Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Дарвинизм элит или выборы по-грузински

01/10/2012
Гела Васадзе




То, что нынешние выборы будут особенными, стало ясно еще 15 октября 2010 года, то есть тогда, когда парламентом страны была принята Новая конституция, согласно которой центр исполнительной власти смещается от президента к премьер-министру. По иронии судьбы, именно этого требовали все предшествующие годы оппозиционные партии, и во многом благодаря их активности, Венецианская комиссия Совета Европы настоятельно рекомендовала перейти к парламентской форме правления. Весь 2010 год в политологической среде были дискуссии по поводу оптимальной модели государственного устройства.

Однако, изначально было ясно, несмотря на сопротивление правых интеллектуалов, в частности Левана Рамишвили, предложившего американскую модель государственного устройства с сильной президентской властью и федерализмом регионов, что будет принят правительственный вариант. Интересно то, что основные оппозиционные партии практически не участвовали в обсуждении столь важного документа для страны, и ограничились лишь критическими замечаниями по поводу целей изменения Конституции. Объясняется это двумя факторами, с одной стороны, у подавляющего большинства оппозиционных партий не было концепции оптимального, на их взгляд, государственного устройства Грузии, а с другой, все призывы к парламентской республике были лишь индикаторами борьбы против Михаила Саакашвили лично.

Конечно, сводить конституционные изменения в Грузии исключительно к желанию правящей партии сохранить конфигурацию власти, было бы неверно. Как справедливо отметил тот же Леван Рамишвили, принятие новой Конституции своеобразный ответ на провал демократии. Для того, чтобы понять, о чем идет речь, следует вернуться на несколько лет назад, а именно ко времени внесения предыдущих конституционных изменений сразу после Революции роз. Понятно, что пост премьер-министра тогда был введен исключительно ради одного человека, Зураба Жвания. После трагической гибели премьер-министра Грузии, данный пост был скорее техническим. Тогда же была создана жестко централизованная система управления, в которой практически все решения зависели от одного человека. В какой-то степени, такая система была необходима, ибо без нее невозможно было бы представить проведение быстрых и во многом болезненных реформ, в которых так нуждалась страна. По сути, конституционная реформа явилась ответом на главную угрозу, угрозу разворота корабля государственности, который возможен только при условии, что все властные полномочия сконцентрированы у капитана. К 2011 году власти Грузии оказались перед серьезной дилеммой, с одной стороны, демократические преобразования и развитие институтов гражданского общества критически необходимы как для развития страны, так и для сохранения высокого уровня отношений со странами западного мира. А с другой стороны, та же демократия в условиях неразвитости гражданского общества и потенциально несет в себе угрозу развитию, и даже существованию страны.

Конечно, основным фактором на нынешних выборах стал фактор Бидзины Иванишвили, который сумел посредством своего финансового ресурса объединить практически всю более или менее вменяемую оппозицию, резко отмежевавшись от маргиналов. Однако с самого начала политической карьеры Иванишвили начались странности, которые было сложно объяснить. Для тех, кто более или менее интересуется грузинской политикой очевидно, что Иванишвили было достаточно объединить вокруг себя республиканцев и свободных демократов, или даже одну из этих партий. Но Иванишвили поступил совсем по-другому, собрав вокруг себя в коалицию партии и движения абсолютно противоположных взглядов от западных либералов до этнонационалистов и звиадистов. Это был как раз таки тот случай, когда плюс на плюс дает минус, то есть в результате такого странного объединения коалиция не просто не приобрела, но и потеряла голоса. Впрочем, если бы это было единственной странностью, то ее легко можно было бы списать на неопытность Иванишвили, как политика. Но судя по дальнейшему развитию событий, это далеко не так.

Итак, попытаемся определить содержание нынешних выборов в Грузии и их основное отличие от выборов в странах устоявшейся либеральной демократией. В странах с устоявшейся либеральной демократией идет борьба идей между представителями политической элиты страны. Повести события именно по такому сценарию были все возможности, однако, Иванишвили отказался от него, переформатировав выборы в борьбу элиты с контрэлитой. Требования контрэлиты в данном случае очевидны - передел собственности с частичным возвратом собственности элите времен Эдуарда Шеварднадзе и смена политического курса в стране. Причем если по внешней политике в основном идут заявления о приверженности европейскому выбору и НАТО, то насчет внутренней политики речь идет о полном изменении курса. Символом данного изменения является обещание демонтажа нового моста, построенного в центре Тбилиси. Как итог, вместо выборов мы получили борьбу без правил, а как показали последние недели, без всяких моральных правил.

На самом деле, долгое время основным вопросом данных выборов был вопрос – дадут ли власти использовать практически неограниченный финансовый ресурс, который имелся у Иванишвили. Основные надежды оппозиции были связаны с тем, что западные партнеры Грузии не позволят властям ограничить финансовую активность миллиардера. И поначалу казалось, что надежды оппозиции оправдываются, по крайней мере, посольства западных стран с большим интересом общались и даже поддерживали новоявленного оппозиционера. Ситуация изменилась зимой 2012 года, когда Иванишвили практически лишился поддержки на Западе. К тому времени власти уже приняли ряд законов, ограничивающих возможности финансового воздействия на ход выборов, и эти законы заработали на полную мощность сразу после визита в Грузию Хиллари Клинтон в июне 2012 года.

Вместе с тем стало понятно, что при таких условиях у «Грузинской мечты» нет никаких шансов выиграть на выборах. Получение серьезного представительства в парламенте вполне устраивало республиканцев и свободных демократов, однако, это совсем не входило в планы лидера «Грузинской мечты». Было понятно, что оппозиция предпримет ряд неординарных действий, для того чтобы переломить ход предвыборной кампании. И эти действия были предприняты. За десять дней до выборов вся Грузия содрогнулась от кадров пыток заключенных в грузинских тюрьмах. Причем наряду с документальными кадрами, на которых надзиратели избивали заключенных, были и постановочные кадры, например кадр издевательства посредством веника. С этого момента предлагаемая оппозицией парадигма бесплатного сыра была заменена парадигмой веника. Начались выступления молодежи, большая часть которой была искренне возмущена увиденным.

В результате скандала был арестован ряд должностных лиц, причастных к избиениям заключенных в тюрьмах, лишились своего поста министр по делам пробации и исполнения наказаний Хатуна Калмахелидзе и даже всесильный министр МВД Бачо Ахалая, чьими стараниями в свое время грузинские тюрьмы были выведены из-под контроля «воров в законе». Власть в стране перешла на ручное управление премьер-министра Вано Мерабишвили, который был вынужден разрываться между проведением предвыборной кампании и оперативным реагированием на вызовы.

За десять дней властям удалось сбить напряжение и отыграть психологическое преимущество, которое получила оппозиция в результате тюремных кадров. Поток компромата уже на саму оппозицию, обвинения в связях с криминальным миром, подавленным в период после революции роз, вернул ситуацию к статус-кво. И тут буквально за несколько часов до выборов появляется новая парадигма.

Речь идет об убийстве десятимесячного ребенка в Гурджаанском районе, которое произошло вечером 30 сентября, то есть именно за несколько часов до выборов. Тетя убитого ребенка была наблюдателем на выборах от «Грузинской мечты». По ее словам ее пытались подкупить националы, предлагая три тысячи лари, а после того, как она отказалась, угрожали ей и ее семье. Девятимесячная Барбара Рафаэлянц была утоплена в сосуде для хранения вина. После того, как кадры находящейся в шоке семьи были распространены телекомпанией 9 канал (фактическое информационное оружие оппозиции), все политики, поддерживающие «Грузинскую мечту» обвинили в этом убийстве власти и Национальное движение. То есть оппозиция, не моргнув глазом, заменила уже не работающую уже парадигму веника парадигмой мертвого ребенка. Слишком много совпадений, чтобы их еще и расшифровывать.

Сейчас о другом - мы все привыкли к тому, что политика это грязная штука, и это уже давно стало клише. На самом деле, наблюдая за процессами, происходящими в Грузии, убеждаешься в том, что данное клише просто не работает. То, что произошло за последние дни в Грузии это не просто мерзость, а мерзость в бесконечной степени. Причем, каждый раз, кажется, что хуже не бывает. Оказывается, нет, бывает, и думаю, что еще будет. В любом случае, назвать то, что происходит словом выборы, абсолютно невозможно. Это дарвинизм, борьба на уничтожение, и у этой борьбы нет правил. Подтверждение этому мы получили сегодня вечером.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна