Грузия Online добавить сайт в избранное наша страница в Facebook наша страница в сети Twitterнаша страница в сети Telegram читайте нас на мобильных устройствах rss лента
  НОВОСТИПОЛИТИКАЭКОНОМИКАОБЩЕСТВОКОНФЛИКТЫОБОРОНАРАЗНОЕАНАЛИТИКАСТАТЬИИНТЕРВЬЮЗАЯВЛЕНИЯВИДЕО

Кто разрушает стереотипы?

24/08/2011
Журнал "Табула"




Тогда, когда многие из нас потеряли чувство изумления и страха, подразумевается август 2008 года, многих, наверное, удивляла молодая, утонченная, "птичьего веса" госпожа, которая чаще президента появлялась на телеэкране. Она сообщала новейшие известия о боевых действиях и иных актуальных событиях, а зритель сидел и где-то в крошечном уголочке сердца думал: ну где же эта девушка и где…

В советское время нередко встречались вывески на специальных стендах: "Кто нас позорит?" "Кто нас прославил?". Если сегодня сделают такие вывески и в правительственных коридорах, только с альтернативным вопросом: "Кто разрушает стереотипы?", в ответ первым делом, появится ожидание улыбающейся Эки Згуладзе. Это и будет ответ на устарелый для некоторых, но все равно актуальный вопрос: ну, где девушка и где борьба с криминалом в масштабе страны, ну, где девушка и управление такой огромной организации, ну где девушка и война?

Мы расскажем вам историю Эки. Вернее, расскажем вместе с ней о ней.

Детство

"Мы жили на Мтацминда, ходила в русский садик по улице Бесики"- думала, что таких красивых мест нигде не может быть,- "я с ума сходила по парку Сулхан-Саба".
Школа №47, по улице Читадзе. Напротив Министерства иностранных дел. Безумно красивое здание бывшей женской гимназии- с огромными позолоченными зеркалами, помпезными лестницами, с красивым дубом во дворе.

"Четче всех вспоминается наша учительница английского языка Нелли Босташвили, удивительная была личность"- Эка отлично помнит, как она занималась с группами из пяти человек так, что ни один из ее учеников не нуждался в дополнительных занятиях по английскому языку. "Здание школы, к сожалению, развалилось еще в период нашей учебы"- от старости и неухоженности. После этого начался не очень приятный процесс: учащихся распределили по разным школам. Их школьный возраст совпал с периодом беспорядков 90-х. На уроки ходили, но ничему научиться не смогли. Об этом Эка говорит:" Я часто сталкиваюсь с дефицитом того базисного знания, например, по химии, физике или математике".

Америка

"Мне очень повезло"- в начале 90-х заработала американская программа Freedom Support Act. Она была самой юной ученицей, успешно прошедшей конкурс. На фоне замерзшего и померкшего Тбилиси годичная стипендия в американской школе дала ей превосходный стимул. Дома были уверены, что она не победит, "поэтому мне дали право пройти конкурс, а когда достигла успеха, не смогли отказать".

Приключения начались с первого же дня поездки. "И сегодня думаю, что я сформировалась человеком в пути". Ее распределили в штат Оклахома. По пути было несколько пересадок, прилетела в Нью-Йорк. Отсюда члены группы должны были отправиться по местам распределения, и "я осталась одна". За этим последовали Хьюстон-Даллас, Даллас-Оклахома Сити, Оклахома Сити- Лотон… Когда оставалась последняя пересадка в аэропорту маленького городка, "оказалось, что мой рейс сняли". У уставшей от поездки девочки исчезло ощущение страха. Вдруг поняла: она пока еще маленькая, и языком не очень владеет, а кругом суетятся незнакомые люди. Одним словом, неожиданно она очутилась в странном американском фильме.

Эка впервые влюбилась в Америку и американцев здесь, "особенно помню внимание обслуживающего персонала, все сердечно отнеслись к моему положению". В итоге нашли местного фермера, у которого был маленький самолет для опрыскивания культур. Он пришел вместе с супругой и детьми для того, чтобы спасти застрявшего посреди Америки "советского" ребенка, "меня отвезли на семейном самолете и передали будущей семье".

Эка и "ее семья" жили на окраине маленького города, на ранчо. Хозяева, "я их называю бабушкой и дедушкой" были пожилыми людьми. Их взрослые дети были разбросаны по разным городам. У них была ферма антилоп и буйволов. Эта среда ей, выросшей на асфальте, показалась несколько непривычной. Буйволов как-то приводилось видеть, но антилопу вообще видела впервые, в отличие от танков. Бабушка и дедушка были весьма теплыми, добродетельными и вместе с тем глубоко религиозными людьми. Соответственно, жить с ними было не просто. С одной стороны ее баловали, тоску по детям, которых видели раз в году, они переносили на Эку. С другой стороны, из-за консервативных подходов установили ей немало ограничений. Например, запретили смотреть MTV и сериалы.

"Со школой повезло"- попала в экспериментальный класс журналистики. Это определило ее будущую профессию. В Америке для детей школьного возраста действует много программ, и Эка никогда не ленилась участвовать в состязаниях. Один конкурс дал ей возможность путешествовать и подготовить статьи на разные темы. "Но первое место дали другому участнику, сказали, что я все-таки возвращаюсь".

Она очень расстроилась, победитель конкурса становился стипендиантом CNN и перед ним открывались огромные новые возможности.

После возвращения Эки по той же программе в Америку отправился ее брат. В 1993-1994 годах для 16-летнего подростка, парня с Мтацминды это было крайне важно.

Университет

По возвращению в Тбилиси она пошла в вечернюю школу. Никак не смогли отговорить от журналистики. Причем факультет международной журналистики тогда был новшеством.

Состоялась группа из 10 человек. Если сказать на национальном университетском жаргоне, все были "попавшие по наивысшим баллам". Кому довелось тогда учиться, не удивиться - они очень скоро разочаровались. Потеряли мотивацию учиться, процесс оказался слишком техничным, утомительным: материал надо было переписывать и выучивать наизусть. При попытке написать любой новаторский текст, путь преграждали большие сложности. "Поэтому я скоро нашла работу. В университет ходила только на интересные лекции и экзамены".

Дело

Эка устроилась переводчицей в итальянскую нефтекомпанию. Компания исследовала потенциал нефти в Грузии. Потом перешла в TACIS, в программу технической помощи Евросоюза. Через несколько лет переместилась в проект развития таможни. А в 1999 году стала работать в проекте среднего образования Всемирного банка- "это была одна из самых интересных моих работ". В основном включалась в эклектические, международные начинания. Честно говорит, что где больше платили, туда и шла. Вспоминает своего начальника Джона Ченела, у которого многому научилась в период работы в TACIS. От самой молодой в офисе и к тому же девушки требовали все, начиная от налить кофе, до принести документы, "несмотря на то, что непосредственно мое дело было довольно трудоемким". Начальник Эки потратил время и способствовал ее первому гендерному самоопределению. Это убедило ее, что любое дело, а "тогда мы работали над проектом сельского хозяйства, что мало меня привлекало", может превратиться в интересное дело, если найти в нем собственный вызов.

Как говорит Эка, она ни в какой отрасли не стала специалистом. Однако на тех восьми или девяти местах, где работала, получила большой опыт и знание- способность легко перестраиваться, выделять нужную информацию, выстраивать приоритеты, привычку ставить правильные вопросы…

Предложение МВД

"Хотите, верьте, хотите, нет, по сегодняшний день точно не знаю, как я попала в Министерство"- говорит с характерной улыбкой.

После революции она работала на одном из руководящих должностей в Фонде вызова тысячелетия. В ее обязанности входили отношения с советом директоров и наблюдательским советом, а также урегулирование конфликтных отношений между разными заинтересованными лицами. 300 миллионный проект, множество заинтересованных сторон: неправительственные организации, правительство, бизнес сектор… Включенные в этот процесс люди заметили, что у Эки есть отличная способность управления и урегулирования конфликтных ситуаций.

"Как выясняется, меня рекомендовали Вано Мерабишвили".

Ясно помнит день, когда впервые отворила двери министерства. В воскресенье ей позвонили на мобильный с неизвестного номера - в тот же день Вано Мерабишвили хотел встретиться с ней. Эка подумала, что друг подшучивает, "даже голос будто был знакомый, и я выключила телефон". Когда позвонили во второй раз, не стала отвечать. Через некоторое время незнакомый человек с документом постучал в двери, "вошел и повторил, что министр хочет встретиться со мной". Тогда она решила, что все это было связано с проектом вызова тысячелетия. Иного сценария она и представить не могла.

"Министр был в превосходном расположении духа, много шутил", рассказал анекдоты. Потом весьма легко и непринужденно сказал: "Поздравляю, ты мой новый заместитель". Эка думала, что это очередная шутка и рассмеялась. Ждала, когда перейдут на дело, ради которого по ее мнению ее позвали. Однако…

"Одним словом, я поняла, что это не шутка". Множество вопросов крутились в голове: почему она, из-за каких заслуг, как…

Сторонницей Революции роз- да, но активным участником не была. И с участвующими в этом процессе людьми не была знакома. Однако ее, как и всех граждан, разумеется, беспокоила судьба страны и идущих тогда реформ.

"Я часто думала, правда или нет те или иные сплетни, что на самом деле происходит"… Во время принятия решения толчком было то, что так она могла активнее внести свою лепту в процесс. "Мне дали одну ночь на обдумывание"- министр предупредил, что если она не примет решения сейчас, то после, наверное, никогда не сможет сформироваться. Непосредственно включиться в столь грандиозный проект не часто предлагают. Не скрывает, что ей льстило предложение министра.

Предложение, как и везде, подразумевало трехмесячный испытательный срок. Решила, что и она испытает министерство за это время, заодно поймет, чего сможет, чего нет.

Новая работа- замминистра МВД

Первое впечатление значительно отличалось от ожидания. Познакомившись с людьми, вместе с которыми она должна была работать, была приятно удивлена. Они были очень похожи на Эку, по биографии, по опыту работы в неправительственных и международных организациях. И что главное, "все, с кем мне пришлось общаться, были далеки от бюрократического мышления". Одним словом, попала к трезвомыслящим людям.

Сложные административные обязанности: кадры, закупки, финансы, юридическая служба, международные отношения, Интерпол, полицейская академия, страховка сотрудников. И парламентским секретарем министерства тоже была она. "Тогда я была одной из пяти заместителей, через два года стала первым заместителем".

Министерство приятно ее удивило самым выстроенным менеджментом, какой ей только приходилось видеть. Особенно неожиданно было это от тех людей, у которых не было специального образования ни в управлении организации, ни в кадровых ресурсах. Они решали проблемы необычными путями. Примером того она приводит совещание, на котором всегда присутствует один куратор заместитель министра, один другой заместитель, куратор начальник департамента, начальник конкретного управления, кого касается встреча и еще рядовой сотрудник. А также два-три специалиста, в функцию которых этот вопрос вообще не входит.

"Для рядового сотрудника участие в такой закрытой встрече является огромной мотивацией"- достичь этого зарплатой или премией действительно невозможно. "Тот факт, что его мнение посчитали важным, сопутствует этого человека в течение месяцев". По утверждению Эки помимо того, что у этих людей появляется ощущение значительности, они часто подают весьма любопытные новые идеи. Это для любого начальства отличный шанс лучше узнать рядового сотрудника. А дискуссия существенно облегчает урегулирование проблемы или принятие решения.

"На это уходит время и энергия, но никогда не надо лениться"- говорит Эка. По ее мнению, успех многих проектов министерства обусловлен именно такой работой. И здесь же она вспоминает один случай, августовская война в памяти Эки осталась как один, бесконечно растянутый день: в основном приходилось быть в канцелярии, работали вместе с Советом безопасности, заявления делала оттуда. Времени, прийти в министерство почти не было, и когда приходила, старалась посочувствовать и успокоить сотрудников. Во время одного из таких визитов у кабинета ее ждала очередь сотрудников с разными документами в руках. "Я подумала, что это связанные с войной документы маневров, в то время отправляли провиант в разном направлении"- так и было. Однако один из них вывел ее из терпения, принес квартальный отчет для представления в ООН. "Не время для этого"- сказала с укоризной, на что сотрудник ответил, что он делает свое дело, рано или поздно закончится война, а этот отчет надо будет подготовить. Эка поняла что "парень" говорил правду, "тогда я осознала, что реформа оправдала, и государство состоялось". Как раз с помощью таких людей, которые делают свое дело без всякого надсмотра и инструктирования, уборка улиц, патруль, приносящие домой штрафы курьеры, "все это напомнило, что у нас есть более чем что терять".

Сразу же, приступив к работе, она поняла, что у МВД не было человека, который взял бы на себя отношения с группами разных интересов, будь то международные или местные организации. "Одной из моих функций стало это". Тем временем, она осознала, что у людей возникают такие же естественные вопросы в связи с министерством, которые беспокоили и ее до того, как начать там работать. Эка лучше всех могла объяснить человеку извне, что министерство делает. Она была искренней, откровенно говорила о положительных или отрицательных сторонах. "В этом у меня была полная свобода, можно сказать, даже роскошь этого"- никогда она не получала инструкции от министерства или правительства о чем и как говорить.

Когда она пришла на должность, работать у компьютера умели всего несколько полицейских. Говорить о знании кодекса этики вообще было лишним. А сегодня каждый из них работает по чрезвычайно сложной внутренней технической системе обеспечения- огромным Интернетом.

"Я и Рафаэль разные люди: я устойчиво стою на земле, в большей мере реалист по многим причинам, а Рафаэль по природе счастлив, даже в критической ситуации не теряет присущую ему жизнерадостность и вольность".

Эка хочет чтобы все помнили: полицейский обычный человек. Мы часто требуем, чтобы он был смелее других, был самым моральным, педагогом лучше всех педагогов, интеллигентом больше, чем интеллигент. "Когда я серьезно об этом думаю, понимаю, несмотря на то, что со стороны общественности несправедливо ожидать от полицейского быть супергероем, вместе с тем, заказ вынуждает нас развиваться еще быстрее, несмотря на то, что темпы действительно завидные".

Семья

В личной жизни ей повезло. Вышла замуж довольно рано, в возрасте 20 лет. "10 лет я прожила с фантастическим человеком, Гегой Палавандишвили". Тот период она вспоминает с любовью, они сумели не потерять то, что для них было самым дорогим- сегодня они очень близкие друзья.

Второй брак… "Я и Рафаэль разные люди. Я устойчиво стою на земле, в большей мере реалист по многим причинам, а Рафаэль по природе счастлив, даже в критической ситуации не теряет присущую жизнерадостность и вольность".

Это балансирует их отношения. Когда взрослый человек может сохранить идеалы, он источник постоянных увлечений. В случае с Рафаэлем его идеализм, чистота, жизнерадостность, и даже наивность совершенно осознанная, он хочет видеть мир именно таким.

Эка и Рафаэль в ожидании ребенка, имя уже подобрано, Александр Глуксман появится на свет в сентябре.

****

В кафе Парнас гостиницы Мариотт высокий и тонкий силуэт молодого человека в очках перемещается между освещенными солнцем столиками. Поднимает очки на взъерошенные волосы, садится за наш столик и заказывает кофе. "О себе говорить не люблю"- предупреждает он, однако, как оказалось, его история является удивительным приключением поиска свободы и верности идеалам, глубоко испытанным и хорошо осознанным. Журналист, кинодокументалист, вдохновитель благотворительно-образовательных проектов, советник президента Грузии, и сегодня в силу происхождения, судьбы и участи ставший зятем грузин. Некоторое время назад Рафаэль Глуксман женился на Еке Згуладзе и окончательно связал свою биографию с этой страной. При разговоре о Грузии он использует множественное первое лицо "мы". Этим он привел в изумление немало своих французских сограждан, однако его это нисколько не удивляет, и считает таким же естественным, как рассказанное здесь приключение, главного героя которого сам же и создал.

Семья и происхождение

Происхождение Глуксманов неоднородное и неоднообразное. Отец Рафаэля, Андре Глуксман, известный французский философ и общественный деятель еврейского происхождения с молдавскими и чешскими корнями.

Дед Рафаэля с материнской стороны был одним из первых агентов вновь созданного Советского Союза. Его в 1920-х годах отправили в Палестину для шпионажа против сионистской организации. Там он познакомился с одним из объектов наблюдения, активисткой сионистской организации, влюбился и женился на ней.

Пара на некоторое время перебралась в Италию, где дед Рафаэля продолжал разведывательную работу, а его формальной деятельностью была игра на мандолине. После этого молодая пара переехала жить в фашистскую Германию. Это тогда, когда в Германии уже свирепствовал фашизм, и евреи бежали оттуда, однако, видимо, у деда Рафаэля в Германии были хорошие контакты. Здесь он создал советскую шпионскую сеть и, как и следовало ожидать, завершил жизнь трагически после того, как попытался информировать Сталина об интервенции Германии. Советский диктатор настолько был уверен в устойчивости своего альянса с Гитлером, что предал своего агента Гитлеру. Деда Рафаэля убили. Незадолго до смерти он отправил беременную жену во Францию, где и родился отец Рафаэля.

Семья Рафаэля, как говорит он сам, никогда не имела чувства национальной или религиозной принадлежности, с этой точки зрения он вырос в совершенно свободном и смешанном окружении. "Политическая каша"- так характеризует Рафаэль среду, которая стала неотъемлемой частью его детских воспоминаний. "Помню афганские делегации, членов освободительного движения Латинской Америки или диссидентов с Восточной Европы и России, даже Чарльз Буковский побывал у нас. Помню как провели ночь напролет противостоящие Менгисту эфиопы (Менгисту Хейли Мариам- эфиопский коммунистический лидер в 1974-87 годах). Собиравшиеся под нашей крышей люди разной национальности легко находили общий язык, так как призвание у всех было одно, каждый из них воевал против фашистского, псевдофашистского или коммунистического режима".

Политически заряженная, радужная и многонациональная среда, непосредственным участником и невольным хозяином которой он оказался, пробудил в молодом Рафаэле желание путешествовать и открывать другие страны. Впервые в возрасте 17 лет ему позволили одному отправиться на самолете. Так он оказался в Ливане и пробыл там 4 месяца. Он жадно вдыхал воздух независимости, появилось желание независимо принимать решения, тут родители должны были играть минимальную роль. Позвонил маме и известил о будущей женитьбе:

-Мама, я женюсь на девушке шиитке!

-Ты уверен, что не хочешь вернуться и подробнее обсудить эту тему?

-Совершенно уверен. Решение принято. Женюсь на шиитской девушке и принимаю ислам!.

Родители решили, что, наверное, допустили важную ошибку в раннем образовании Рафаэля и не пытались отговорить. Предоставили ему полную свободу надеясь, что где-нибудь, в какой-нибудь стране, рано или поздно он найдет самого себя, свое призвание и веру.

Образование и Алжир

Философия, литература и история. Гуманитарное образование Рафаэль Глуксман получил на предуниверситетских подготовительных курсах. Затем продолжил учебу с уклоном политической науки в Sciences Po (бывшее Institut d’Études Politiques de Paris, одно из лучших высших учебных заведений социальных наук и исследований). На официальный престиж Рафаэль иронично улыбается: "Учебное заведение, формирующее французских идиотов". Однако были и положительные стороны, которые пригодились, например, в Sciences Po был большой выбор программ по обмену, подразумевающих возможность путешествовать в любом направлении. По одной из таких программ он намеревался поехать в университет Колумбии Нью-Йорка, но последовал за советом друга, вероятно, его увлекла перспектива более опасного и интересного приключения. "Колумбия (подразумевается университет) та же школа, что и Sciences Po, только в Нью-Йорке. Не лучше ли в Алжир поехать?- посоветовал друг". Так и случилось. Рафаэль недолго думая, обменял билет на Нью-Йорк на билет на Алжир.

Поселился в центральном квартале Алжира и смешался с местными. В этом, как сам говорит, ему помогла "более или менее алжирская внешность". Ситуация не была особо завидной ни для иностранцев, ни для местных жителей. "В то время Алжир с точки зрения терроризма был одним из активнейших мест, каждый второй день взрывались бомбы". Программа обмена подразумевала работу в местной газете. Писал о том, что обнаруживал нового и интересного. Например, одну из таких тем он посвятил рынку женского нижнего белья, который, как оказалось, контролировала влиятельная ультра исламистская группировка.

Возвращение во Францию и руандийский геноцид

После возвращения в Париж одна из встреч с друзьями средней школы навела его на мысль попытать судьбу в совершенно новой сфере. Друзья, также как и Рафаэль, впервые брались за произведение документального фильма. Для них более важной и актуальной была тема фильма, геноцид Руанды. Будущие документалисты прошли в Германии всего лишь 15-дневний тренинг и решили, что сами же совместят все роли съемочного процесса.

Съемки продлились два года. Несмотря на проблемы финансирования, фильм состоялся и получил приз престижного фестиваля FIPA. "После освобождения от нацистской Германии проводимая в отношении Руанды французская политика была одной из самых засекреченных тем во Франции. В фильме говорится об участии французского правительства, армии и в особенности президента. Французская армия была замешана в военном обеспечении и подготовке инициаторов геноцида. Только за три месяца жертвами этого геноцида стали жизни миллиона человек. Вообразите, какая это цифра. 10 тысячи безвинных жертв каждый день!"

За премьерой фильма на одном из национальных каналов (France 3) последовали кривотолки и разные мнения, как в СМИ, так и в правительстве. Новоиспеченные документалисты оказались в центре скандала. "В то время в правительстве нас поддерживали два человека, Бернар Кушнер и министр внутренних дел Николя Саркози. Когда Саркози пришел к власти и стал президентом, он изменил французскую постимпериалистическую политику в отношении Руанды".

Неправительственная деятельность, учеба без границ

В 2002 году Рафаэль вместе с друзьями основал неправительственную организацию "Учеба без границ". Она предусматривала образование заграницей для живущих в развивающихся странах социально незащищенных слоев, их обеспечение образовательными стипендиями. Организация изначально изъяла из списка критериев предварительное знание языка, поскольку "у ребенка, выросшего в послевоенной стране, мало шансов изучить иностранный язык". В первом году по этой программе 9 чеченских студентов были отправлены в лучшие школы Франции. Помимо стран доноров программу финансово поддерживали частные спонсоры в виде ежемесячно пожертвованных сумм в студенческий фонд. "Чеченская война была только произошедшей, по этой программе у меня было первое соприкосновение с Кавказом, однако о Кавказе я знал из русской литературы. Во Франции жестокость русской армии в чеченской войне имел большой резонанс. Это была не война, это была бойня".

Первая и непосредственная связь с Грузией была установлена в Украине. В Киеве Рафаэль находился вместе со съемочной группой в период выборов. Фильм, который был там снят, вышел под названием Orange 2004. "Помню, мы на Крещатике снимали волнения оранжевой революции. Здесь же мы встретились с грузинскими активистами, надо сказать, что их энтузиазм преобладал украинский, они ко всему были готовы. Одним словом, я беседовал с активистами, когда для встречи с ними в палатку вошел Миша. "Вот, пообщайтесь с нашим президентом, он говорит по-французски"- сказали мне. Это был бы чрезвычайно важным интервью для фильма, поэтому я тоже проявил активность, и мы записали президента. Во время интервью в палатке было настолько жарко, что оптика камеры запотела, это, к сожалению, сделало весь интервью непригодным для фильма".

Президент Грузии произвел впечатление на Рафаэля, они сразу же подружились. "Тут же хочу сказать, несмотря на то, что я был журналистом, никогда не считал, что существует объективная, нейтральная реальность, мною двигали моя вера и идеалы. У всех людей есть интересы, свой подход к какому-то вопросу, то есть, ангажирован, несмотря на то, признает это или нет. Нейтральность никогда меня не привлекала, не интересовала. Когда я впервые встретил Мишу, сразу понял, что он прав".

Августовская война, встреча с Борисовым

Во время августовской войны у Рафаэля появилось желание сделать что-нибудь для Грузии, принять участие и внести свою лепту в процесс, которому Россия противостояла войной. Срочно оформил контракт с французским каналом и 12 августа вместе со съемочной группой приехал в оккупированную Грузию. Планировалась съемка трехчасового фильма под названием "Ответный удар империи" (Empire Strikes Back). Чтобы снять первые кадры военных действий группа отправилась в направлении Гори, однако у подступов города их остановил российский блок-пост. В конце концов, в три часа ночи удалось встретиться с генералом российской армии Борисовым: "Как только Борисов вошел, посмотрел на меня и спросил: Ты голубой? Что это за сборище педерастов! Возвращайтесь в свою страну и пользуйтесь тамошними неграми, не хотите? Здесь вам не Европа, здесь Россия, я сейчас же могу арестовать всех вас с обвинением отсутствия российской визы! - Но это же середина Грузии?- не стерпели мы, и в этот момент я решил, что остаюсь в Грузии".

Снимать фильм он передумал, однако это оказался путем, который привел Рафаэля в Грузию и заставил принять решение остаться тут. Остался до сентября. Решил написать книгу о президенте Грузии, основная часть которой отводилась бы пространному интервью с детства и до сегодняшних дней. Несмотря на то, что Рафаэль разделял политику президента, книга помогла ему более детально узнать мировоззрение и логику Саакашвили, он хотел более четко увидеть траекторию этой необычной биографии. После издания книги Рафаэль стал советником президента.

Грузия, Россия и политика

Говорить о Грузии без волнения не может- переживает, жестикулирует, старается точно изложить мысль. И его дело, это объяснение сегодняшнего курса Грузии, реформ, конкретных внутренних или внешних политических решений, создание определенности с политическими кругами Запада. Что происходит в стране, как и почему развиваются те или иные политические события. "Сегодня связь внутренней и внешней политики очень тесная, разница все более сокращается. Смело могу сказать, что одна из наиболее интересных и волнующих процессов в Европе сегодня идет в Грузии. Это то место, где политика реально меняет жизнь людей и формирует будущее направление страны. Такой интересный процесс уже редкость даже в Восточной Европе. Это происходит по двум причинам: одно, что Грузия развивается в необычайно быстрой динамике, Революция роз смогла изменить общественную жизнь. И второе- будущее Европы зависит от того, сможет ли Грузия миновать российскую агрессию. Для меня участие в этом процессе наиболее волнующее".

Вместе с тем, естественно, многие аспекты раздражают- был бы он всемогущим, изменил бы российско-германские дипломатические отношения. Фактор России для него источник фрустрации. Реформы в Грузии осуществлялись в условиях постоянной опасности. Часто критики забывают, что существует опасность, которая в постоянном противостоянии с Грузией и более того, грозит этой стране поглощением: "Когда я говорю с европейцами или же с французами на эти темы, всегда говорю "мы, мы"… Коллеги смотрят удивленно и стараются понять, кто подразумевается под "мы", французы или грузины.

Он готов к дискуссиям с иностранными лидерами на любую тему. Однако полагает, что разговор должен начаться с реальной оценки сегодняшнего положения Грузии. "Сегодня 500 000 человек изгнаны, их вынудили покинуть собственные дома, то есть почти 10% населения превратилось в беженцев. 20% территории страны оккупирована и это дело еще не закончилось, и месяц не пройдет чтобы не произошла попытка инспирированного Россией террористического акта…Если европейцы не готовы признать эту реальность, тогда любая критика, мягко говоря, неуместна".

Любопытно, какие возникли впечатления у впервые приехавшего в Грузию Рафаэля Глуксмана, человека, который сегодня так тесно включен в европейское будущее страны: "Когда приезжаешь в Грузию, чувствуешь себя более европейцем, чем в Европе. Здесь не идет речь об архитектуре и среде, это чувствуется в людях, как они смотрят на свою страну, какие у них отношения друг с другом или к иностранцам. Здешние настроения гораздо более европейские, чем тех южных стран, которые входят в состав Европы. Для меня ментальная революция, это вытеснение постсоветской ментальности, постсоветского мышления, не очень отличающегося от советского мировоззрения. Часто во время поездки по западным регионам Грузии я замечал, как здесь ухожены дома и дворы, несмотря на то, что эти люди не так давно прошли адские трудности. Они строят и не ждут, когда придет государство для того, чтобы отремонтировать их имущество. Я думаю, что в Грузию возвращается та старая культура, которая была до установления советской власти".

Семья Глуксманов сегодня и завтра

О гражданстве Грузии задумался в последнее время. До того он не хотел пользоваться положением и получить гражданство, как советник президента. А сегодня он свободно может получить гражданство по семейной линии.

"Могу сказать, что я счастливый человек, и полагаю, что мои родители тоже разделяют мое счастье. Несмотря на то, что я далеко, они оба большие болельщики Грузии. Мою маму, которая не признает ни одну религиозную, языковую или национальную принадлежность, впечатляет, что моя супруга шеф полиции, заместитель министра внутренних дел в той стране, которая противостоит захватнической политике России. Это отлично вписывается в "правила внутреннего распорядка" нашей семьи, для моей мамы главное твердость".

После осмысливания этих историй создается впечатление, будто Рафаэль пошел по стопам родителей. Те вызовы и идеалы, которые дала ему семейная обстановка, принял осознанно, продолжил и по сегодняшний день старается оставаться верным своим принципам. Любопытно, ощущал ли противоречивость духа или протест к хорошо знакомой, обычной обстановке? Парадокс Рафаэля следует искать в его ответе: "Моим бунтом было бы, если бы я сказал, что хочу нормальную жизнь, хочу служить в Министерстве иностранных дел и стать реальным политиком. Потом сказал бы отцу, нет, нет, это не так, посмотри какая Россия огромная страна, или кого интересуют права человека в Китае? Это бы был очень скучный бунт, поэтому я выбрал не такой путь".

Жизнь в Грузии многому его научила, в том числе поставила под сомнение собственное происхождение: "Будучи в Грузии я понял, что я не еврей. Известно, что у евреев особая способность осваивать языки. Когда я приехал сюда, подумал, что разговорную речь я наберу из живого общения, однако ошибся. Мое окончательное и вызванное не меньшей ленивостью решение, научиться говорить на грузинском языке вместе с моим будущим сыном. Разговор это операция, коммуникационная система, я доречевой человек".

* мнения респондентов и авторов статей могут не совпадать с позицией портала "Грузия Online"


Информационно-аналитический портал Грузия Online
Новости Грузии, эксперты и аналитики о конфликтах (Абхазия, Самачабло), Грузия на пути в НАТО, геополитика Кавказа, экономика и финансы Грузии
© "Грузия Online", 2005, Тбилиси, Грузия,
Дизаин: Iraklion@Co; Редакция:Наш почтовый адрес
При использовании материалов гиперссылка на портал обязательна