Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Культурная терапия от Владимира Путина

26/01/2012
Лейла Нароушвили




Предстоящие президентские выборы одухотворенно действуют на российского премьер-министра Владимира Путина – вот уже вторая или третья его статья «циклопического размера» появляется на страницах российских газет. Когда не пишет, претендент в президенты встречается с главредами или представителями общественности, но всегда, и письменно, и устно, позволяет себе оскорбительные выпады и угрозы в адрес тех, кто вызывает его личную неприязнь.
Премьер-ксенофоб, который не гнушается указать писателю Борису Акунину на его грузинские корни, с воодушевленным цинизмом рассуждает о «гражданском мире и межнациональном согласии», культурном коде, о «сохранении русской культурной доминанты, носителем которой выступают не только этнические русские, но и все носители такой идентичности независимо от национальности»...

Своим мнением о предвыборном «творчестве» ВВП с порталом "Грузия Online" делится Гиа Нодиа, директор Международной Школы Кавказских Исследований при Государственном Университете Ильи.

- «Россия: национальный вопрос» очередная предвыборная статья Владимира Путина, где говоря о западном «плавильном котле ассимиляции», он дает предпочтение российскому уникальному опыту межнациональных отношений. А Вы как считаете?

- На Западе без сомнения, эти проблемы есть - с одной стороны более традиционный идеал ассимиляции, который в какой-то степени сработал, но не до конца, с другой - есть противоположный полюс мультикультурализма против ассимиляции, но тоже не работает, особенно с точки зрения того, как интегрировать выходцев из Африки или мусульманских стран, хотя они не против пользоваться благами западной цивилизации, но не хотят интегрироваться в эти общества. Путин с удовольствием отмечает чужие проблемы. Он старается подчеркнуть, что у них не получается, а вот, у меня есть программа, но его программа достаточно смутная, хотя есть ссылки на философа Ивана Ильина, Достоевского и «всемирную отзывчивость», но конкретных, ясных рецептов, как может Россия решить эти проблемы, нет. Он критикует и своих оппонентов, которые ратуют за российское национальное государство, сам Путин защищает более имперский подход к вопросу. Подчеркивая имперскую традицию России как что-то позитивное, он как бы говорить теми же словами, которые приняты на Западе - о гражданской интеграции в поликультурном обществе. В современном мире общество не моноэтнично, во всех странах есть люди различного вероисповедания, культурных традиций и ничего оригинального в словах Путина нет.

Путин говорит о регулировании миграции в России, о такой системе образования, который «составляет основу самоидентичности народа», где русскому языку отведена главная роли. Но ничего конкретного о том, как можно решить те острые проблемы, которые стоят перед Россией на Северном Кавказе, только общие слова. Единственное, что для Грузии в данном случае актуально, это решение проблем миграции из стран бывшего Советского Союза через создание Евразийского Союза. Точнее, Путин хочет оправдать политику создания Евразийского Союза, которая является завуалированной программой восстановления Советского Союза, только в иной форме. Т.е., если российское решение национального вопроса отличается от западного и можно как-то продолжить имперскую традицию России, то он доходит до логического конца и продолжение имперской традиции означает восстановление СССР в формате Евразийского Совета (ЕС).

- Очевидно, Путин относится серьезно к созданию ЕС...

- Это бредовая, бесперспективная идея. Вроде новое слово, но это продолжение того, что уже было и называлось «ближним зарубежьем», затем «зоной привилегированных интересов России». Сейчас, для новой эпохи президентства Путина придуман Евразийский Союз, но реально это то же самое стремление в какой-то форме утвердить, скажем, господство России на постсоветском пространстве. Ничего нового и интересного за этим словосочетанием не стоит.

- Не получится ли так, что придя во власть, Путин начнет воплощать свою идею нового союза, надеясь на то, что Запад, в основном европейские страны, промолчит, так как лучше иметь один большой союз из множества стран, чем несколько конфликтноопасных государств?

- Путин, с тех пор как пришел во власть, все старается реализовать эту идею, что и было лейтмотивом его президентства. Что касается западной реакции, да, когда распадался СССР, многие на Западе, в том числе и политические реалисты, сокрушались по этому поводу и высказывали мнение, что было бы удобнее иметь дело с одним государством, и не ломать голову над конфликтами. Но сейчас, когда в течение 20 лет существует новая политическая реальность, стремление России заново изменить эту реальность, означает дестабилизацию ситуации. Кроме того, все же на Западе есть привычка связывать политику с какими-то принципами. Разрешать, скажем, большой стране, вопреки желанию малых стран, как-бы подчинить их себе, это, с одной стороны, против принципов, с другой - дестабилизирует реальность, поскольку все понимают, что если России разрешить что-то одно, она захочет другое. Россия не успокоится.

Как показывает история, определенные экспансионистские успехи таких стран лишь разжигают, а не успокаивают их аппетит. Думаю, большинство на Западе это понимает и видят в таких устремлениях России опасность. Другое дело, что многие стараются, особенно в западной Европе, преуменьшить уровень опасности и не готовы принимать адекватные шаги для создания реальных преград. Существуют другие интересы – экономические, проблемы связанные с Афганистаном, Ираном и есть стремления, скорее иллюзии, использовать Россию, скажем, при решении проблемы Ирана. Но Россия все равно не согласна, не помогает и не хочет следовать в фарватере западной политики. Россия не стала конструктивным членом международного сообщества.

- Вы видите реальную опасность начала большой войны?

- Очень сложный вопрос. Мне кажется, для Грузии война очень опасна - Россия видит в этом шанс для себя. Российский политический класс и те, кто руководят Россией, уверены, что Россия обделена, ее обижают. Поэтому, когда западные страны стараются как-то урегулировать общую стабильность в глобальном масштабе, России не выгодно сохранение стабильности, она оказывается в ущемленном положении, ее не слушают, ее влияние уменьшается. Но когда происходят какие-то конфликты и осложнения, у России появляются шансы. Российские политические лидеры, мне кажется, смотрят на перспективу какого-то конфликта вокруг Ирана как на шанс увеличить свое влияние как минимум, на постсоветском пространстве и глобально. Если Россия станет доминирующей силой на постсоветском пространстве, повышается ее роль на глобальном уровне. Поэтому, практически, прямо заявляется, что если будет столкновение с Ираном, то у России появится возможность для прямой военной интервенции в Грузию под предлогом, прорезать коридор для защиты военной базы в Гюмри. Может, этот предлог не очень-то логичный, но для России это повод и если Запад будет занят конфликтом с Ираном, то им будет не до защиты суверенитета Грузии. Российский политический истеблишмент видит это как шанс для самих себя. Я надеюсь, что и западные политики, которые просчитывают варианты, принимают это во внимание, но в любом случае, осложнения с Ираном являются, без сомнения, прямым источником опасности для Грузии.

- Есть ли для Грузии опасность со стороны Ирана в случае обострения ситуации?

- Нет, не думаю, что Иран сам по себе представляет опасность для Грузии или что будет бомбить Грузию как союзника США, такого рода сценарии нереалистичны на этом этапе. Ирану будет не до этого и никак не выгодно делать Грузию своим врагом, но если у нас возникнут проблемы, то они будут с Россией.

- На недавней нашумевшей встрече с главредами, Путин не исключил возможность нанесения ударов по Грузии, в принципе, он оправдал такие меры со стороны России. Вот его слова: «Для нас небезразлично, появятся ли они в Грузии, в конце концов, или нет. И что, мы должны будем нацелить наши ударные системы на грузинскую территорию? Вы представляете, что это, какой ужас? А есть ли у нас гарантия, что этого не произойдёт? Нет!»...

- Фактически, это запугивание и психологическое давление на США, прежде всего, посколько, если в гипотетическом сценарии представить, что США разместили на территории Грузии какие-то установки и за это Россия станет бомбить нас, то естественно, у США возникает обязанность защищать Грузию. Если Америка так не поступит, то ее престих и реноме серьезно пострадают. Если она размещает войска и установки на территории какой-то страны, то нападение на эту страну означает нападение на Америку. В принципе, она не может игнорировать и поэтому, фактически, это психологическое давление на США, хотя одновременно и давление на грузинское общество. Совершенно ясно - Путин не отказался от надежды, что в Грузии сейчас плохое правительство, но можно договориться с грузинским обществом и повернуть их в сторону России. Именно на такую часть грузинского общества нацелены его запугивания.

- Премьер-министр России Владимир Путин считает тех грузинских оппозиционеров, которых он принимал в Москве, представителями грузинского общества, также считает проявлением дани уважения к грузинскому народу закладку памятника ветеранам Великой Отечественной Войны и это все после войны 2008 года и оккупации Россией грузинских регионов. Его специально вводят в заблуждение, не предоставляя всю информацию о Грузии или это осознанный самообман?

- Трудно сказать, насколько искренние его заблуждения. Мне кажется, что в России действительно, как это не парадоксально, плохо знают о реальном настроении в грузинском обществе. Им кажется, что все им рады, это чепуха и глупость; что грузинской народ – это стадо, которым манипулирует грузинское правительство в том направлении, в котором хочет, т.е. в прозападном. Поэтому, грузины смотрят на Запад, но если сменить правительство, то и пропаганда измениться в пользу России и все сразу ее полюбят. Опять таки, в Кремле уверены, что можно проигнорировать отсутствие рейтинга и реальной поддержки со стороны населения у политиков вроде Ногаидели и Бурджанадзе, и если поставить правильного человека, а грузины в глубине души любят Россию и хотят быть саттелитами России, просто американцы и их ставленник Саакашвили затуманивают им мозги, то все получится. Путин и его окружение думают, что любым народом, в том числе грузинским, легко можно манипулировать и прозападный курс Грузии является лишь манипуляцией со стороны американцев и легко преодолим.

- На той же встрече с редакторами российский премьер-министр позволил себе сказать и такую неправду, что «Россия вынуждена была защищать цхинвальских осетин и наших миротворцев, на которых напали и которых просто убили...

- Высказывания российских лидеров, как Путина, так и Медведева, указывают на раздвоенность, у них постоянно проскальзывает реальный мотив войны 2008: Россия боролась против экспансии НАТО – если бы мы не поступили так, то границы НАТО были бы у наших границ – это, мне кажется, реальный мотив и реальная эмоция, которая заставила Путина и Медведева принять то решение в августе. С другой стороны, им нужно защищать официальную версию и единственное основание, при помощи которого как-то можно оправдать российские действия, это нападение на миротворцев. Россия должна была защитить своих военнослужащих, но ответ России был совершенно несимметричный и неадекватный.

Никакого другого правового оправдания, как убийство миротворцев, в действиях России нет. Поэтому Путин, естественно, старается подчеркнуть именно это обвинение, хотя в докладе комиссии Тальявини нет никаких данных, которые доказывают, что именно грузинские войска напали на российских миротворцев. Комиссия Тальявини не дает никакого ответа, кто начал и выстрелил первым в перестрелке между грузинскими военными и российскими миротворцами. Естественно, для того чтобы оправдать свои действия, Россия розыграла гибель миротворцев. Грузии никак не было выгодно ввязываться в столкновение с российскими миротворцами.

- Статья в НГ заканчивается так: «Мы веками жили вместе. Вместе победили в самой страшной войне. И будем вместе жить и дальше. А тем, кто хочет или пытается разделить нас, могу сказать одно – не дождетесь!». Угроза предназначена для внутреннего пользования или адресована и другим?

- Это направлено непосредственно против политических противников Путина в самой России, с одной стороны на Северном Кавказе, с другой - против националистов, которые выступают с требованием «Хватит кормить Кавказ», это чисто декларативный ответ на совершенно реальные проблемы. Нравиться нам или нет, но уже серьезно высказываются такие прогнозы, что Россия не сможет удержать Северный Кавказ. Тенденция очень неприятная для Путина, поскольку он ведь пришел на волне чеченской войны как человек, который способен решить проблему сепаратизма на Северном Кавказа. Прошло 12-13 лет, чеченская война как бы выиграна, Грозный отстраивается, но проблема Северного Кавказа все равно остается острой и динамика последних лет явно не в пользу российского государства. Статья Путина показывает, что у него нет никаких реальных ответов на эти вопросы и делает только общие декларативные заявления, они могут быть очень привлекательными и в принципе, правильными, но никак не являются решением проблемы.

Сегодня актуальна проблема сохранения Российской Федерации в нынешних границах, что объективно является большой опасностью для России. Политика Путина именно в том, что он увязывает территориальную целостность РФ в сегодняшних границах с созданием Евразийского Союза, как бы восстанавливая единое советское пространство. Фактически, он не говорит открыто, но из его логики и политики в целом получается, что для сохранения России нужно как-то восстановить Советский Союз, тем самым, создать буферную зону вокруг Российской Федерации. Если разрешить бывшим советским государствам стать реально независимыми, то это косвенным образом создаст проблемы для России. Если исходить из аргументов Путина, что сепаратистские движения на Северном Кавказе поддерживаются также Грузией или Западом через Грузию, то отсюда вытекает - Россия должна контролировать Грузию для предотвращения поддержки сепаратистов.

Хотя сама Россия часто применяла двойной стандарт, поддерживая сепаратизм в Грузии, а у себя боролась с Чечней, но российское политическое руководство и элита не понимают этого аргумента - они не могут рассматривать Грузию наравне с Россией, Грузия маленькое государство, Россия – большая, но все равно Грузия отдельное государство. Для того, чтобы делать такие сравнения, как Грузия-Абхазия, Россия-Чечня, нужно заранее согласиться, что Грузия является легитимным политическим образованием. Хотя формально Россия это признает, но по содержанию – нет. И сегодня российский политический истеблишмент считает, что Грузия, Абхазия, как и Чечня, это части России, хотя юридически оформлены по-разному.

P.S. «...треть путинского текста в статье «Россия: национальный вопрос - это пересказ "Проекта развития поликультурного образования в РФ", который был подготовлен в 2010 году Министерством образования на основе "Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России" (эта концепция была опубликована в 2009 году в виде книги, написанной тремя академиками - Александром Кондаковым, Александром Данилюком и Валерием Тишковым)». Этно русская сторонка. Борис Соколов

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна