позиции и возможность достаточно открыто выражать националистические взгляды через субкультурные каналы способствуют перерастанию бытовой ксенофобии в источник агрессии и открытого расистского насилия.

Многолетний конфликт на Кавказе привел к тому, что чеченский народ и другие народы Кавказа воспринимаются молодыми людьми, живущими за пределами республик Северного Кавказа крайне негативно. Замалчивание ситуации, отсутствие информации из первых рук ведет к тому, что у молодых людей формируются и укрепляются негативные стереотипы, основанные на сложном прошлом и тенденциозных сообщениях СМИ. Кроме того, эти факторы провоцируют насилие в отношении выходцев с Кавказа.


Еще в первые годы переформатирования российского телевидение в источник пропаганды, создатель ведущего развлекательного телеканала СТС Александр Роднянский объяснил в интервью газета «Время новостей» (17 июля 2004 года), почему это происходит: «В России же, на мой взгляд, новости на данном этапе представляют собой абсолютно художественный жанр. И не являются новостями как таковыми, под которыми мы понимаем сумму фактов, составляющих информационную картину дня, дающих зрителю право собственных оценок и экспертизы и представляющих событие с разных точек зрения. В нашем случае телевидение предлагает вместо новостей некое субъективное произведение: начинается все с произвольного отбора событий, продиктованного заведомой конъюнктурой, затем включается великий механизм верстки, и вместе с тем, что называется подводкой, текстами ведущих и авторов сюжета, мы получаем не факты, а мнения, точки зрения, интерпретации».

Разные исследователи и телекритики пытались привлечь внимание власти к проблеме ксенофобии и «языку вражды», который использует российское телевидение. Ирина Петровская, автор еженедельной колонки в газете «Известия» и ведущая программы на радиостанции «Эхо Москвы» еще в 2006 году напоминала об ответственности власти и телевидение за состояние российского общества зараженного ксенофобией.

Информационно-аналитический центр «Сова», 27 октября 2006 года:
20 октября 2006 года в еженедельном "известинском" телеобзоре Ирина Петровская затронула проблему ответственности телевидения за ксенофобные настроения в обществе.
Поводом для этого стала антигрузинская истерия последнего месяца. И.Петровская отмечает, что, разумеется, она спровоцирована не телевидением, а властью, которая "решила выслужиться или подкормиться за счет инородцев, официально объявленных изгоями". Однако, по мнению телекритика, "вина телевидения в том, что оно, выслуживаясь перед СВОИМ начальством, с готовностью взяло под козырек и, не обсуждая приказа, день за днем нагнетало антигрузинскую истерию, а потом — так же по приказу — попыталось ее остановить".

Если кампанию можно остановить по приказу, то настроение, да еще апеллирующее к чувству иррациональному - ксенофобии - никаким приказам не поддается. А телевидение, действительно имеющее массовое влияние на россиян, не осознает своей ответственности за возбуждение ксенофобных настроений. Телевидение, "властвует над умами и душами, укрепляя эти умы в самых их опасных заблуждениях и потворствуя этим душам в самых их непристойных движениях. Могло бы быть и иначе, если бы ТВ, осознавая свою ответственность не перед властью, но перед обществом, пыталось наставить умы и души на путь истинный. Но оно даже не пыталось".

Единственной программой, которая попыталась противостоять антигрузинской пропаганде - "Неделя" Марианны Максимовской. Остальные программы и сюжеты были направлены только на разжигание ненависти. И.Петровская приводит цитату из программы на "Эхе Москвы": "Некто Ваня... заявил, что слово "ксенофобия" в данном случае — неправильное слово: "ну нету у меня, у русского, фобии, страха то есть. Есть ненависть к другой нации. Ксеноненависть".

По мнению И.Петровской, вряд ли сейчас быстро удастся загнать в бутылку уже выпущенного джинна. Сейчас даже непонятно, возможно ли это вообще.


Образное выражение Ирины Петровской – про джинна вполне подходит к тому, что произошло в августе 2008 года в связи с войной в Грузии. Информационная война, как отмечает Петровская, на российском телевидении против Грузии велась давно, особенно активно с 2006 года, но к августовской войне российское общество было готово, чтобы воспринять официальную версию почти безоговорочно. И когда на экранах Первого российского канала появился шедевр пропаганды – фильм «08.08.08. Олимпус инферно», российское общество восприняло его, как документальную хронику августовской войны. В отличии от критиков, которые в большинстве своем камня на камне не оставили на топорной работе ремесленников-кинематографистов. Но это уже другая история, главное – телевидение практически безотказно владеет умами россиян и, к сожалению, значительной частью жителей стран постсоветского пространства.

Глава из книги Олега Панфилова «Россия – Грузия: информационная война».

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна