Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitter читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО
 

Кремлёвский трон: битва двух орлов

24/04/2015
Зураб Бежанишвили


Происходящее в мире, в глобальной политике, свидетельствует о полном провале внешнего курса Кремля. Если война в Грузии стоила российскому руководству авторитета и влияния на пост-советском пространстве, то аннексия Крыма, лишила его поддержки Европы в противоборстве с США.


  • салоны ногинска

Продолжающийся военно-политический кризис в восточных регионах Украины и консолидированный протест и санкции западных стран, служат сигналом остальным союзникам держать дистанцию с Кремлём.

Такой тактики стали придерживаться основной партнёр России Китай и, более всех в Европе заинтересованная в сотрудничестве с Россией, Турция.

Ограниченное со всех сторон российское руководство усугубило своё положение, угрожая миру ядерным оружием.

Параллельно с этими действиями российские стратеги усилили своё тотальное давление на других своих партнёров. Ряд экспертов и аналитиков отмечают, что поддержка российским руководством экстремистских движений становится очевидной. К примеру, поставка вооружений транспортными самолётами экстремистам хуситам, вызвало резкое недовольство арабских стран, которые запретили российским самолётам приземлятся в Йемене.

Российское руководство, желавшее позиционировать себя в состоянии советского государства после победы во второй мировой войны, отправкой первого человека в космос и изобретением водородной атомной бомбы, моментально оказалось в положении страны после карибского кризиса.

Именно тот факт, что российское руководство поместило себя в пространство виртуальной реальности, в которой её ядерная мощь, природные ресурсы и экономическая стабильность, а также огромные территории гарантировали неприкосновенность, позволило ему не считаться ни с кем.

В этих просчётах российских стратегов, нужно искать основы дипломатических побед американского руководства в Латинской Америке и Ближнем Востоке. Например, переговоры с Кубой и американо-иранское соглашение.

Существуют множество предпосылок и факторов, сигнализирующих о продолжении выбранного курса Кремлём.

К примеру, беспрецедентная поставка вооружений в Таджикистан, высокая активность войск южного и западного военного округа, высадка войск на ледниках в Арктике (для отражения возможного ядерного удара со стороны США), интенсивные переговоры со странами Латинской Америки, которые могут поддержать военные инициативы российских коллег.

К факторам иного рода относится беспрецедентное повышение информационного воздействия на общественное мнение в ведущих странах Европы – во Франции, Великобритании, Германии, Италии и других, а также в США. Это воздействие ощутимо и приносит хоть кратковременные, но достаточные результаты для того, чтобы снизить уровень готовности западной общественности идти на конфронтацию с Россией.

Иными словами эти мероприятия направлены на то, чтобы в случае военного противостояния стран НАТО и России, западные правительства стали нелегитимными и блокировались массовыми антивоенными акциями.

К предпосылкам того, что российское руководство продолжит путь агрессии, относится и «пропаганда на страну», а также идеология «русского мира», которая постепенно перерастает в военную доктрину.

Главным ядром этой пропаганды является праздник Победы 9 мая. Наблюдаются значительные усилия российских экономистов добиться укрепления рубля по отношению к доллару до 9 мая. (Возможно, что в идеале планируется снизить его до 30 рублей за доллар и ниже.) Однако огромные интервенции золотовалютных резервов, затрачивающиеся на стабилизацию российской национальной валюты, будут нелогичны, если они не являются подготовкой к чему то, что вернёт все эти затраты.

Многие эксперты отмечают, что внезапная активность экстремистов на Ближнем Востоке и Африке таинственным образом синхронизируется с фазами продвижения российских блокпостов на западном и южном направлении. Также они усматривают странность и в том, что очень большое количество наёмников из российских регионов и из регионов, контролируемых российскими спецслужбами, пополняют ряды экстремистов, в частности, так называемой ИГИЛ.

Также делаются параллели с ситуацией, предшествующей терактам 11 сентября в США. Тогда в ответ на операцию против Сербии, российское руководство усилило поддержку антизападных режимов во всём мире (дружба с левыми правительствами Латинской Америки, теневые военные поставки вооружений в Африку, через украинских и европейских посредников (на подобие с Анголагейт), активная поддержка ливийской Джамахирии и иракского диктатора). Благодаря такому стечению обстоятельств, стало возможным и усиление террористических организаций, что и привело к трагедии.

Огромное количество вооружений, которое идёт в Таджикистан в рамках российской военной стратегии, исходя из бюрократических соображений, может попасть в руки афганского талибана. Следует понимать, что почти половина населения Афганистана это этнические узбеки и таджики, которые имеют родственные связи в среднеазиатских республиках.

Если следовать логике многих экспертов и аналитиков, и рассматривать данные факты в пессимистичном ключе, то получается не очень благоприятная для мира во всём мире картина.

К примеру, переброска большого количества вооружений в Таджикистан может быть частью российской военной глобальной стратегии.

Усиление «Талибана» в Афганистане и Пакистане разрушит все усилия по строительству нового щёлкого пути из Китая, Индии в Европу. Более того, дестабилизация региона разрушит перспективы развития ирано-китайского сотрудничества в сфере нефти и газ, что поможет российскому руководству вновь «особо» сблизится с китайскими товарищами. С другой стороны, связь Ирана с хуситами будет угрожать арабо-иранскому миру, а связь Ирана с палестинскими вооружёнными экстремистами будет по-прежнему накалять обстановку между Ираном и Израилем. То есть Иран вновь вернётся в орбиту российских сателлитов.

В этом контексте роль южного направления в российской стратегии через Грузию и подлинное значение Армении начинает представляться совсем в ином ключе. До этого эксперты в основном предполагали, что столкновение российских и грузинских интересов основывались только на конкуренции по транзиту нефти и газа.

На протяжении многих лет, российские эксперты заявляли о «блокаде российской военной базы в Армении в случае вступления Грузии в НАТО». Некоторые приближённые к кремлёвскому руководству стратеги советовали российскому руководству «прорубить дорогу жизни через Грузию для снабжения российской военной базы».

Рядовому читателю может показаться, что в Армении либо гостеприимные южане морят голодом своих союзников, либо в Армении идут крупномасштабные бои и не хватает вооружений.

Дело в том, что про-российская Грузия и Армения означает бесконтрольное перемещение российских вооружений к границам Ирана и Турции. Война с Грузией повлекло недоверие Азербайджана к России и в 2012 г. соглашение по использованию Габалинской РЛС не было продлено.

Более того, Азербайджан и Турция оформили оборонительный союз, благодаря которому Азербайджан, является, фактически, членом НАТО. То есть бесконтрольно перемещать военные грузы не получиться, тем более в режиме напряжения между Азербайджано-Турцией и Ираном.

В случае глобального конфликта курдский фактор становится значимым. Вооружённые курды парализуют турецкое участие и выключат его из активных действий. Курдские территории граничат с Арменией, количество курдов в Турции около 25 млн. человек, в Ираке – 6,5 млн, в Иране до 8 млн. и это мощный плацдарм для «гибридной войны» в этом регионе. Тем более, что они могут начать оборонятся против агрессии со стороны ИГИЛ и вооружение им окажется необходимым.

Можно предположить, что передвижение военной техники с российскими номерами в городах Грузии была разведкой реакции населения на внезапное появление российской техники, направляющейся в сторону Армении.

Распространением вооружений в прилегающих с Арменией территориях Турции будет сорвано и ирано-турецкое мирное сосуществование и зачатки сотрудничества, которые начали зарождаться после американо-иранских договорённостей.

Исходя из прежнего опыта, рост экстремизма на Ближнем Востоке приводит к масштабным террористическим актам в западных странах. А масштабные террористические акты в западных странах приводят к вмешательству сил западной коалиции.

Вполне возможно, что иранское руководство исходило именно из этой логики, подписывая соглашение с США, чтобы избежать участи Ирака.

Безусловно, такая картина российской стратегии была бы характерна той стране, которую позиционируют российские власти. И в этом контексте визит белорусского президента носил бы характер предупреждения или какого-то тайного послания центрального военного комитета Кремля, в контексте срочной переориентации на Россию, в обмен каких-то гарантий.

Однако в контексте реального положения российского руководства, и его:
- готовности продолжать давление на Украину;
- возможности осуществления одновременной интервенции в Грузию, а также распространение этого давления на Молдавию и Азербайджан;
- способности начала гибридной войны в странах Балтии, Турции, Афганистане-Пакистане;
- распространение ядерного оружия в Иран, может и в другие страны, например, Латинская Америка;
- обладание политическими ресурсами в направлении консолидации некоторых стран Латинской Америки для военного противостояния американо-британским интересам в странах нового света; разжигания крупномасштабного конфликта в Африке;
- возможностями использования сотрудничества с Северной Кореей для вытеснения американо-японо-корейского коалиции, и последующим выведением Китая из состояния нейтралитета в свою пользу;
визит белорусского президента в Грузию может быть как знаменательным, так и очень дальновидным.

На фоне российских властей, их амбиций и методов достижения своих политэкономических целей, белорусский президент является наиболее приемлемой кандидатурой для смены власти в России. Он единственный политик на просторах единого российско-белорусского пространства, обладающий достаточным политическим капиталом для конкуренции за кремлёвский трон. Этот капитал основан не только, позитивным восприятием белорусского президента в России, но и весом на пространстве СНГ-ОДКБ-ШОС. Этот вес приобретён не только умелым и эффективным маневрированием между Европой и Кремлём, но и жёстким давлением на кремлёвские власти в целях достижения своих требований.

Если российские власти действительно используют эйфорию своего населения перед, во время или после праздника победы над фашизмом для осуществления вторжения в Украину, то белорусские власти окажутся под угрозой свержения либо со стороны кремлёвских собирателей земель, либо во время контроперации НАТО.

Визит в Грузию белорусских властей является не просто выражением добрососедских отношений и воли к налаживанию более глубоких экономических связей, а имеет ещё и особую внешнеполитическую нагрузку.

Наблюдая за многолетним умелым маневрированием Беларуси между Западом и Россией, можно отметить, что современная Грузия, как никакая другая страна в мире, подходит для тактики маневрирования белорусского руководства.

Дело в том что, застывшее во внешнеполитическом пространстве грузинское руководство не имеет чёткой ориентации. С одной стороны, оно стремится в НАТО и стратегия с США является приоритетом, с другой стороны, есть предпосылки говорить о пророссийском курсе грузинской власти. С третьей стороны, действующее грузинское правительство выражает заинтересованность в экономическом партнёрстве в рамках СНГ.

Поэтому белорусский вояж можно интерпретировать: и как поддержку, своеобразную подстраховку, политики России, в попытке вытянуть её из международного кризиса; и как попытку выхода на орбиту европейской, а главное американской политики, с целью обеспечить себе международную поддержку в случае российской агрессии.

Таким образом, белорусское руководство одновременно готовит почву и для:
- гарантированного «блестящего нейтралитета», в случае если российский внешнеполитический курс приведёт, всё таки, к столкновению России и НАТО;
- возможного объединении под своим руководством России и Белоруссии, в случае если российский режим не выдержит санкций или потерпит военное поражение;
- повышения своей роли в рамках СНГ.

Можно полагать, у лидера Беларуси есть альтернативный и конкурентный российскому пакет взаимоотношений, претендующий оказаться более равноправным и честным партнёрством между пост-советскими государствами.

С логической точки зрения, консолидация всех усилий постсоветских стран против агрессивной, экспансионистской политики российских властей по отношению к странам СНГ и других соседей является необходимой для гарантий безопасности каждого из этих государств.

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна